Новая волна американских IT-компаний осваивает Китай, подчиняясь государству

Развитие событий: Шон Паркер: Филантропия для хакеров (10 июля 2015)

Оригинальная статья на Quartz. Перевод — Interweb Pro.

***

Facebook в Китае закрыли в 2009 году. Twitter заблокировали тогда же. Google свернул свой поисковый сервис в Китае после взлома государственными хакерами в 2010 году. Похоже, что Пекин давал крупным американским интернет-компаниям понять: либо вы играете по нашим правилам и цензурируете контент, либо не играете вовсе.

После ухода Google эти три компании так и не вернулись в Китай. Но за последние годы другие американские интернет-проекты отчасти преуспели в Поднебесной или, по крайней мере, стали чуть более стабильными, чем их предшественники.

Ситуация решаема, но не без жертв: предоставьте данные и контроль, и китайское правительство вручит вам ключи от рынка.

«Если вы хотите сейчас развивать интернет-бизнес в Китае, вы должны быть готовы к работе с китайским правительством, даже если это означает цензуру контента или предоставление доступа к своим базам данных», — говорит Бен Кавендер, директор China Market Research Group.

«Заметки слона» Evernote

В 2012 году Evernote, калифорнийский сервис для заметок, представил новый независимый продукт специально для китайских пользователей. Компания собрала локальную, почти независимую команду, которая занимается китайским направлением под названием Yinxiang Biji, что дословно означает «Заметки впечатлений», и имеет логотип похожий на слона Evernote. Компания запустила отдельное API для этого приложения, которое работает независимо от глобального Evernote, имеет функции шеринга в социальных сетях, локализованные платёжные сервисы и службу поддержки только для Китая.

И тогда Evernote поддались властям. В июне 2012 года в блоге компании, анонсирующем соглашение, генеральный директор Фил Либин заявил, что данные китайского Evernote будут находиться в Китае, и власти «смогут иметь доступ» к ним. Базы же глобального Evernote будут по-прежнему находиться в Калифорнии.

Это китайское соглашение вступает в прямое противоречие с долгосрочной политикой компании, которая заключается в том, что «есть определённые вещи, которые важны для нас, за которые мы боремся, и которые определяют каждое наше решение», а именно: пользовательская информация «только пользовательская», «защищена» и «мобильна».

Похоже, стратегия оправдала надежды, по крайней мере, по количеству пользователей. В ноябре 2014 года Либин сообщил, что у Evernote 11,5 миллионов пользователей в Китае, что делает его вторым по величине рынком компании после США.

Однако вместе с популярностью появились и новые государственные требования. В январе 2015 года компания отключила функцию публичного шеринга заметок, которая стала популярна среди активистов «Революции зонтиков» (протестное движение 2014 года — Прим. перев.) в Гонконге.

Навыки китайского LinkedIn

Linkedin, социальная сеть для деловых контактов, также открыто признала факт цензуры в Китае.

После того, как LinkedIn запустил отдельный сайт в Поднебесной в феврале 2014, он, как и Evernote, стал хранить пользовательскую информацию на территории страны. Вскоре компания столкнулась со скандалом, когда австралийский журналист Фергус Райан обнаружил, что запрещенный в Китае контент оказывается недоступен вне Китая. Тогда LinkedIn изменила свою политику и стала удалять подцензурный контент только в сетях внутри страны.

CEO LinkedIn Джефф Вейнер откровенно говорит о том, что принятие цензуры это компромисс для компании, когда она пытается расти. «Мы глубоко поддерживаем свободу слова и мы против ценуры», — сообщил он Wall Street Journal. «…[Но цензура], похоже, необходима, если мы нацелены на тот масштаб, который мы хотим предоставить нашим пользователям».

Очевидно, эта тактика принесла свои плоды. В июне 2014 компания объявила, что увеличила выручку с Азиатско-тихоокеанского региона на 64% до 46 млн долларов, значительная часть которых идёт из Китая.

Uber поддерживает социальную стабильность

Uber, кажется, ловко взял нужный курс в неспокойных китайских водах, несмотря на зарубежное происхождение и склонность быть причиной массовых протестов. Прошёл едва ли год с момента его выхода на рынок, а генеральный директор Тревис Каланик уже заявил, что компания совершает в Китае миллион поездок ежедневно (хотя некоторые считают, что эта цифра сильно преувеличена), завязала отношения с важным инвестором и партнёром Baidu и собирает очередной миллиард на экспансию во внутреннем рынке.

uber-and-baidu1[1]

Каланик (слева) и генеральный директор и председатель Baidu Робин Ли (Reuters/Kim Kyung-Hoon)

Uber отличается от большинства интернет-компаний, потому что его бизнес имеет прямое влияние на экономику. На местном уровне Uber отбирает работу у одних водителей, но создаёт рабочие места для других — это делает его гораздо более противоречивым, чем LinkedIn или Evernote, и гораздо более близким к Google и Facebook, по крайней мере, по масштабам изменений.

В Китае Uber был так же агрессивен, как и на других рынках: он игнорировал бюрократические угрозы, муниципальное давление и повторяющиеся требования о его закрытии.

Тем не менее, несмотря на кажущуюся бесцеремонность, Uber ясно дал понять, что находится на стороне властей по некоторым моментам, а именно по вопросу пекинского понимания социальной стабильности. Когда в двух южных городах Ханчжоу и Гуанчжоу разразились протесты таксистов, компания четко выразила свою позицию против демонстраций.

Компания заявила, что водители будут отслеживаться через GPS и им грозит увольнение, если они приблизятся к бунтующим городам. Если правительство когда-либо обвинит Uber в инициировании нестабильности, то компания сможет предъявить эти меры, как доказательство обратного.

Это подчеркивает огромный контраст в поведении Uber в США, где он постоянно призывает пассажиров и водителей к сплочению под своими знаменами.

Uber, как Evernote и LinkedIn, хранит данные китайских пользователей в Китае. Это означает, что гипотетически правительство может знать о всех передвижениях пассажиров и водителей. Однако в случае Uber’а его китайская политика конфиденциальности по крайней мере не так разительно отличается от их же политики в США, которая тоже вызывает критику.

Идеализм или рост?

Нужно ли винить Evernote, Uber и LinkedIn за то, что они предоставляют властям пользовательскую информацию и подвергают цензуре контент для китайских потребителей?

Теперь многие скажут, что этот вопрос звучит совершенно неуместно. Google и Facebook, как образцы идеального провала в Китае, всё же продолжают стучаться в эту дверь. Говорят, что Facebook открыл офис в Пекине и намеревается создать здесь некий продукт для конечного пользователя. Увлечение Марка Цукерберга Китаем выглядит довольно продуманным. В то же время ходят слухи, что Google разрабатывает новый магазин приложений для Китая, чтобы получить пользователей без привязки к своему поисковому сервису.

«Google решил встать в позу, и этим они надёжно заперли себя за пределами рынка», — говорит Кавендер. «Бизнес должен задать себе вопрос, насколько важен Китай для их роста и какова долгосрочная перспектива в этом регионе», — добавляет он.

Представитель группы наблюдателей GreatFire под псевдонимом Чарли Смит (группа собирает информацию о цензуре в Китае) считает, что компании могут зарабатывать в Китае без того, чтобы впутываться в этические дилеммы. Он указывает на Twitter, как удачный пример компании, которая зарабатывает в Китае, продавая рекламное пространство местным компаниям, но избегает этических ловушек, связанных с работой социальных сетей здесь.

«Они понимают, что [эти проблемы] существуют в Китае и что они не могут взять и самостоятельно начать фильтровать все сообщения платформы — или они могли бы, но всё же решили, что это совсем не их задача. Но они в Китае, они участвуют в конференциях и призывают китайских рекламодателей размещаться в Twitter. Это здорово», — говорит Смит.

Тем не менее Смит считает, что LinkedIn и Evernote создают опасный прецедент для других интернет-бизнесов, нацеленных на Срединное государство. «Всё больше американских компаний будут считать, что работать с китайцами, как со второсортными пользователями, это нормально» — говорит он.

Добавить 16 комментариев

  • Ответить
    Юрий Синодов Основатель Roem.ru, sinodov.com

    Такое ощущение, что «выпускник журфака» (в худшем гиперболизированном проявлении) писал.

    По простому — политически озабоченные граждане приносят компании 0,01% дохода. В тех странах, где на политически озабоченных граждан всем наплевать - это не играет никакой роли.

    В странах, где на них смотрят, эти 0,01% пользовательской базы приносят половину проблем бизнесу.

    Вопрос: почему бизнес должен про этих граждан вообще думать? Потому что иначе Quartz не одобрит?

  • Ответить

    Потому что хвост длиннее чем кажется. Если создать физическую модель газа как множества шариков (молекул), свободно летающих в пространстве, то эта модель не сможет описать такую простую вещь как температура.
    Политически «озабоченные» граждане являются на самом деле _активными_ гражданами, в отличие от инертного балласта, и соударяются с окружающими. Поэтому инертный мелкий лавочник, задача которого просто тихо скрысить налоги и не дать конкурентам засунуть нос куда не надо, смотрит на политически активных граждан, чтобы понять можно ли пользоваться той или иной платформой with reasonable expectation of privacy. Ибо благодаря тем же самым «озабоченным» гражданам он отлично знает что где борьба с экстремизмом, там и обычный коммерческий шпионаж. Потому что на борьбе с экстремизмом виллу в Ницце не купишь.

  • Ответить

    что значит «предпочту»? в ресторан с ним сходить или переспать? любой клиент создает нагрузку на сервис и приносит прямой (платящий) или косвенный (бесплатный) доход. и мои «предпочтения» базируются на балансе этих двух параметров, коим я в значительной степени могу сам управлять. у нас были клиенты, которые приносили нам очень много денег и очень много проблем с ФБР и FCC, были которые почти не приносили денег, но тем не менее приносили проблемы, ну и куча промежуточных вариантов. отбирать вручную молекулы в газе в стиле демона Максвелла это очень немасштабирующееся занятие. то есть оно актуально когда у вас меньше сотни розничных клиентов.

    ну или я не понял вашего вопроса.

  • Ответить

    при этом, замечу, для клиентов, приносящих нам кучу денег и ноль проблем было важно как мы решали проблемы у тех, кто приносил с гулькин хрен денег и массу проблем. очень важно.

  • Ответить

    Выбор есть, конечно (надеюсь все понимают условность деления клиентов на «активных» и «пассивных» и понимают, как это отражается на их потребительском поведении в том числе).

    Так вот: активные клиенты благо исключительно для нового бизнеса. Поскольку именно за счет них строится клиентская база — неоткуда новоявленной компании взять клиентов кроме как приманить чем-то. Сервисом, скидками, паникой «все пропало» (для медиа) — что угодно.

    Потом, когда клиентов уже много, большая доля среди них «активных» — это зло для бизнеса. Потому что как только ты перестаешь для них быть модными — они от тебя сбегают. Вот делала-делала Toyota модные-экологичные Prius, а потом, хлоп, пришел Маск и сказал, что гибриды ерунда, электричество рулит и Prius сейчас спасает только цена. Практически любой покупатель Tesla это непроданный Prius:
    http://www.wired.com/2014/03/tesla-model-s-toyota-prius/

    Можно посмотреть на российские банки, тут тоже «активных» выше крыши: «Пацаны, вперед, у Связного-банка кэшбек 3% и большой процент на остаток!!!» (сам бегал, знаю). Потом: «Все назад, тут лимиты на снятие, уходим к Тинькову».

    Безусловно, многим это интересно, чувствовать себя царем горы среди самых модных клиентов, но в целом бизнесу проще когда пользовательская база консервативна. А то будешь как MySpace — модный-модный, а потом труп продадут за копейки.

  • Ответить

    А компании, у которых пользовательская база 100% консервативна и тихо делает свое дело, тихо платя деньги, становятся компостом для молодых и модных и многие о них через 5 лет и вспомнить не могут. В лучшем случае — продаются за прайс своей юзербазы кому-то молодому и модному, кому надо разбавить своих истеричных белок-хипстеров тупо платящими бабки пиджаками. Но не наоборот, заметьте.
    Я этот эффект, простите, вижу совершенно безблагодатно в своем личном кармане — если бы кое-кто не любил бы так консервативных клиентов, то я был бы примерно на 20% богаче чем я сейчас. И я прекрасно понимаю что мне мой сток надо спихнуть на любом подвернувшемся локальном максимуме, потому что я уже с хорошей вероятностью знаю кто придет на смену моей компании, которой я отдал без малого 5 лет жизни (за сущие копейки, как выяснилось, но кроме денег там было много хорошего, что, впрочем, тоже кончилось).

  • Ответить
    Юрий Синодов Основатель Roem.ru, sinodov.com

    Вот, как я понимаю, вы уже говорите, по сути, что должен быть какой-то баланс. А не то, что надо ставить «активистов» во главу угла.

    Верно же?

  • Ответить

    Я в самом первом комментарии именно это и написал. Невозможно поделить вручную молекулы на быстрые и медленные, можно только заморозить нахрен до абсолютного нуля и забыть об этой проблеме. Ну так и получится труп.

  • Ответить

    >> становятся компостом для молодых и модных и многие о них через 5 лет и вспомнить не могут

    Да вы оптимист.
    Обычно всё же они тихо продолжают делать своё дело, покупают тех-этих и продолжают консервативно работать. Тут ключевое слово — не расслабляться.

    А вот стоит расслабиться хоть консервативным, хоть прогрессивным и они действительно компост.

  • Ответить

    > Так вот: активные клиенты благо исключительно для нового бизнеса.

    Это точно.

    Причем, в России этот сегмент потребителей очень четко определен.
    Кондолиза Райс писала про них:
    «у них есть свои квартиры, они обставляют их мебелью из Ikea и балуют детей в «Макдональдсе». Они тоже привыкли к нормальной жизни, и у них другие планы на будущее.»

    Вопрос — что делать, если среди клиентов большинство составляют именно «активные».

  • Ответить

    > Так вот: активные клиенты благо исключительно для нового бизнеса.

    Любой бизнес предпочтет клиентов, которые исправно платят деньги и не задают вопросов. Если ресурсов не потребляют — вообще идеально. (У меня был приятель, которому очень нравилась EVE Online. Играл он в нее так — заходил раз в неделю, ставил на прокачку новые технологии и уходил. Приятная, говорил, игра — можно ничего не делать. Думаю, CCP Games он тоже очень нравился, поскольку абонентку платил исправно). Вопрос — где ж таких взять?
    К сожалению, пассивные клиенты ходят за движухой, которую создают активные клиенты. Активные клиенты создают buzz — в прессе, в социалках, через агенство ОБС, - и если его достаточно много и он достаточно постоянен, то пассивные клиенты начинают потихонечку переползать. (К примеру, вышеупомянутый приятель попал в EVE Online потому, что у был другой общий приятель, который сидел там все свободное время и, разумеется, прожужжал нам все уши.) Поэтому, да, все верно, молодой бизнес без активных клиентов не может — ему просто неоткуда взять пассивных. Старый бизнес с солидной клиентской базой может достаточно долго прожить и на одних пассивных, но, как метко заметил kikap, отсекая активных он превращается в компост — медленно, но верно будет ползти вниз, если не одумается.
    История самых разных бизнесов показывает, что резко настроить против себя 0.01% активистов — это чревато. Вспомните истории Найка и Адидаса с условиями работы на их фабриках ЮВА, или Apple с теми же китайскими поставщиками. А еще были испытания косметики на животных, «кровавые брильянты» и наверняка многое другое, что сразу не вспоминается. Во всех случаях это были темы, которые по большому счету пофиг пассивному клиенту, но очень небольшой процент активистов (даже меньше 0.01%) успешно создавал достаточный фон, чтобы поставить под угрозу конкурентное преимущество компаний и заставить их принять какие-то меры.
    Возвращаясь к Китаю — сейчас пора относительного потепления отношений между Китаем и Западом (по сравнению даже с 5 годами тому назад); Китай не сильно лютует в отношении прозападных активистов, Запад не сильно обращает внимание на привычные цензуру и проч., экономические связи активно развиваются. Но ситуация довольно шаткая (Южно-китайское море и т. д.) и если она в будущем взорвется, то активисты припомнят упомянутым компаниям все и им предстоят нелегкие времена неприятных выборов.

  • Ответить

    как-то незаметно озабоченные политикой граждане подменились на довольных качеством и рассказывающих об этом

  • Ответить

    Активные пользователи гораздо чаще рассказывают о недовольстве качеством/поддержкой/политикой/фазой луны. Такова человеческая природа.