«Люди не понимают ценность своих данных, но это не даёт права призывать к цифровому коммунизму», — критика предложения Касперской о национализации данных

[О безумном предложении Натальи Касперской «данные должны принадлежать государству»]
Disclaimer: то, что я пишу ниже не является официальной позицией компании «Лаборатория Касперского» и является моим личным и профессиональным мнением. Но молчать я не могу.
Сегодня Наталья Касперская выступила с заявлением о том, что пользовательские данные «должны принадлежать государству, так как пользователям они не принадлежат». Простите, но я не могу согласиться. Подобную позицию считаю не просто неконструктивной, но и опасной для страны и, в долгосрочной перспективе, - всего человечества.
Человек от природы наделен правом владения тем, что ему принадлежит – своим телом, своими поступками, своими мыслями, наконец – продуктами своего интеллектуального труда и вещами, которые он смог приобрести в обмен на действия своим телом и разумом. Более того, концепт собственности на свои мысли и поступки лежит в самой основе юридической концепции права – преступника сажают в тюрьму именно за то, что _именно_он убил человека, а владелец патента Y – получает комиссионные потому, что именно именно_он придумал запатентованную идею – она ЕГО. Считать, что распределение собственности на ПРАВО ВЫБОРА (как именно использовать свое время на Земле) может строиться по какому-то иному принципу = вмешиваться в природу вселенной, ибо моментально появляются лазейки – так, обладая всеми поведенческими данными на людей, их можно начать осуждать за то, чего они еще не сделали (и не факт, что сделают). На это не имеет права ни один индивидуум или организация.
Я два года провел с биочипом в руке – моя команда достаточно исследовала опасность тотальной слежки за человеком и возможных манипуляций с его поведением на основе анализа и модификации его поведенческих патернов. Я увидел возможное будущее и ужаснулся. Поэтому все мои силы, знания, эмоции, опыт, - брошены на недопущение этого будущего, где над человеком установлен тотальный контроль.
Я провел достаточно экспериментов над собой, чтобы иметь полное право на следующее профессиональное мнение: персональные данные являются неотъемлемой частью человеческого тела и его биологических показателей. Предлагаю отныне и впредь считать пользовательские данные слоем биологического ДНК. Цифровым ДНК, если угодно. И относиться к нему соответственно: эта уникальная для каждого из нас информация, записанная в нас (по сути, это так), должна физически и юридически принадлежать человеку, который ее производит. Ни одно государство или провайдер сервиса, никто в этой вселенной не должен иметь право полного и пожизненного доступа к цифровому ДНК человека без его осознанного согласия. Потому что, имея доступ к цифровому ДНК, можно идентифицировать любого человека в сети без логинов и паролей, можно управлять его желаниями, его путешествиями и перемещениями, его способностью к репродукции, его тягой к знаниям, искусству, его вредными привычками и зависимостями. И это не шутка.
Я подчеркну слово «осознанного», так как текущая ситуация, в которой пользователю не предоставляют выбора, но тыкают носом в ультиматум – «Примите пользовательское соглашение или в сервисе будет отказано», - неприменима и аномальна. Она в сути своей является таким же преступлением, как обмен золота на стекляшки у местного американского населения первыми конквистадорами, или обман ребенка, который может отдать вам что-то бесценное вроде гипотетических чертежей гипер-двигателя в обмен на конфету, просто потому, что он не понимает то, что он отдает.
Да, люди в массе своей не понимают ценность своих данных. Лишь единицы понимают, что это не просто аналог золота, данные – это новая единая универсальная валюта, новая нефть, единственное, что представляет ценность в подключенном к Сети мире. Но это НЕ ДАЕТ ПРАВА ОБМАНЫВАТЬ людей, вовлекать в схемы по условно-легальному отъему данных и, тем более, призывать человечество к цифровому коммунизму, - заявляя, что данные человека должны принадлежать государству. Этот концепт ущербен в сути своей и в долгосрочной перспективе приведет к цифровому рабству, ничему иному. Если данные будут принадлежать кому бы то ни было, кроме самих людей, система (не важно кто ее представляет, компания типа Goolge, или государство Х), - с гарантией 100% не сможет эти данные эффективно защищать (взломать можно все), но главное – оно сможет их использовать в эгоистичных интересах меньшинства – анализ больших данных позволит управлять ростом, развитием и поведением масс – мечта любой диктатуры, прекрасно описанная в романе «1984» Джоржа Оруелла (кто еще не читал – настоятельно рекомендую начать читать прямо сейчас, ибо мир 1984 – это именно то, к чему призывает Наталья Касперская).
Я не могу допустить ситуации, в которой права человека на иррациональное поведение и собственную свободу выбора являются предметом торговли людей, которым эти данные НЕ ПРИНАДЛЕЖАТ. ЭТО НЕ ИХ СОБСТВЕННОСТЬ И ОНИ НЕ ИМЕЮТ НА ЭТО ПРАВА! Так же, как глава совхоза не имел право на отъем частной собственности честного фермера в период «раскулачивания», нацистская Германия не имела права называть Польшу «восточным Рейхом», а компании типа Гербалайф не имеет права называть свою MLM-продукцию сертифицированными медикаментозными препаратами.
Нежелание и неспособность создавать революционные инновационные технологии, меняющие глобальную парадигму управления частной собственностью на цифровой ДНК, - не оправдывает популистских слоганов и призывов отдать данные в государственную собственность.
Всегда есть два пути, простой и правильный. В своей позиции, Наталья предлагает выбрать простой – насилие. Я от всего сердца публично говорю, что я с такой позицией не согласен. И что лично я сделаю все, что в моих силах, чтобы создать технологию, которая защищает людей от тотального контроля над цифровой личностью. Даже если на создание уйдет вся моя жизнь, миллиарды долларов и сотни споров, - я не остановлюсь.
И призываю всех применить свои знания и опыт к тому, чтобы помочь вернуть людям их природное право на то, чтобы никому ничего не объяснять. А не путем популистских слоганов обманом вовлекать государственных чиновников в принятие ошибочных решений, за которых их дети и внуки будут их ненавидеть всем сердцем. Государство это всегда бизнес. Бизнес не имеет ничего общего с задачей развития человечества как биологического вида. Бизнес – зарабатывает деньги. И один только этот аргумент не дает государству права на владение нашими цифровыми данными.
Ваш,
Евгений Черешнев
p.s. это не попытка обидеть кого бы то ни было -
это призыв думать масштабнее.

Posted by Evgeny Chereshnev on Wednesday, 30 November 2016

«Управлением данных должно заниматься государство, потому как пользователи этим заниматься не могут, а сервисы — не заинтересованы», — Касперская поясняет позицию о национализации данных

Добавить 15 комментариев

  • Ответить

    Человек от природы наделен правом владения тем, что ему принадлежит

    от природы не наделен, только в рамках существующих общественных отношений. владение вещами «от природы» познается учениками младших классов, когда более сильные присваивают себе вещи более слабых.

    призывать человечество к цифровому коммунизму, — заявляя, что данные человека должны принадлежать государству.

    слово «коммунизм» происходит от слова communis — общий. а государство это аппарат насилия в руках правящего класса. скорее можно говорить о тоталитаризме, но тоталитаризм не есть коммунизм.
    при этом существующий порядок вещей, когда данными почти всех людей в мире владеют и обрабатывают американские компании автору не кажется тоталитарным или неправильным, а когда русская женщина говорит о том, что этот порядок порочен и нужно данные о наших гражданах хранить и обрабатывать хотя бы в России, автор рвет и мечет, вспоминая почему-то коммунизм.

    лично я сделаю все, что в моих силах, чтобы создать технологию, которая защищает людей от тотального контроля над цифровой личностью. Даже если на создание уйдет вся моя жизнь, миллиарды долларов и сотни споров, — я не остановлюсь.

    главный вопрос, конечно же — чьи будут те миллиарды, которые автор готов потратить.

    какая-то безграмотная писулька хипстера, честное слово.

  • Ответить
    Andrey Ignatov Kickidler

    То что говорит Касперская в последнее время (перехват звонков сотовых в офисе, передача государству прав на персональные данные…) не имеет никакого отношения к реальности.
    Это чистый маркетинг, призванный привлечь внимание к компании. И очевидно, что он работает.

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Ну да. Не имеет. Действительно, Рабочая группа при АП и её подгруппа Интернет +Общество, возглавлямая Натальей и работающая по поручению Президента #10 от29.01.2016 про пользовательские данные — это же чистый маркетинг.

  • Ответить

    >>Человек от природы наделен правом владения тем, что ему принадлежит
    >>от природы не наделен, только в рамках существующих общественных отношений.

    Наделён правом именно «от природы», а вот реализует свои права в рамках существующих общественных отношений.

    >>критика предложения Касперской о национализации данных

    А где там критика по сути? Там не критика. Там дополнение первого требования о защите нашей бигдаты от чужих, ещё и требованием о защите персональных данных человека от бигдаты, как таковой) То бишь правильно — нужно защищать человека от того, чтобы он вливал свои данные в бигдату, но это не против первого, это — в дополнение. Ну да, оба заявления могут быть элементом маркетинга). Не понятно только зачем с чипом в руке жить нужно было 2 года, чтобы всё это понять.

  • Ответить
    Владимир Мяу и компания

    Вы абалдели чтоль? Любое право — это исключительно продукт общественных отношений. В обществе есть некий консенсус баланса сил и средств, и некий список прав типа таблички Хаммурапи. А если таблички Хаммурапи нет и никто вам про список ваших прав не сказал, значит никаких прав у нас нет (кроме права сильного конечно же, но это право в совсем другом смысле слова).

  • Ответить

    >>А если таблички Хаммурапи нет и никто вам про список ваших прав не сказал, значит никаких прав у нас нет

    Это психология раба)
    Ну, мы же не в юридическом смысле. Понятно, что в юр смысле, право определяется законом. Понятие человеческих прав шире и фундаментальнее понятия «право») Юр право рождается из осознания прав человека т.д.
    От природы у всех равные права, но разные возможности. Потом, в чел обществе, в силу вступает закон кольта и договоренности (право сильного и юр право).

  • Ответить
    Владимир Мяу и компания

    Вот я и говорю: «от природы» у человека есть только одно право — право сильного (особенно если он уже выдавил из себя раба). А рассуждения о том, что сверх этого у него есть еще какие-то «естественные» права — это такая же говорильня, как рассуждать о божественном зерне и разного рода атсралах. :)

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Я не думаю, что чувак что-то понял за два года.
    Не факт, что там есть свои родные органы для этого, придётся ждать чипа.

    Наталья построила супер-компанию. Международную, прибыльную, большую.
    В ней от размера и прибыли образовались тёплые карманы, где можно годами вживлять себе чипы. В этих карманах от тепла и сырости завелись хипсторы. В уме хипсторов от комфорта и отсутствия ответственности завелись квазимысли.

    Например, что он, хипстор, потратит чьи-то миллиарды долларов, чтобы защитить цифрового себя от воображаемых цифровых сатрапов.

    Или что, например, он, хипстор, теперь умнее основателей компании, которая платит ему деньги за пирсинг.

  • Ответить

    Наделён правом именно «от природы», а вот реализует свои права в рамках существующих общественных отношений.

    это идеализм. покажите мне право на владение чем-либо «от природы». младенец «от природы» не владеет даже мамой, всё происходит совсем даже наоборот, что уж говорить о каких-то других правах.

    Понятие человеческих прав шире

    еще Чернышевский писал, что права человека это «каждый имеет право есть с золотого блюда, если оно у него есть», и по сей день ничего в этом смысле не изменилось.

  • Ответить

    Ответьте на один простой вопрос. Сможет ли любой гражданин России после принятия этого закона где-нибудь в приложении «Госуслуги РФ» поставить следующие чекбоксы?

    1. «Я разрешаю Гуглу, Твиттеру и прочим фэйсбукам хранить мои персональные данные и мои БПД в Калифорнии».

    2. «Я запрещаю российским властям конкретно мои личные персональные данные Гугла, Твиттера, FB, а также мои БПД Гугла, Твиттера, FB хранить в дата-центрах в России».

    Естественно, со всякими там «Государство предупреждает, что защищать от злого Фейсбука вас не будет» — «ОК, согласен, ставлю чекбокс». И еще: «Государство все равно настойчиво просит хранить копию ваших БПД в России» — «Нет, не согласен, больше не спрашивайте, решение принял. Чекбокс, ОК.»

  • Ответить
    Владимир Мяу и компания

    Сначала хотел сказать, что не отказался бы от такого чек бокса: «ОК, сделайте так, чтобы Моммона не мог оставлять более 3-х сообщений в месяц на всех сайтах вместе взятых». Но потом подумал, а ведь Чикатило наверно мог бы быть добрым, как почтальон Печкин, если бы у него была возможность много болтать в интернете. Так что нет, я против чек бокса.

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Нет, не мог. Увы, с чикатилами дорога в одну сторону, мне кажется. По крайней мере, так рассказывают те, кто с ними по работе сталкивается.
    Даже с Моммонием, боюсь, дорога в одну сторону.

    Обычный путь: от разового адюльтера → к постоянным любовницам → к содержанкам → к проституткам → к малолеткам. Потому что доза греха всегда повышается.
    Поскольку на каждом этапе происходит повышение драйва и понижение усилий, упрощение логистики (за проституткой не надо ухаживать, подарки и прочее), то движение всегда именно вниз.

    С педофилами та же история. Педофильскими сайтами пользуются две категории в их же терминологии: белые-пушистые (это те, кто просто смотрит фотки-видео с детьми), и «факеры». Это те, кто реально совершает подходы к детям или пользуется публичными домами с малолетками.
    Так вот миграция происходит только из первой категории (присматривающихся) во вторую (попробовать наконец). И никак иначе, как говорят оперативники.

    Так что даже аутичный Моммоний, если долго будет ходить к проституткам, постепенно спустится ниже и ниже.

  • Ответить

    > к проституткам → к малолеткам

    Да, я за деньги хожу к индивидуалкам, но меня привлекают зрелые взрослые женщины 32−37 лет, а кто моложе — как-то не привлекают вообще и сексуальными объектами не являются для меня. Стать педофилом я не смогу никогда, потому что отторжение, не привлекают, не хочу. Причем с детства как-то так, именно «взрослых баб» воспринимал с вожделением. А потом программистом стал и деньги появились.

  • Ответить

    Я бы сделал такой чекбокс на чуваков, которые с серьезным видом рассуждают на темы, в которых ничего не понимают. Например про то, что эмиссию осуществляют коммерческие банки, а не центробанк. Или про процветающий русский сапр Edа и фабы. ИИ и нейронные сети как панацею. Или про разработки академика Бункина, которые никто никогда не повторит и про которые можно узнать только за стаканом от непосредственного якобы участника. Но тогда бы здесь незабаненным остался бы только Моммоний, как самый безобидный Тролль.

Для добавления комментария войдите или зарегистрируйтесь.