Кто владеет компанией в IT

Кто владеет компанией в IT?

Вокруг ульяновской веб-студии “My Media” на днях развернулась история, в которой совладельцы компании обвинялись в рейдерских захватах, переделе власти и ресурсов, но по факту все намного прозаичнее: год назад владельцы компании разошлись во взглядах на вектор развития компании и это стало причиной разногласий. В течении всего года возникали конфликтные ситуации и поднимались вопросы о дальнейшем развитии компании и продаже долей. В итоге все пришло к тому, что сначала один из совладельцев отстранился от операционной деятельности веб-студии, а теперь и двое других также решили оставить управление компанией, передав дела новому наемному директору. Однако один из владельцев с таким вариантом развития событий не согласился, и он развязал информационную войну против его уже бывших партнеров и собственной компании. Как одному из участников вышеописанных событий мне хотелось бы изложить свое видение на то, кто действительно владеет IT-компанией, кто ей управляет и какие риски существуют для владельцев при полном отстранении и делегировании управления.

Можно ли быть акционером компании занимающейся разработкой?

В бизнесе заказной разработки ПО не существует такого понятия, как акционер общества, co-founder, co-owner. Рано или поздно в компании, совладелец которой перестает принимать участие в операционной деятельности, возникает ситуация обмана на его взгляд, и необходимость формального закрепления его фактического отсутствия на взгляд глубоко погруженных в текущую деятельность организации других собственников: ее процессы, коллектив, партнеров, клиентов. Рынок знает множество примеров таких событий — какие-то заканчивались безболезненно, какие-то не очень. А в чем причина? Почему это рано или поздно происходит? Ведь, как говорится, если что-то произошло один раз, то это случайность, два раза — совпадение, три раза — уже закономерность.

Попробуем копнуть глубже и посмотреть на типичную компанию, которая работает а области заказной веб-разработки, и то, что она из себя представляет.

В первую очередь IT-компания — это коллектив. Существенная часть всех затрат прямо или косвенно связаны с людьми, их содержанием и мотивацией. Второй важный актив — текущие клиенты: каждая компания старается наработать определенный пул клиентов, с которыми у них идет постоянная работа, в итоге одни получают продукт, а другие — работу и деньги. Входящие заявки и бренд тоже являются активом, но, на мой взгляд, компании, в которых это имеет ценность, можно посчитать по пальцам одной руки. Но что такое ценность бренда и почему не все компании имеют такой актив ? Представим ситуацию: компания каким-то неведомым способом потеряла в один момент всех клиентов, но это не страшно, есть сотни других клиентов, желающих работать только с этой компанией. Или потеряла в один момент всех своих сотрудников, но завтра придут сотни желающих занять их места.

В компаниях, которые занимаются заказной разработкой, продуктом является “ручной труд” людей, здесь нет станков, сырых материалов, складов, логистики и зданий. Здесь есть заказы, которые нужно обработать, люди, которые могут это сделать, система, микроклимат и созданные руководителем правила, которые и соединяют это воедино.

Когда компания начинает свою деятельность, огонь в глазах ее создателей затмевает все трудности, и, когда все складывается удачно, желания пересекаются с возможностями, умения и знания с удачей — компания растет, и никто не думает о сложностях будущего, решая проблемы по мере их поступления. Очень часто происходит, что такие компании появляются благодаря усилиям нескольких человек, и, радуясь первым результатам, никто не смотрит, кто из коллег внес большой вклад, а кто меньший. Постепенно, когда процессы стабилизируются, становится прозрачным, кто чем в компании занимается и занимался всегда — кто является ключевыми персонами в важнейших процессах компании: топ-менеджеры, лидеры, сэйлзы. Кто-то из них практически с нуля собрал команду, которая работает с ним, и ни с кем другим, потому что он их лидер, кто-то нашел ключевых клиентов, и у него есть контакты, он для них лицо, представляющее компанию. В любой ситуации люди всегда работают с людьми, не существует b2b — в любом бизнесе, а тем более где зависимость от коллектива значительная, коммуникация осуществляется людьми. И чем дольше это происходит, тем более плотна связь, клиент с менеджером становятся уже практически родными (поэтому так распространены случаи, когда клиент забирал менеджера студии работать в свою компанию). Для людей, которые пришли совсем молодыми и неопытными и несколько лет проработали с одним начальником, который решал его проблемы, учил, наставлял, с которыми они вместе проводили по 9 часов в сутки, в одной упряжке, руководитель уже стал “отцом” для коллектива. Уход ключевых людей всегда ущерб, за ними уходят и их активы — это может быть как часть команды, так и часть клиентской базы.

Бывает и другие люди — невидимки. Они всегда чем-то занимаются, но никто не может точно ответить чем, иногда даже они сами. Когда такие люди исчезают из компании, и дела не ухудшаются, значит можно сделать вывод, что ничего принципиально важного они и не делали. А если с уходом таких людей дела начинают идти в гору, значит они и вовсе мешали. Иногда же получается, что людям в компании становится просто не интересно заниматься текущей деятельностью: наступает творческий кризис, не устраивает направление развития компании — могут появиться сотни других причин, когда наступает момент “нам дальше не по пути”. Если речь идет об обычном наемном сотруднике в любой сфере экономики, то он, как правило, просто увольняется. Но если это кофаундеры, то начинается то случается момент, когда надо разойтись, а сделать это безболезненно для всех участников иногда бывает сложно.

Понятна взаимосвязь между ключевыми составляющими бизнеса и ключевыми людьми, кто этим руководит. По документам владельцами могут быть кто угодно, по факту компанией владеют те, кто имеет власть над ключевым звеньями, кто реально работает в самом классическом понимании этого слова. На почве этого несоответствия должностей и обязанностей и рождаются разногласия — особенно когда те, кто занимает ключевые позиции, начинают понимать, что компания реально строилась благодаря им, а невидимки просто формальные участники. В целях дальнейшего развития компании приходится принять трудное решение о том, что “невидимки” не нужны, или того хуже, мешают развитию. Это может прозвучать грубо, но любой компании необходимо развитие, ведь если она стоит на месте, это уже деградация — мир вокруг не стоит, тем более в IT-индустрии.

Как понять, кто есть кто?

Поэтому и происходит деление на тех, кто “варится” внутри компании, видит ее, чувствует ее, понимает ее и управляет ей, и того кто в стороне. И каждый из них видит свою реальность: кто-то видит новые горизонты развития, а кто-то понимает, что эти горизонты больше не принадлежат ему. Здесь уже не имеет значения, был ли ты создателем или совладельцем — ты отстал, ты выпал из лодки. Все остальные, с точки зрения человеческого долга и партнерских отношений, должны помочь выпавшему в нее забраться, но если этого не происходит и все попытки спасти утопающего оказываются тщетными, то лодка не может стоять на месте, у нее свои задачи, она должна плыть дальше. Идеальное решение для потерявшего контроль над ситуацией учредителя — договориться с теми, кто плывет дальше, о “спасательном круге” — мирном разрешении ситуации, осознавая, что лодка уже уплыла. Кричать ей вслед и тем более пытаться из воды сломать удаляющееся судно смысла не имеет.

Конечно, бывают случаи, когда делится тот самый “костяк” компании, те ключевые персоны, которые в силу разных обстоятельств не могут более работать вместе. В этом случае у всех сильная позиция, каждый может забрать себе то, чем владеет, и если все это осознают, то устраивающий обе стороны компромисс будет найден. А даже если стороны не договорятся, то каждый останется при своем. И это далеко не всегда те формальные доли, которые прописаны в учредительных документах: как правило после такого деления появляется две компании вместо одной, и для рынка есть в этом определенный плюс.

Всегда нужно искать баланс. Работая одному, можно исключить риск подобных ситуаций, но существует другой риск — упав с той самой лодки, ты потянул всю лодку за собой и утонул вместе со всем имуществом. С другой стороны, работая в таком бизнесе, стоит понимать, что если ты не в компании, и она существует без тебя, то она уже тебе не принадлежит, и что с этим делать каждый определяет сам. Кто-то мирно уходит, кто-то воюет, кто-то договаривается, понимая свою реальную позицию. Но, полагая, что если в документах написано “учредитель” и можно ничего не делать — это самообман. В конце концов все получат те, кто работает больше других, и продолжат это делать дальше, пока, возможно, сами не окажутся в подобной ситуации.

Тем не менее, это не безвыходная ситуация, находить партнеров, развивать компанию можно и нужно. Просто это необходимо делать, подключая необходимые “квалификационные кластеры”, во главе которых стоят свои ключевые персоны. Это усилит компанию, даст новые знания, компетенции, свежую кровь. Тогда может получится синергетический эффект, когда 1+1=3, как, например, это получилось у меня с AGIMA.mobile, новым подразделением интерактивного агентства AGIMA, которое появилась путем совмещения активов, которые уже были у агентства (бренд, клиенты, компетенции по аналитике и исследованию) и моей компетенции в формировании коллектива, организации производственных и мотивационных бизнес-процессов, связанных с созданием эффективного production. Такой альянс позволил быстро сформировать новое подразделение, которое обладает набором ключевых составляющих бизнеса, необходимых для построения успешной компании.

Владислав Крайнов,

Бывший коммерческий директор MyMedia, директор по развитию AGIMA.mobile

Лучшие комментарии

  • Контекст комментария

    Николай Фетюхин

    Я долго молчал! Но статья Влада просто мне вынесла мозг! Ребята: Влад, Сергей, Саша! Вы, реально попутали берега! Нельзя так делать и вести себя так как вы ведете! Я старался держать нейтральную позицию, как бывший учредитель Май Медиа, но сил больше нет:(Почему я не стал Сашей Богдановым в этой ситуации: 1. На первой встречи учредителей Май Медиа для меня в присутствии еще Паши Трубецкова, когда его отстраняли от операвтивной деятельности на вопрос Паши: «Могу ли я быть увереннным, что если мы не договоримся, ты не будешь с ребятами за моей спиной создавать новое юр. лицо и переводить туда людей и активы?», я ответил «Да, конечно, это будет полное свинство с моей стороны! Я так делать не буду!» 2. Поработав с Сергеем и Владом 2 месяца, я понял для себя, что так вести бизнес ИТ компании я не буду. Это не строительная компания, где миром правит прагматизм и жлезобетонная логика, здесь еще люди есть и это главный актив. О чем я честно сказал Сергею и Владу с предложением разойтись! Через месяц они мое предложение приняли! 3. Я не знаю как можно писать «Трубецков не имеет никакого отношения к МедиаСофт, также как я не имею никакого отношения к MyMedia» Чувак (Саша!) открой nic.ru. Головной сайт твоей новой компании «МедиаСофт» зареган на «Май Медиа» к кторой ты не имеешь отношения по твоим словам. Тебя либо жестко нае…ли, либо ты не совсем искренен! 4. Так уж получилось что с Владом я знаком лет 6, с Сергеем года 4, а с Пашей серьезно только последний год. И со всеми у меня в разное время были замечательные отношения. К Сергею и Владу отношусь с уважением:) Но и к Павлу с неменьшим. Он нормальный интеллегентный воспитанный парень и просто не знает как вести себя в этой ситуации:) Реально, очень правильный интеллегент, который отказался в свое время от продажи даже не из-за денег, а от формы предложения. Современный Ленский если хотите! Влад, Сергей, теперь еще и Саша, сядьте на 404 в 4-ом и решите вопрос миром! Я искренне вам желаю всем добра, поэтому и даю такой совет!

  • Контекст комментария

    Pavel Makarov

    Я понял логику: «Мы не переводим активы в новую компанию, мы просто ушли из старой, создали новую, а активы сами перешли за нами, мы тут тут не причём». Ну это же несколько. лукаво. Я всячески сохранял нейтралитет в своём отношении ко всей этой истории, т.к. обе стороны необъективны Паша (со своей правдой, с большим эпатажем и даже чуть с шизой), Влад с Сергеем (со своим вариантом правды). Вариантом достижения объективности была схема предложенного арбитража. Удивился. что одна из сторон не пошла на арбитраж. Это явилось грустным сигналом. Сигналом о том, что одна из сторон не уверена в справедливости / искренности / порядочности своих суждений, не уверена в том, что арбитраж её поддержит. Юридически тут всё чисто, вопрос остаётся только в сфере порядочности и репутации. За это время я общался кулуарно в ит-сообществе Ульяновска и с рядовыми программистами, и с топами, и с владельцами. Открыто высказывать свою позицию никто не хочет (у кого-то новая-старая компания в подрядчиках, у кого-то есть личные отношения с совладельцами). Но все кулуарно дают оценку «Увели активы». Сам я даже допускаю вариант, что может совладельцы действительно верят, что они просто тоже ушли из компании, а активы неожиданно тоже перешли. Как Николай Фетюхин выше предложил: ребята, соберитесь вчетвером на 404 и обсудите честно всю эту ситуацию и выйдите на предложенный ранее арбитраж. Может это дороже по деньгам, но для кармы это лучше (а может и по деньгам всё в порядке будет). Пока мне очень грустно от всей этой истории.

  • Контекст комментария

    Нияз Гараев Реаспект

    Более чем спорная точка зрения у автора статьи. Хотя и очень распространенная. 1. Если исходить из этой логики, то финансовый инвестор вообще не принимает участия в деятельности компании. Ему что, через пол-года или год, как группа товарищей выйдет из минусов и обрастет перьями, тоже придет предложение собирать вещички и согласится на условия выкупа. А если он не хочет? И не планирует. Он не инвестфонд (отскочить продав подороже), он изначально планировал финансировать и участвовать в распределении прибыли. За такие предложения некоторые не будут особо церемониться — яйца оторвут. 2. Вот есть понятие «капитал». Владельцы компании работают ради него. Создают его, занимаются капвложениями (не путать с выплатой зарплат и поездками на риф и самокаты) чтобы в дальнейшем он прирастал и приносил прибыль. В начале бизнеса они вкладываются своим временем, умениями, здоровьем, компетенциями. Это и есть их вклад. В отличии от тех, кто вложился деньгами. И не важно, что в определенный момент один из владельцев принимает решение отойти от операционной деятельности. Он владеет долей в предприятии. Ушел из оперативного управления — перестал получать зарплату. Живет на дивиденды. На его место взяли другого исполнителя или остальные управляющие учредители (собственники) разделили между собой его сферу ответственности и получают за это зарплату. Почему я не сказал «управляющие партнеры»? А потому что у большинства коллег в голове каша на этот счет. «Партнеры», «собственники», «учредители», «основатели». Кого только нет. Учредитель, владелец — он собственник. За ним закреплена доля в юрлице. Документально. Через регпалату. А партнерами у нас на рынке часто называют тех же топов, которые имеют фин.мотивацию от прибыли. Так прикольнее. Так пацану пафоснее на районе. Он работает — получает материальное «партнерское» вознаграждение за определенные, прописанные или обговоренные действия. Это может быть руковод отдела продаж, техдир и т. д. Он ушел из компании — все, вознаграждения кончились. Дивидендов нет. Потому что он был нанят для выполнения конкретных функций. А когда учредитель, собственник, внесший вклад в компанию уходит полоть грядки — с какого перепугу он должен договариваться о выходе из собственников. Ни с какого. Дело в том, что тут всегда вопрос о наличии или отсутствии рычагов давления на «деятелей», которые предлагают партнеру (соучредителю) отскочить от дел по-добру по-здорову. У кого яйца и нервы крепче, тот и будет владеть. По собственному опыту в Реаспекте могу вот что сказать. Если ты уходишь от оперативки, то убедись: 1. Финансы проходят через тебя. Бухгалтер твой. Или контролируется тобой. Ежемесячное подведение фин. итогов идет с твоим участием. Ты видишь все расходы и все приходы, ты подписываешься под этим результатом. 2. Команда, включая гендира и других управленцев, согласовывает все крупные сделки (как договоритесь), стратегические вопросы с тобой. Или с другими учредителями, которые также как и ты, не принимают участия в операционке. По телефону, очно, раз в месяц, рах в квартал — по необходимости. 3. Как минимум если ты сваливаешь на пляж, то ты должен быть уверен, что контрольный пакет, блокирующий любую нездоровую движуху — у тебя. Или с тобой в альянсе (в тебе заинтересован) как минимум еще один из владельцев. Которому ты нужен, важен, с которым есть долгосрочное доверие, понимание и т. д. 4. До того как сесть лодку, должны быть прописаны условия «развода». Письменно. Не на словах. Через 3 года каждый будет вспоминать свое. Каждый всегда трактует слова и договоренности через свою, специфическую призму. 5. Очень желательно (но далеко не обязательно) быть полезным компании как собственник. Принимать участие в обсуждении стратегии. Вносить предложения. Участвовать на советах директоров. Чтобы с тобой согласовывали бюджет доходов и расходов (БДР). Знать команду управленцев. Чтобы она была лояльна к тебе. Уважала. И, желательно, боялась. 5. Любые попытки кинуть учредителей должны жестко пресекаться и наказываться. Не постиками в фейсбуке. Люди должны понимать, что без очень серьезных потерь это для них это не пройдет. Всегда будут соблазны. Не уверен в том, что сохранишь контроль над компанией — работай в ней и не жужжи. И создавай условия, при которых ты сможешь свались на грядки. Все вышесказанное справедливо для ситуации, когда компания платит управляющим собственникам зарплату. Когда зарплата отделена от выплаты дивидендов. Когда вообще прибыль есть, а не кошкины слезы. Тот кто впахивает ежедневно, получает за это вознаграждение. Хорошее. Рыночное. Тот кто не работает, но владеет, получает только дивиденды. Тогда и претензий ни у кого нет. Я не хотел уходить с поста гендира Реаспекта, потому что понимал, что потеряю в деньгах. Не будет у меня зарплаты директорской. И мотивации директорской от прибыли. Ну и да, запись что у тебя какая-то доля еще не гарантирует ее сохранность. Работа собственника в том числе и заключается, чтобы обеспечить все необходимые меры, чтобы собственность осталась за тобой. Позиция страуса здесь проигрышная. И договариваться, договариваться, договариваться. Без эмоций, с эмоциями — кто уж как умеет. Не будет никогда такого, чтобы один раз договорились и все неизменно во веки веков. Тем более на нашем местами плюшевом, смехотворном и диком рынке заказной веб-разработки. Особенно у начинающих игроков.

Добавить 32 комментария

  • Ответить
    ak

    «В бизнесе заказной разработки ПО не существует такого понятия, как акционер общества, co-founder, co-owner.» Вот в Люксофте и EPAM удивятся! :-)

  • Ответить
    Юрий Синодов Основатель Roem.ru, sinodov.com

    Я понимаю мысль Владислава: когда все пашут, а кто-то отошёл в сторону, с этого момента вклады в компанию начинают различаться, Но происходит это не всегда, а лишь при некоторых условиях. 1. Когда в компании работают акционеры 2. Когда они контролируют компанию 3. Когда в компании мало денег и она, по сути, инвестируется акционерами, недополучающими зарплату Если кто-то в этой ситуации отходит в сторону, а лямку начинают тянуть оставшиеся, действительно возникает перекос инвестированного в проект. Но решать это в одностороннем порядке мне представляется неправильным. Можно же посидеть с акционерами, сказать «По-моему, мы недозарабатываем 200К в месяц, потому что в другом месте я бы их зарабатывал, поэтому будем считать, что эти деньги мы вкладываем в компанию». Тогда отошедший в сторону акционер потихоньку наблюдает, как его доля размывается, сидит и не бухтит. Не хочет — пусть работает как и все.

  • Ответить

    >> Тогда отошедший в сторону акционер потихоньку наблюдает, как его доля размывается, сидит и не бухтит. Не хочет — пусть работает как и все. Хочет работает, не хочет ставит управляющего вместо себя. Доля не размывается. Долю не трогай.

  • Ответить
    Альтер Эго

    «Если этот текст прогнать через gzip, то получится файл нулевой длины.» А сигнатура поглащается антиинформацией…

  • Ответить

    Подленько, Владик, подленько. В твоем духе. Ну во-первых: 1. Основатель компании, в которую тебя «кукушенка» по ошибке я взял в 2012 году, действительно в феврале 2014 отстранился от оперативного управления по причине того, что уже не мог выносить твою подлую рожу рядом с собой. 2. Так же он отстранился потому, что ты втащил нас в открытие магазина пробки, который обещал развивать и высокопарно говорил, что айти тебе не интересно. В какой-то момент стало ясно, что ты просто тотальный пи_дабол. Этот магазин, насколько я знаю, в итоге так и остался убыточным и вы с Сережей подарили его Папе. 3. о том, как у меня пытался купить долю Саша Богданов очень подробно написано вот тут, кому интересно — почитайте: http://mymediacompany.ru/--/ — вам понравится. Саша сначала предложил долю купить, а потом пропал. 4. Через полгода после того, как я отошел от управления, вы начали переводить весь штат и заказы в новое ООО, которое создали с Сашей Богдановым (ген.дир) АГИМА, о чем я узнал от третьих лиц. 5. После вашего успешного управления кроме того, что вы положили сильный продакшен под АГИМУ, хорошего произошло мало — от нас по причине низкого качества ушло несколько якорных клиентов и т. д. Вобщем таких пунктов много. Так, мой подленький дружок, жди ответную статью на этом же роем. Если раньше я твою бородатую хитрую рожу еще старался грязью не поливать, то теперь чудачек жди всех фактов про себя!

  • Ответить

    В бизнесе заказной разработки ПО не существует такого понятия, как акционер общества, co-founder, co-owner. По документам владельцами могут быть кто угодно, по факту компанией владеют те, кто имеет власть над ключевым звеньями, кто реально работает в самом классическом понимании этого слова. Поэтому и происходит деление на тех, кто «варится» внутри компании, видит ее, чувствует ее, понимает ее и управляет ей, и того кто в стороне. И каждый из них видит свою реальность: кто-то видит новые горизонты развития, а кто-то понимает, что эти горизонты больше не принадлежат ему. Здесь уже не имеет значения, был ли ты создателем или совладельцем — ты отстал, ты выпал из лодки. С другой стороны, работая в таком бизнесе, стоит понимать, что если ты не в компании, и она существует без тебя, то она уже тебе не принадлежит, и что с этим делать каждый определяет сам. Кто-то мирно уходит, кто-то воюет, кто-то договаривается, понимая свою реальную позицию. Но, полагая, что если в документах написано «учредитель» и можно ничего не делать — это самообман. В конце концов все получат те, кто работает больше других, и продолжат это делать дальше, пока, возможно, сами не окажутся в подобной ситуации. После прочтения, у меня крутиться в голове только одно слово: «охуеть». Я с самого начала наблюдал за вашей историей, но не писал комментариев, мне было интересно, как это видите вы, как видит Павел, как видит рынок… Все это время в вашей позиции витала, атмосфера что вы ничего не отжимали, а просто открыли новую компанию, которая никак не связана со старой. В целом, Саша Богданов тоже писал об этом, если я правильно понял его пост. Но тут же ты, если опять-таки я правильно понял ход мыслей в данном посте, говоришь, что да, если учредитель или совладелец не принимает оперативного управления в бизнесе, бизнес не его и его можно отжать. Верно? Какие опасные люди живут в Челябинске. У меня множество примеров, когда учредитель или совладелец не принимает участие в оперативном управлении, но, какое счастье, что мои знакомые имеют другую жизненную позицию. Да можно даже смотреть ближе. У меня есть бизнесы и проекты, где совсем разные ситуации. Где-то я не принимаю участие в оперативном управлении, но получаю прибыль и уверен в партнере. В другом бизнесе ситуация противоположная: мой партнер не принимает участие в управлении, но мыслей отжать бизнес или закрыть перед ним дверь также у меня не возникает. После такой статьи мне кажется репутацию вы себе таки подпортите. Сами. Напоследок хотелось спросить, «В бизнесе заказной разработки ПО не существует такого понятия, как акционер общества, co-founder, co-owner» Не слишком ли громкое заявление о всем бизнесе заказной разработки от совладельца небольшой региональной компании? Вы напоминаете маленьких мальчиков в песочнице, начинающих открывать внутри себя чувство собственности. Там они делят куличики вне зависимости от правовой системы государства, моральных принципов и юридических договоренностей. Там миром правит «кто первый прибежал, того и тапки». Хочу открыть вам глаза что мальчики иногда взрослеют. И тогда появляются настоящие партнерские отношений и здесь я говорю даже не только о моральных принципах, а и сути построения настоящего бизнеса, понятий «совладелец», «акционер», «исполнитель» и «собственник».

  • Ответить

    Автор статьи слегка упоролся. Хозяйственный кодекс не выделяет отдельно юрлица, занимающиеся заказной разработкой и не говорит, что отошедшие от операционной деятельности соучредитель остаются не у дел

  • Ответить
    Нияз Гараев Реаспект

    Более чем спорная точка зрения у автора статьи. Хотя и очень распространенная. 1. Если исходить из этой логики, то финансовый инвестор вообще не принимает участия в деятельности компании. Ему что, через пол-года или год, как группа товарищей выйдет из минусов и обрастет перьями, тоже придет предложение собирать вещички и согласится на условия выкупа. А если он не хочет? И не планирует. Он не инвестфонд (отскочить продав подороже), он изначально планировал финансировать и участвовать в распределении прибыли. За такие предложения некоторые не будут особо церемониться — яйца оторвут. 2. Вот есть понятие «капитал». Владельцы компании работают ради него. Создают его, занимаются капвложениями (не путать с выплатой зарплат и поездками на риф и самокаты) чтобы в дальнейшем он прирастал и приносил прибыль. В начале бизнеса они вкладываются своим временем, умениями, здоровьем, компетенциями. Это и есть их вклад. В отличии от тех, кто вложился деньгами. И не важно, что в определенный момент один из владельцев принимает решение отойти от операционной деятельности. Он владеет долей в предприятии. Ушел из оперативного управления — перестал получать зарплату. Живет на дивиденды. На его место взяли другого исполнителя или остальные управляющие учредители (собственники) разделили между собой его сферу ответственности и получают за это зарплату. Почему я не сказал «управляющие партнеры»? А потому что у большинства коллег в голове каша на этот счет. «Партнеры», «собственники», «учредители», «основатели». Кого только нет. Учредитель, владелец — он собственник. За ним закреплена доля в юрлице. Документально. Через регпалату. А партнерами у нас на рынке часто называют тех же топов, которые имеют фин.мотивацию от прибыли. Так прикольнее. Так пацану пафоснее на районе. Он работает — получает материальное «партнерское» вознаграждение за определенные, прописанные или обговоренные действия. Это может быть руковод отдела продаж, техдир и т. д. Он ушел из компании — все, вознаграждения кончились. Дивидендов нет. Потому что он был нанят для выполнения конкретных функций. А когда учредитель, собственник, внесший вклад в компанию уходит полоть грядки — с какого перепугу он должен договариваться о выходе из собственников. Ни с какого. Дело в том, что тут всегда вопрос о наличии или отсутствии рычагов давления на «деятелей», которые предлагают партнеру (соучредителю) отскочить от дел по-добру по-здорову. У кого яйца и нервы крепче, тот и будет владеть. По собственному опыту в Реаспекте могу вот что сказать. Если ты уходишь от оперативки, то убедись: 1. Финансы проходят через тебя. Бухгалтер твой. Или контролируется тобой. Ежемесячное подведение фин. итогов идет с твоим участием. Ты видишь все расходы и все приходы, ты подписываешься под этим результатом. 2. Команда, включая гендира и других управленцев, согласовывает все крупные сделки (как договоритесь), стратегические вопросы с тобой. Или с другими учредителями, которые также как и ты, не принимают участия в операционке. По телефону, очно, раз в месяц, рах в квартал — по необходимости. 3. Как минимум если ты сваливаешь на пляж, то ты должен быть уверен, что контрольный пакет, блокирующий любую нездоровую движуху — у тебя. Или с тобой в альянсе (в тебе заинтересован) как минимум еще один из владельцев. Которому ты нужен, важен, с которым есть долгосрочное доверие, понимание и т. д. 4. До того как сесть лодку, должны быть прописаны условия «развода». Письменно. Не на словах. Через 3 года каждый будет вспоминать свое. Каждый всегда трактует слова и договоренности через свою, специфическую призму. 5. Очень желательно (но далеко не обязательно) быть полезным компании как собственник. Принимать участие в обсуждении стратегии. Вносить предложения. Участвовать на советах директоров. Чтобы с тобой согласовывали бюджет доходов и расходов (БДР). Знать команду управленцев. Чтобы она была лояльна к тебе. Уважала. И, желательно, боялась. 5. Любые попытки кинуть учредителей должны жестко пресекаться и наказываться. Не постиками в фейсбуке. Люди должны понимать, что без очень серьезных потерь это для них это не пройдет. Всегда будут соблазны. Не уверен в том, что сохранишь контроль над компанией — работай в ней и не жужжи. И создавай условия, при которых ты сможешь свались на грядки. Все вышесказанное справедливо для ситуации, когда компания платит управляющим собственникам зарплату. Когда зарплата отделена от выплаты дивидендов. Когда вообще прибыль есть, а не кошкины слезы. Тот кто впахивает ежедневно, получает за это вознаграждение. Хорошее. Рыночное. Тот кто не работает, но владеет, получает только дивиденды. Тогда и претензий ни у кого нет. Я не хотел уходить с поста гендира Реаспекта, потому что понимал, что потеряю в деньгах. Не будет у меня зарплаты директорской. И мотивации директорской от прибыли. Ну и да, запись что у тебя какая-то доля еще не гарантирует ее сохранность. Работа собственника в том числе и заключается, чтобы обеспечить все необходимые меры, чтобы собственность осталась за тобой. Позиция страуса здесь проигрышная. И договариваться, договариваться, договариваться. Без эмоций, с эмоциями — кто уж как умеет. Не будет никогда такого, чтобы один раз договорились и все неизменно во веки веков. Тем более на нашем местами плюшевом, смехотворном и диком рынке заказной веб-разработки. Особенно у начинающих игроков.

  • Ответить

    Евгений, «Но тут же ты, если опять-таки я правильно понял ход мыслей в данном посте, говоришь, что да, если учредитель или совладелец не принимает оперативного управления в бизнесе, бизнес не его и его можно отжать. Верно?» Не совсем так, посыл был таков, что когда в компании есть люди, которые занимают ключевые позиции, то существует риск ч«огда они уходят от оперативного управления, то волей не волей часть активов пойдет за ними. Как это получилось у нас, когда ушли ключевые персоны. «Не слишком ли громкое заявление о всем бизнесе заказной разработки от совладельца небольшой региональной компании? «Я рассказал свое предположение, о том почему такое может происходить, не претендуя на абсолютную истину.

  • Ответить

    Нияз, очень интересная точка зрения, на самом деле это взгляд на одну и ту же ситуацию, но с другой стороны, как это бывает когда вышеописанные мной события не происходят, или что нужно сделать чтобы не происходили. И это на самом деле подтверждает, что пустив все на самотек возникает тот самый риск, который я и описал.

  • Ответить
    joker2408 AXIOMA

    Конечно, работающий фаундер приносит компании больше пользы (если работает хорошо). Но разумные люди разделяют доход фаундеров на дивиденды и зарплату. Перестал работать — перестал получать зарплату, это прозрачно и честно. Причем о размере зарплаты тоже надо договариваться заранее. Доля остается за отошедшим от дел, если в момент вхождения в компанию не было дополнительных обязательств, типа «50% если работаешь, 40% если перестал». А отжимать контору только потому, что «я могу это сделать» — за это можно в следующей жизни и жуком-навозником стать.

  • Ответить

    Я долго молчал! Но статья Влада просто мне вынесла мозг! Ребята: Влад, Сергей, Саша! Вы, реально попутали берега! Нельзя так делать и вести себя так как вы ведете! Я старался держать нейтральную позицию, как бывший учредитель Май Медиа, но сил больше нет:(Почему я не стал Сашей Богдановым в этой ситуации: 1. На первой встречи учредителей Май Медиа для меня в присутствии еще Паши Трубецкова, когда его отстраняли от операвтивной деятельности на вопрос Паши: «Могу ли я быть увереннным, что если мы не договоримся, ты не будешь с ребятами за моей спиной создавать новое юр. лицо и переводить туда людей и активы?», я ответил «Да, конечно, это будет полное свинство с моей стороны! Я так делать не буду!» 2. Поработав с Сергеем и Владом 2 месяца, я понял для себя, что так вести бизнес ИТ компании я не буду. Это не строительная компания, где миром правит прагматизм и жлезобетонная логика, здесь еще люди есть и это главный актив. О чем я честно сказал Сергею и Владу с предложением разойтись! Через месяц они мое предложение приняли! 3. Я не знаю как можно писать «Трубецков не имеет никакого отношения к МедиаСофт, также как я не имею никакого отношения к MyMedia» Чувак (Саша!) открой nic.ru. Головной сайт твоей новой компании «МедиаСофт» зареган на «Май Медиа» к кторой ты не имеешь отношения по твоим словам. Тебя либо жестко нае…ли, либо ты не совсем искренен! 4. Так уж получилось что с Владом я знаком лет 6, с Сергеем года 4, а с Пашей серьезно только последний год. И со всеми у меня в разное время были замечательные отношения. К Сергею и Владу отношусь с уважением:) Но и к Павлу с неменьшим. Он нормальный интеллегентный воспитанный парень и просто не знает как вести себя в этой ситуации:) Реально, очень правильный интеллегент, который отказался в свое время от продажи даже не из-за денег, а от формы предложения. Современный Ленский если хотите! Влад, Сергей, теперь еще и Саша, сядьте на 404 в 4-ом и решите вопрос миром! Я искренне вам желаю всем добра, поэтому и даю такой совет!

  • Ответить

    Я понял логику: «Мы не переводим активы в новую компанию, мы просто ушли из старой, создали новую, а активы сами перешли за нами, мы тут тут не причём». Ну это же несколько. лукаво. Я всячески сохранял нейтралитет в своём отношении ко всей этой истории, т.к. обе стороны необъективны Паша (со своей правдой, с большим эпатажем и даже чуть с шизой), Влад с Сергеем (со своим вариантом правды). Вариантом достижения объективности была схема предложенного арбитража. Удивился. что одна из сторон не пошла на арбитраж. Это явилось грустным сигналом. Сигналом о том, что одна из сторон не уверена в справедливости / искренности / порядочности своих суждений, не уверена в том, что арбитраж её поддержит. Юридически тут всё чисто, вопрос остаётся только в сфере порядочности и репутации. За это время я общался кулуарно в ит-сообществе Ульяновска и с рядовыми программистами, и с топами, и с владельцами. Открыто высказывать свою позицию никто не хочет (у кого-то новая-старая компания в подрядчиках, у кого-то есть личные отношения с совладельцами). Но все кулуарно дают оценку «Увели активы». Сам я даже допускаю вариант, что может совладельцы действительно верят, что они просто тоже ушли из компании, а активы неожиданно тоже перешли. Как Николай Фетюхин выше предложил: ребята, соберитесь вчетвером на 404 и обсудите честно всю эту ситуацию и выйдите на предложенный ранее арбитраж. Может это дороже по деньгам, но для кармы это лучше (а может и по деньгам всё в порядке будет). Пока мне очень грустно от всей этой истории.

  • Ответить

    Владик, я блять долго молчал о том, что недавно узнал, что ты у меня за спиной подделывал мою подпись и обналичивал бабло из май медиа. Что твой новым московский партнерчик скажет, если на тебя заведут уголовное дело за хищение в особо крупных размерах и подделку документов? Представляю эти заголовки: Агима пригласила уголовника, чтобы построить Агима.мобайл. Ну мудак, жди мою статью.

  • Ответить
    Роман Фролин Альтикс

    Отличный подход. Если у квартиры плохой замок — ее нужно ограбить, если девушка одна идет по парку — ее нужно изнасиловать. Короче в 90-е автора тупо бы грохнули.

  • Ответить

    Ненароком прочитал статью, потому что об этих разборках говорят все, просто деваться некуда. Изначально был ни на чьей стороне, мне по большому счету все равно, что будет с компаниями. Но вот это: «В бизнесе заказной разработки ПО не существует такого понятия, как акционер общества, co-founder, co-owner», и это: «Здесь уже не имеет значения, был ли ты создателем или совладельцем — ты отстал, ты выпал из лодки.» и это: «По документам владельцами могут быть кто угодно, по факту компанией владеют те, кто имеет власть над ключевым звеньями, кто реально работает в самом классическом понимании этого слова.» — всё это такой бред. Вы в своём уме вообще? :) После таких заявлений я однозначно на стороне Павла Трубецкого, хотя понятия не имею, кто он такой. Но позиция автора- неадекватна.

  • Ответить

    «В бизнесе заказной разработки ПО не существует такого поня« к«кционер общества, co-founder, co-owner. ««И это далеко не всегда те формальные доли, которые прописаны в учредительн»окументах: как правило после такого деления появляется две компании вместо одной, и для рынка есть в этом определенный плюс.» Ст. 159 УК РФ. …ч4. Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере или повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение, -наказывается лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

  • Ответить
    Kirill Nikolaev "dream" ooo

    Господа, мне кажется вы немного перегнули. Давайте уж тогда разбираться с самого начала: 1. По бумагам, у кого какая доля в уставном капитале, тот на те дивиденды и живёт. Отошёл от дел и не хочешь контролировать процесс — а сам бы ты не старался положить даже растворимый кофе на расходы? У нас в Минске есть замечательные ребята: Студия Борового, где основатель уже давно продал почти всю долю и только раз в месяц на белом ягуаре приезжает проверять бухгалтерию. И я уверен, не всё там так гладко, однако люди компромисс нашли. 2. Упоротые или упёртые настолько, что не можете разбежаться по-человечески? Дружба дружбой, а бизнес врознь. Если такие конфликты есть — проблемы будут. Я даже не могу понять всей сути поста — «мы не смогли договориться и теперь у нас проблемы». Что тут нового-то? 3. Бренд? Стоимость бренда? Внешние активы? ЛОЛ. Потребитель дай б-г слышал о Студии Лебедева, и то мельком. Заплатив за логотип дизайнеру, потратившись на наружку и таргетинг, проработав с двумя десятками заказчиков вы по-прежнему не стоите и выеденного яйца. Как и все мы. Мы тут все, практически, как писали выше, небольшие и очень региональные. И если в Нижнем Урюпинске я царь и б-г, то неразумно было бы проецировать это на другие рынки. У меня даже слов не хватает передать, насколько я удивлён. Уход ключевых людей — отток активов. Да наймите тим-лида или менеджера со своей клиентской базой — придут вам опять активы. Пишете какие-то несуразные вещи, как будто в бизнесе первый день. Весь текст больше похож на сбор прописных истин а-ля «Если съесть солёный огурец с молоком, то рискуешь сильно просраться». В общем, не ешьте огурцы.

  • Ответить

    Выяснилось, что Валентин Петренко (юрист My Media) рассылает клиентам письма с просьбой оплатить работы, сделанные My Media за сентябрь на счет ООО «Медиасофт». Напомню, что ООО «Медиасофт» — то самое юр.лицо, в котором соучредителем стал Александр Богданов (генеральный директор компании AGIMA) P. S.: По определенным причинам письма не могут быть опубликованы публично, но одно из писем было предоставлено администрации портала РОЕМ в качестве доказательства данного утверждения.

  • Ответить

    Как хорошо что многие уже прошли эту стадию, не думаю что дальнейшие перепалки будут интересны широкому кругу читателей, давайте по существу. Что предполагаете делать, чтобы разрешить конфликт в профессиональном русле?

  • Ответить

    Игорь, до момента появления информации о факте явного мошенничества планировал ограничиться гражданским судом. Теперь сомневаюсь. Буду весьма признателен всем, кто может дать дельные рекомендации по ведению судебного процесса.

  • Ответить

    Автор поста говорит о происходящем в Ульяновске, или еще в каком-то городе. Я из Казани и бизнес по заказной разработке веду здесь. Вместе с этим мы с партнерами создавали филиалы в разных городах: в Нижнем Новгороде, Воронеже, Ижвске, Москве… И я был тем, кто непосредственно налаживал дела в филиалах. Хочу сказать одну вещь: везде люди разные. Может быть, в Ульяновске общечеловеческая мораль и будет учтена в тяжелые времена взаимного непонимания. В Нижнем, Питере, например, точно будет. Но в Казани — очень вряд ли. Из 100% случаев расходов собственников, известных мне, 100% сопровождались жесткой конфронтаций, не сказать войной. К сожалению. Здесь сдержать может только когда у других нет надежды вас победить. Тогда никто не посягает на Ваш кусок и, либо спокойно трудятся, либо, если что-то уж сильно не устраивает, спокойно сваливают из компании. Кстати, не всегда компания остается тому, кто «хорошо работает», как пишет автор поста. Часто достаточно создать имидж «работы в поте лица», проехаться по ушам, чтобы увлечь персонал за собой. Простые сотрудники редко адекватно представляют, чем занимаются собственники, тем легче их обдурить. Поэтому главная рекомендация: как волки, всегда наблюдайте за своей территорией, за своими интересами, не покушается ли кто-нибудь на нее уже сейчас!http://bulgar-promo.ru

  • Ответить

    Когда люди создают какую-либо организацию с нуля, как создавали My Media Паша и Сергей, они вкладывают свои силы, время, жизнь в этот проект, что называется, отдают себя этому полностью. Я периодически наблюдал за их работой и видел, как они на своих хребтах тащили этот воз. Идейным вдохновителем, как мне ведется, был Павел. Они использовали все возможности для роста и любой шанс заявить о себе, что и создало репутацию этой компании, и как следствие, наличие клиентов, доверившихся этой команде. Каждый клиент компании, даже которого Паша в глаза не видел, есть результат и продолжение его труда. Каждый сотрудник — это рост того коллектива, который основали Паша и Сергей. И заявлять, что полугодичное отсутствие оперативного управления с Пашиной стороны лишает его всего этого — это лживо и пошло, если не сказать просто кидалово. Умиляет логика: Он был совладельцем компании, потом он сделал что-то не так и бла-бла-бла рассуждения — следствие: его можно оставить ни с чем. Ребята, а с такими принципами не будет так: ваш партнер/клиент, перед которым у вас есть обязательства, сделает что-то не так и бла-бла-бла рассуждения — следствие: досвидос, мы тебе ничем не обязаны. Вы пишите, что разделили компанию, но не пишите одинакова ли доходность получившихся долей. Что-то видется раздел происходил как в мультфильме про мужика и медведя, деливших урожай репы: вам достались корешки (то есть сама репа) — Паше достались вершки (то есть ботва), а вроде как пятьдесят на пятьдесят поделили. Понятно, что бизнес — штука циничная, но есть такое понятие как репутация, и производная от неё, если её можно так назвать, «бизнес-карма». Так вот, если вы будете двигаться в том направлении как сейчас, то ваша бизнес-карма будет не то что нулевой, а отрицательной. Всем удачи, мира и добра.