Аркадий Волож: «Придумать массовый сервис — магия, но внутри большая математика и инженерия»

Развитие событий: "Спутник" займется BigData-проектами "Ростелекома" (19 февраля 2015)

В свежем «Секрете Фирмы» вышло интервью Аркадия Воложа — о том, что такое поиск сегодня, чем он отличается от вчерашнего, как «Яндекс» учится зарабатывать на заказной обработке больших объемов данных и как завоевывает Турцию.

Почему «Яндекс» не сильно отличается от социальной сети:

Поиск — это уже большая социальная сеть. Когда вы приходите искать на «Яндекс», вы, сами того не замечая, пользуетесь услугами других людей. Вы задаете новый для вас вопрос, а на самом деле до вас 150 человек это уже спросили. И по вашему поведению (по тому, какие сайты вы посещаете) мы понимаем, как именно вы похожи на других пользователей, хотя мы не знаем, кто вы и кто они. Мы даем вам ответ, который кому-то уже больше всего подошел. То есть поисковик выстраивает кратковременные социальные связи пользователя с группой таких же, как он.

Чего люди ждут от поиска:

…от поисковой системы люди ждут сегодня не информации, а конкретных действий. Когда я набираю в поисковой строке «Москва — Стамбул», я хочу нажать на кнопку, распечатать билет и улететь в Стамбул. Поиск, который мы сейчас развиваем, обслуживает этот большой сдвиг. Концепция «Островов» ровно об этом.

О том, как «Яндекс» будет и не будет заниматься электронной коммерцией:

 — На рынке ходят слухи, что «Яндекс» собирается заняться электронной коммерцией. Это так?

 — Нет, если под электронной коммерцией понимать физическую доставку товаров и логистику.

 — То есть грузовички с логотипом «Яндекса» по дорогам бегать не будут?

 — Даже если это будут грузовички с логотипом «Яндекса», это будут не наши грузовички. Это важно. В то, что не умеем делать, стараемся не лезть. Мы в электронной коммерции всегда немножко в стороне от процесса. Мы — диспетчеры. Вам надо купить книжку? Это вот сюда. Телевизор? Это вот там. Правда, мы сейчас уходим глубже: конкуренция нас вынуждает.

О магии сервисов, физике серверов и математике больших данных:

Придумать массовый сервис — магия, но внутри большая математика и инженерия. Мы умеем обращаться с большим количеством серверов. Это десятки мегаватт электричества, охлаждение, целые серверные улицы. В прошлом году мы запустили большой дата-центр в Рязанской области на 50 МВт, сейчас мы строим дата-центр на 50 МВт в Финляндии. Дата-центры есть у многих, но не все умеют загрузить, выгрузить и отсортировать петабайты данных. Следующий уровень — создание алгоритмов, позволяющих извлечь что-то полезное из этих данных. На подобное способны немногие: по моим оценкам, не более десятка компаний в мире.

О поиске вчера и сегодня:

…нынешний поиск сильно отличается от того, что было пять лет назад. Резких улучшений, десятипроцентных скачков, в нашей отрасли не бывает. Изменения происходят незаметно, но по песчинке за много лет накопаны горы.

О «Яндексе» в геологоразведке…

Нашему совместному с компанией «Сейсмотек» (25% акций «Сейсмотека» «Яндекс» приобрел за $1 млн летом 2012 года.— СФ) предприятию «Терра» уже полтора года. У наших партнеров постоянно появляются вычислительные задачи, а мы им предоставили наши распределенные системы. Сейчас за четыре часа считается то, на что раньше уходило 26 дней. Результат — приток новых контрактов. Уже есть заказы от нефтяных компаний: российской «Роснефти», норвежской Statoil.

В геологоразведке мы уже получаем первые миллионы, еще не сотни миллионов. Конечно, у «Яндекса» выручка больше миллиарда, но миллионы в новой области нам интересны.

…а также в сотовых компаниях, самолетах и банках:

В прошлом году мы по просьбе одного из операторов мобильной связи сделали прогноз, кто из его абонентов может уйти к другому оператору. Заказчик проверил — действительно, ушли. Сказал: молодцы, вот вам свежие данные, теперь скажите, кто в следующем месяце уйдет.

Кроме того, мы работаем над задачей анализа данных в реальном времени. Например, в современном самолете тысячи датчиков во время полета измеряют давление, температуру, вибрацию и прочее. По этим данным можно лучше просчитать маршрут и сэкономить 2% горючего. А 2% горючего в мире — это миллиарды долларов в год.

Пример из банковской сферы: туристы, приезжающие в Европу, приходят к банкомату и в 30% случаев получают отказ, им не выдают деньги по соображениям безопасности. Нам предложили: проанализируйте эти данные и помогите снизить процент отказов хотя бы до 25%. Мы понимаем, что, если поможем кому-то сэкономить миллиарды, мы сами сможем зарабатывать сотни миллионов.

О второй молодости на турецком рынке:

В России мы немножко разбаловались, живем в тепличных условиях. Полезно оказалось иметь новый рынок, где ты никто и звать тебя никак. …Выяснилось, что в Турции не было серьезных картографических сервисов, и наши «Карты», «Панорамы», «Яндекс.Пробки» оказались востребованы. «Пробки» — вообще хит, в Стамбуле заторы на дорогах не менее серьезная проблема, чем в Москве. Другой хит — «Яндекс.Навигатор», который строит маршруты в объезд пробок. Прилетаешь в Стамбул, спрашиваешь у таксистов: знаете «Яндекс»? Конечно, отвечают: «Яндекс.Пробки», «Яндекс.Навигатор». Главная картографическая компания Турции сегодня — это «Яндекс». … Турецкий офис — это стартап, очень похожий на «Яндекс» образца 1997−1998 годов. Мы, когда начинали, не были первыми. Были «Рамблер», «Апорт», Mail.ru, а мы были новичками. Сейчас такое же ощущение в Турции. Это как вторая молодость.

Добавить 1 комментарий

  • Ответить

    Он, конечно, упрощает, но тенденция: «…от поисковой системы люди ждут сегодня не информации, а конкретных действий. Когда я набираю в поисковой строке «Москва — Стамбул», я хочу нажать на кнопку, распечатать билет и улететь в Стамбул. Поиск, который мы сейчас развиваем, обслуживает этот большой сдвиг.» 1. Посмотреть, сколько лететь до Стамбула 2. Узнать, когда прилетит туда родственник, который сегодня улетает 3. Трудно-ли доехать на машине 4. Сколько примерно стоят билеты. Ну, летом, июнь-июль где-то…