Axios: Spotify проведёт нетрадиционное IPO на фоне копирайтного иска, хотя в 2017-м он помешал

Развитие событий: Spotify запускает аудиоподкасты чтобы отобрать рекламные бюджеты у Apple и радиостанций (19 января)

Несколько источников Axios уверены, что музыкальный сервис Spotify подал документы на IPO в Комиссию по ценным бумагам в конце декабря. Якобы в I квартале 2018 сервис проведёт прямой листинг на бирже. Этот же формат рассматривался весной 2017, когда размещение так и не состоялось.

спотифайготовитipo

«Прямой листинг» подразумевает отказ от таких предварительных элементов размещения, как «подписка» на акции через ключевых брокеров с Уолл-Стрит и роад-шоу для потенциальных крупнейших покупателей, но не подразумевает отказа от «периода молчания». В Spotify отказались от комментариев. Особые представления сервису действительно не очень нужны. В глазах правообладателей стриминг (в целом) перестал быть второстепенным бизнесом ещё в 2016 году, когда он впервые принес больше половины доходов американской звукозаписывающей индустрии. Она же, возможно, уже и владеет определённой долей в Spotify. В 2009 году TechCrunch со ссылкой на анонимный источник писал, что Universal Music является акционером Spotify вместе с другими рекорд-лейблами Sony BMG, Warner Music и EMI. Летом 2011 года в раунде финансирования Spotify участвовал DST Global (фонд Алишера Усманова и Юрия Мильнера), где лид-инвестором выступил Accel, а соинвестором Kleiner Perkins Caufield & Byers. За $37,5 миллионов структуры Усманова/Мильнера получили 4,17% в музыкальном сервисе (сопоставимо с долями мейджер-лейблов).

Как объясняли в 2017 аналитики у прямого размещения акций есть риски. Котировки после размещения вовсе не обязаны будут расти или сохраняться на уровне IPO. Против роста котировок может играть иск, который подала Wixen Music Publishing. Издатель, по его словам владеющий правами на некоторые записи Doors, Тома Петти и Нила Янга, оценил свой ущерб в $1,6 млрд. В мае 2017, когда нетрадиционное IPO готовилось в первый раз, Spotify преследовали другие владельцы прав на музыку, которым сервис в итоге заплатил $43 млн в рамках мирового соглашения. Тогда музыкальный проект оценивался в $10 миллиардов, а меньше чем через год — уже в $19 миллиардов.