Сергей Орловский, CEO Nival

“Тренд на ближайшие 30 лет зададут игры”

Основатель и CEO геймдев-компании Nival Сергей Орловский рассуждает о главных событиях года — о плане Мильнера, зачем после “Аллодов” и “Блицкрига” вкладываться в совсем другие игры и почему бессмысленно доказывать властям их неправоту

Успех года: виртуальная реальность

Если брать глобальный рынок, то главный прорыв за VR, который в этом году поддержало огромное количество компаний. И все идет к тому, что в 2016-м эта история из гиковской начнет превращаться в массовую.

Проблема года: рынок слишком мал (опять)

С падением рубля российский рынок просел почти в два раза, и мы вернулись к ситуации 5-летней давности. Год хорошо показал — привлекательность локальных платформ уменьшается, а зарубежных — растет. И чтобы заработать, нужно ориентироваться на другие рынки. В 2016-м у нас появятся проекты, полностью заточенные под эту стратегию.

Инвестор года: Юрий Мильнер

Мильнер не побоялся направить 100 миллионов «на НЛО». Это решение человека с другой, и я бы сказал, с лучшей планеты.

Обычно стратегии в ИТ не отличаются креативностью: просматриваешь новости про Google, Facebook, Airbnb, Alibaba — и видишь закономерные, рациональные шаги, за которыми стоят понятные цели и технологии.

А Юрий своей репутацией легитимизировал целое направление — второе, на мой взгляд, по важности после ИИ, если брать экзистенциальные риски для нашего вида. Если работа над созданием искусственного интеллекта давно стала делом привычным, то поиск внеземного разума до недавнего времени считался делом крайне спорным.

Человек года: Марк Цукеберг

Многие известные миллиардеры уже подписали Giving Pledge и обязались передать не менее половины своих состояний на благотворительность, но Марк вырывается на новый уровень. И, конечно, сегодняшняя новость, что он отдаст 99% своих акций Facebook в благотворительный фонд, настолько контрастирует со вчерашним расследованием про семейство Чаек, что окончательно рвет мозг.

Тренд на десятилетия: учиться строить отношения с теми, кто умнее

Мы привыкли к тому, что мы на этой планете самые умные. И все институты, все структуры у нас заточены под это. Но ситуация в ближайшие три-четыре десятка лет может изменится.

Мы либо придумаем суперинтеллект, который будет умнее нас. Либо все-таки найдем кого-то во Вселенной (вот в чем план Мильнера). Либо изменим себя интеллектуально до неузнаваемости.

И получается, все, что мы делаем, должно быть подчинено решению одной задачи — научиться выстраивать отношения с сущностью, которая умнее нас.

Тренд года: обучающие игры

Проблему ограниченного доступа к знанию мы вроде бы сняли. Проблему мотивации к постоянному образованию — нет. А ведь куда ни копни — всюду упрешься в тему образования.

Uber подрывает рынок такси, Airbnb — рынок гостиниц, SpaceX — космическую отрасль. Пора делать тоже самое с образованием — делать его в три-четыре раза эффективнее. На сегодня ИТ-индустрия полностью готова к этому.

Вот есть огромный рынок образовательных игр — но они унылы. А должны стать крутыми. Круче, чем те, в которые мы играем просто так. Слияние образовательной и игровой индустрий — очевидный шаг в эту сторону.

Этот тренд проявит себя на горизонте нескольких лет, но начинать копать его нужно сейчас. Мы пока за год выпустили две небольшие VR-игры — InMind и InCell. Но, кажется, уже нащупали точку, в которой образование в играх становится крайне увлекательным, так что готовим еще одну игру на следующий год.

А пока сравниваем, что круче — VR-образовалки или «обычные» Defenders-2, которые выйдут в январе. Половина компании пока за Defenders.

Неудача компании: асинхрон в «Блицкриг 3»

Не хочу рассказывать про чужие неудачи, расскажу про свои.

Создавая «Блицкриг 3», мы сфокусировались на асинхронном режиме мультиплеера, но быстро выяснили, что это не совсем то, что хотят наши игроки.

Так что начиная с лета пришлось срочно вводить синхронный режим и менять большую часть игры. Из-за этого пришлось задержаться в альфа-версии гораздо дольше, чем мы планировали. Доработки продолжаются до сих пор и у нас еще есть планы на следующий год.

Война года: мессенджеры

У меня 6 мессенджеров, в которых я активно живу. Это совершенно безумная ситуация, и понятно, что долго она не продлится. Борьба мессенджеров — одна из самых важных интриг в мире сервисов. И за ней интересно наблюдать.

Каждый сделал свою ставку: Facebook Messenger — на фейсбучную же аудиторию, WhatsApp — на то, что были первыми, Telegram — на секьюрность, Slack — на корпоративность, Viber — на голос, Skype — на видео-конференции.

На Востоке всех победил WeChat, а вот кто станет лидером на Западе — еще вопрос.

Медиа года: летсплееры

Летсплееры всего за год-полтора сместили акцент издателей игр со взаимодействия с 2−3 крупными сайтами на работу с массой небольших каналов в Youtube и Twitch. Их совокупное влияние и покрытие аудитории уже больше, чем у всех игровых изданий. И это совершенно новая парадигма для игровых медиа.

Закрытие года: Рутрекер

История с Рутрекером показала, что тормозов больше нет. И то, что мы скатимся в «китайскую модель интернета» — лишь вопрос времени.

Власти принимают тактические решения — и получают сиюминутный результат. Объяснить им, что это стратегически вредно и неправильно, в таких условиях невозможно.

Добавить 3 комментария