Как ЕС собирается регулировать Google и Facebook, и зачем ему это нужно

Развитие событий: Забуксовавший стриминг Apple запустил скандал в США и "охоту за головами радио BBC" в Великобритании (5 мая 2015)

Оригинальная статья Лео Мирани (Leo Mirani) для Quartz. Перевод — Interweb Pro.

***

Ошибаются те, кто думал, что комиссар Евросоюза по цифровой экономике и обществу Гюнтер Эттингер блефовал, когда недавно сказал (статья за пейволом — Roem.ru), что ЕС может обуздать крупные интернет-компании, такие как Google, Facebook и Yahoo. Согласно документам из офиса Эттингера, попавшим на обозрение общественности, ЕС обдумывал идею создания нового регулирующего органа, который стал бы активно бороться с доминирующими (в особенности, базирующимися в США) интернет-платформами, тем самым расчищая путь для их европейских конкурентов.

Документы, обнародованные The Wall Street Journal (пейвол), а также попавшие в руки Quartz, показывают опасения ЕС в том, что укоренившиеся интернет-компании будут злоупотреблять своим первенством: «Очень маловероятно, что платформы будут в одностороннем порядке ограничивать власть, которую получили, а скорее всего — будут продолжать ее аккумулировать».

Маловероятно, что рабочие документы двухмесячной давности напрямую воплотятся в регламентирующий документ. Сами их авторы предупреждают, «что на данном этапе ни одна из отраслей [ни один из департаментов] активно не продвигает систему прогнозируемого экономического регулирования интернет-платформ сродни той, что применяется в телекоммуникационных сетях и услугах в рамках нынешней системы телекоммуникаций».

Тем не менее, документы дают некоторое представление о мыслях Европейской комиссии — всего за несколько недель до примечательного объявления исполнительным органом ЕС о создании «единого цифрового рынка» для устранения барьеров в трансграничном бизнесе в цифровой экономике (аналогично тому, как были убраны торговые барьеры между членами ЕС, чтобы дать ход свободному потоку товаров и услуг в реальном мире).

Любая европейская инициатива может иметь последствия для пользователей интернета во всем мире — на фоне подобных постановлений правительства в таком регионе, как например Европа, интернет-компании США могут урегулировать свое обслуживание в глобальном масштабе. Другая вероятность состоит в том, что интернет-компании прекратят предоставление своих услуг в Европе, точно так же, как Google недавно поступил с Google News в Испании в ответ на их регулирующую базу.

Пресс-секретарь комиссии отказалась обсуждать детали документов:

«Мы не даем комментарии по внутренним документационным делам в период ведения Цифровой стратегии единого рынка, — пишет в официальном отчете Мина Андреева. — Все документы и заметки, созданные для того, чтобы помочь подготовить Цифровую стратегию единого рынка, потеряли свою силу. Мы заканчиваем проект Цифровой стратегии единого рынка, который будет принят Коллегией 6 мая».

Полный текст документа охватывает вопросы гео-блокировки, ответственности интернет-провайдеров и трансграничной электронной коммерции. Части документа с информацией по регулированию деятельности платформ приводятся ниже.

oettinger-dsm1a

DSM: подход, предлагаемый для платформ

Существует все больше доказательств того, что роль платформ в формировании интернет-рынка и сборе данных будет расти и дальше, поскольку платформы будут играть все более значительную роль в цифровой экосистеме. Платформы в данном случае понимаются как двусторонние (или многосторонние) рынки или «шлюзы» для публикации / доступа к контенту, информации, товарам и услугам, а также для организации отношений между тем, кто предоставляет и тем, кто получает информацию.1

Учитывая богатое разнообразие экосистемы платформ, также становится очевидным, что:

  • Их посредническая роль в качестве шлюза позволяет им оказывать влияние на экономическую мощь и силу отбора, которая способна расти в геометрической прогрессии благодаря эффекту сетевой выгоды.
  • Их роль в производстве и управлении данными растет, и они станут крайне важными в экономике будущего. В 2013 году 90% всех данных были сгенерированы в предыдущие 2 года. С более чем одним триллионом веб-страниц платформы являются одной из самых главных движущих сил в интернете.
  • Как следствие, некоторые платформы (из-за своего размера, бизнес-модели и емкости подключения) играют ключевую роль в цифровой экосистеме: только очень ограниченная часть экономики не будет зависеть от них в ближайшем будущем (системная движущая сила?)
  • ЕС остается позади: в то время как на разработчиков мобильных приложений ЕС приходится 42% мирового дохода потребителей, общий торговый баланс ЕС в экономике мобильных приложений является отрицательным (128 млн евро), в основном в связи с платежами, которые осуществляют со своей выручки разработчики ЕС владельцам платформ Северной Америки
  • Один из особых аспектов продвижения платформ — отсутствие доказательств создания рабочих мест (в отличие от розничной торговли с 14% рабочих мест).

Почему ЕС необходимо принимать меры по вопросу платформ?

1) Существует явная аргументация в пользу сбора дополнительной информации. Нынешний уровень информации о платформах не соизмерим с их ролью в экономике. Данная ситуация не дает исполнительным органам обладать соответствующей стратегией, основанной на доказательствах, дабы держать в балансе экономическую выгоду и риски, возникающие в результате хорошего положения платформ. Исход ситуации с Google может пролить свет на некоторые вопросы, но не решит всех проблем c учетом вышеизложенной ситуации.

2) Платформы, вероятно, благотворно влияют на всю экономику. Но доказательства негативных последствий для сектора B2B и, в частности, для малых и средних предприятий, также учащаются.

a. проблемы, связанные с доступом для сектора B2B2 (см. приложение): Платформы лично решают, когда и как предоставлять или закрывать доступ (Amazon и Etsy оставляет за собой право запретить вход любой компании, без[…]
_______________________
1 Примеры платформ: Поисковые системы, такие как Google, Bling, Yahoo или Baidu. Сервисы мгновенных сообщений и социальные сети, в том числе Facebook, Skype, Viber, Whatsapp, Google Talk или FaceTime. Операционные системы и магазины приложений, такие как Apple, iOS, Android Chrome или Microsoft Windows. Аудиовизуальные и музыкальные платформы, такие как Youtube, Vimeo, Netfix, сервисы с выводом на экран телевизора или iTunes и Spotify. Платформы электронной коммерции, включая Amazon, eBay, Alibaba, Rakuten, Google Shopping. Контент платформы, включающие агрегаторы контента, а также программные / аппаратные решения (например, Kindle, iBooks). Создатели контента хотят иметь доступ ко всем платформам контента в понятном и недискриминационном виде. Помимо описанной выше систематизации существуют и другие типы платформ, такие как платежные системы (например, PayPal) и платформы, которые связаны с экономикой совместного потребления (например, Uber, Airbnb).
2 Нет безграничного предоставления доступа: как и в любой другой экономической отрасли, не может быть автоматического права на доступ, будь то платформа по поиску соседей по аренде или заказу такси. Есть закономерные ограничения на размер и качество и объективные критерии, по которым стоит предоставлять доступ к одной или другой платформе. Столь же не может быть безграничной открытости, например, по алгоритмам Google или его или его конфиденциальным[…]

Здесь ЕС беспокоится о том, что некоторые веб-платформы могли стать слишком влиятельными, не только в экономическом плане, но и выступать в роли шлюзов, организуя огромные объемы данных в интернете.

Кроме того, Комиссия обеспокоена тем, что торговый баланс Европы в экономике мобильных приложений, является отрицательным — в размере 128 млн евро ($138 млн). Это сумма, которую европейские разработчики платят североамериканским контроллерам платформ, таким как Google и Apple.

oettinger-dsm1b

DSM: подход, предлагаемый для платформ

предупреждения); Платформы являются игроками рынка, и в то же время поставщиками услуг и конкурентами (Amazon имеет доступ к данным обо всех сделках, происходящих на его торговой площадке, и лично решает, как использовать эти данные). Непрозрачное ценообразование. Когда платформа доминирует на рынке, она является главной точкой входа на этот рынок (например, Tripadvisor и booking.com) и может начислять вознаграждения по своему усмотрению: такие вознаграждения за привлечение клиентов могут варьироваться в размере 5 — 20% от конечной цены продажи.

б. Существует проблема в отсутствии прозрачности в отношении потребителя и бизнеса. Вопрос здесь стоит не в выявлении коммерческой тайны (например, алгоритмов), но в уверенности в том, что потребитель/бизнес обладает минимальной информацией по сбору данных и по результату работы платформы, например, об органических или поисковых результатах (в 2011 году Google взимал 54 доллара за клик на слово «страховка»). Потребители также не знают, что рейтинг результатов поиска может зависеть от их местоположения, истории поиска или типа устройства (мобильного или нет): туристические сайты или сайты по аренде автомобилей меняют свои цены в соответствии с поведением пользователя или типом мобильных телефонов, которые пользователи используют. Потребители также не знают о том, какие из их данных собираются и как используются.

в. Блокировка данных между облачными сервисами и аналогичными системами, влияющая на изменчивость потока данных4 Облачные вычисления являются катализатором экономического роста, инвестиций и инноваций. Потенциальные выгоды от облачных вычислений могут привнести 450 млрд евро в ВВП ЕС между 2015 и 2020 годами, а также создать 1,6 млн дополнительных рабочих мест с 2008 до 2020 годы (1 млн рабочих мест — на период с 2015 по 2020 годы). Но совместимость и мобильность данных является важным условием для достижения данных результатов. Согласно последним данным Евростата, почти 30% европейских предприятий и компаний малого и среднего бизнеса, использующих облачные сервисы, считают трудности в отписке или смене поставщика облачных услуг основным фактором, ограничивающим использование облачных сервисов.

3) Очень маловероятно, что платформы будут в одностороннем порядке ограничивать власть, которую получили, и будут продолжать аккумулировать. Немного контроля все же потребуется посредством инициативы рынка или общественной деятельности. Т.к. настоящее время к действиям не готово, есть мотив проложить путь для действий в будущем.

4) В случае с общественной деятельностью, ЕС, безусловно, будет стоять на правильном уровне вмешательства. Объем экосистемы платформ глобален. Более того, фрагментация рынка ЕС в результате действий, предпринятых на национальном уровне, будет только усиливать преимущество доминирующих игроков — только тех, которые могут преодолеть фрагментацию рынка.

5) Но объем вмешательства ЕС в настоящее время ограничен показателями B2C (защита потребителей) и постконтрактной конкуренцией (конкуренция) и, возможно, не адаптирован к быстро развивающемуся сектору: нормативно-правовая база отрасли телекоммуникаций на платформы не распространяется; закон о конкуренции приводится в жизнь с помощью длительных и дорогостоящих процедур, которые не только не отражают динамику интернет-экономики, но и не обеспечивают целесообразные средства защиты для малого и среднего бизнеса; а правила о недобросовестной коммерческой практике и механизмах урегулирования споров, применяются только лишь в сфере B2C отношений и не распространяются даже на малый и средний бизнес.5
_______________________
бизнес-данным (как например, в физическом мире, от Coca-Cola не могут потребовать рецепт газированных напитков)
3 Wired Magazine 2011
4 В 2014 году, крупнейший облачный сервис принадлежал Amazon Web Services с покрытием 28% мирового рынка, а затем Microsoft (10%), IBM (7%), Google (5%), Salesforce (4%) и Rackspace (3%).
5 В настоящее время, правила несправедливых договорных условий для потребителей (Директива 2005/29/EC о недобросовестной коммерческой практике предприятий по отношению к потребителям на внутреннем рынке) не затрагивают предприятия (что приравнивается к German Gesetz gegen unlauteren Wettbewerb, Закону о недобросовестной конкуренции). В равной степени, Директива 2013/11/ЕС по альтернативному разрешению споров, Регламент (ЕС) N 524/2013 относительно онлайн разрешения споров в сфере потребления не применяется к сектору B2B.

Как указано в документах, в то время как платформы хороши для экономики в целом, они могут наносить вред малому бизнесу. Как пример: Amazon и Etsy по своему усмотрению решают, кто может использовать их торговые площадки. Другой пример — способность доминирующих платформ по своему усмотрению регулировать вопрос платежей. (Действительно, booking.com недавно урегулировал вопрос с антимонопольным органом Европы.)

oettinger-dsm1c

DSM: подход, предлагаемый для платформ

6) Наконец, учитывая уникальное положение платформ в цифровой экономике, они могут считаться важной отправной точкой для соблюдения общественных интересов: например в обязанности соблюдать интересы, гео-блокинге и пр.

Возможные линии поведения

Ниже указаны возможные подходы к решению данного вопроса. Они представляют собой различные меры, начиная от «нулевого действия» и заканчивая прогнозируемым регулированием действий. Принятие решения о наиболее подходящем варианте будет зависеть от уровня стремлений, которыми обладает Комиссия.

А) «Отсутствие действий»
Несмотря на давление со стороны некоторых заинтересованных сторон и Участвующих Стран, Комиссия может посчитать, что ситуация не требует вмешательства, или что существующее законодательство вполне пригодно для намеченных целей.

Б) Регулирование на основе принципов
Общие принципы могут быть созданы, чтобы гарантировать, что торговые практики и условия контрактов в отношении интернет-платформ подлежат минимальному уровню прозрачности (не заставляя их раскрывать свои секреты бизнеса), являются соразмерными и справедливыми и не допускают дискриминации. Более того, пересмотр секретной директивы может решить некоторые вопросы, связанные со сбором данных.

Принцип взаимодействия может быть применен в некоторых областях (например, облачном сервисе) с требованием от интернет-бизнеса создания систем, технологии и услуг, обеспечивающих взаимодействие на основе общих стандартов, которые позволят потребителям перейти к другому поставщику услуг без дополнительных технических или административных ограничений.

Эти принципы могли бы применяться только с платформам, отвечающими определенному порогу размеров, а соответственно, исключать меньшие по размеру и не соответствующие параметрам платформы (например, такие производственные площадки, как интеллектуальные сети).

Право запрашивать информацию и, возможно, вмешательство в разрешение споров между частными компаниями могло бы также быть предусмотрено, путем механизма судебного решения. Вдобавок, могла бы быть разработана структура уровня ЕС.

Более мягкой альтернативой стал бы запуск процесса совместного регулирования.

В) Обновление и более эффективное использование имеющихся инструментов
В среднесрочной и долгосрочной перспективе, можно было бы предусмотреть трехсторонний подход, включающий:
Более жесткий контроль соблюдения конкурентного права;
Расширение сферы режима телекоммуникаций;
Расширение применения правил о недобросовестной коммерческой практике в сфере B2B отношений, включающее список противоправных действий

Г) Консультации с общественностью
В ближайшей перспективе могло бы быть запущено тщательное исследование потенциальных проблем, например путем проведения консультаций с общественностью, для того, чтобы обосновать текущую доказательную базу.

Варианты линии поведения, содержащиеся в документе, варьируются от отказа от принятия мер до запроса минимального уровня прозрачности, консультаций с общественностью или лучшего применения существующих инструментов, таких как антимонополия, телекоммуникации и регулирования защиты прав потребителей.

oettinger-dsm1d

DSM: подход, предлагаемый для платформ

ПРОБЛЕМЫ ДОСТУПА ДЛЯ СЕКТОРА B2B

В то время как четко не выделяется одна общая всеохватывающая проблема, многие из проблем бизнеса касаются некоторых форм вертикального ограничения или недобросовестных условий, вытекающих из разногласий в коммерческом использовании между малым и средним бизнесом и большими платформами (например, мини-отель и платформа по бронированию отеля).

a) Платформы контролирующие выход на рынок. Платформы лично решают, когда и как предоставлять или закрывать доступ.

Amazon и Etsy оставляет за собой право запретить вход любой компании, без предупреждения, если есть подозрение (никаких конкретных доказательств не требуется), что компания не соблюдала условия платформы. Оспаривание их решения является длительным и обременительным процессом, осложненное тем, что многие платформы не имеют направленного механизма по рассмотрению жалоб для сектора B2B отношений.

б) Платформы являются игроками рынка, не только посредниками. Некоторые платформы выступают в качестве торговой площадки и в то же время розничного продавца. Такие платформы могут использовать транзакционные данные, полученные от бизнес-пользователей сегмента товарной площадки, для повышения производительности платформы в рознице и для устранения конкурентов.

Amazon имеет доступ к данным обо всех транзакциях, происходящих на его торговой площадке и лично решает как использовать эти данные. Интернет-продавцы являются их клиентами и одновременно конкурентами. Amazon имеет конкурентное преимущество, т.к. их конкурентам приходится платить за присутствие на их торговой площадке, в то время как Amazon предлагает конкурирующие продукты и не платит аналогичные суммы.

в) Высокие гонорары / не прозрачные цены. Практически все интернет-платформы обладают платными моделями, основанными на регистрационном сборе (применяются, когда продукт представлен на сайте) и вознаграждениях (процент от конечной цены продажи каждого продукта). Такие вознаграждения за привлечение клиентов могут варьироваться в размере 5 — 20% от конечной цены продажи.

Когда платформа доминирует на рынке, она становится основной точкой входа на этот рынок (например, Tripadvisor, booking.com), и может начислять вознаграждения по своему усмотрению. Высокая плата может стать препятствием для новых бизнес-пользователей. Отсутствие прозрачности в ценообразовании часто связывают с системой аукциона Google ad-words (разработка).

г) Ограничения на ценообразование. Некоторые платформы запрещают компаниям продавать дешевле в другом месте (в том числе на собственном сайте продавца, других платформах и всех каналах распределения вне сети). Проблема рассматривается различными антимонопольными органами, и в некоторых случаях приводит к односторонним обязательствам некоторых платформ.
Условия использования как Amazon, так и booking.com включают такие «условия о выгодной цене», которые запрещают компаниям предлагать более низкие цены на любых других интернет-каналах распределения, чем они предлагают на их платформе.

д) Платежи платформам и контрактные условия препятствуют инновациям и вредны для европейских компаний. Концентрация на уровне платформы может привести к несправедливым условиям доступа (например, потере доходов, блокировке данных) для разработчиков мобильных приложений.

Например, в то время как на разработчиков мобильных приложений ЕС приходится 42% мирового дохода потребителей, общий торговый баланс ЕС в экономике мобильных приложений является отрицательным (128 млн евро), в основном в связи с платежами, которые осуществляют со своей выручки разработчики ЕС владельцам платформ Северной Америки.6

е) Дискриминация в листинге между собственными услугами платформ и услугами третьих лиц. Эта проблема возникла в конкретном случае в отношении поискового сервиса Google, когда Google начал размещение собственных вертикальных услуг (например, магазина) в верхней части страницы, что снижало результаты органического поиска на первой странице результатов.
_______________________
6 Оценка экономики мобильных приложений в ЕС, компания Gigaom, февраль 2014 года.

Следующие страницы были написаны сотрудниками Эттингера для Андруса Ансипа, вице-президента комиссии, босса Эттингера, человека, ответственного за «единый цифровой рынок». Они предназначены для краткого ознакомления Ансипом с ситуацией и получения от него мнения по данному вопросу.

oettinger-dsm2a

Журфикс на тему стратегии в DSM- интернет-платформы

Вице-президент приглашён, чтобы осветить следующие вопросы:

1. Общий подход к интернет-платформам должен быть учтен в Стратегии. Она должна определять конкретные вопросы, которые, возможно, должны быть решены. Подход является заявлением о возможных будущих шагах, включающих консультации с общественностью, с целью решения общих ожиданий и запросов на проведение мероприятий, особенно от Участвующих Стран.

2. На данном этапе нет достаточной ясности в описании платформ, потребности в действиях и применении конкретных мер. Необходима дальнейшая работа, чтобы:
(а) собрать как можно больше данных, и в дальнейшем определить проблемы, с которыми стоит работать;
(б) проанализировать ограничения у существующих инструментов;
(в) выявить возможные меры политики при вариантах линии поведения, описанных ниже и просчитать результаты, которые они принесут;
(г) проанализировать может ли общий подход к интернет-платформам также рассматриваться в едином охвате: 1) ответственность поставщика услуг интернета; 2) гео-блокинг и 3) прозрачность в поиске.

Последующие действия:

1. Будет создана межведомственная целевая группа для работы по стратегическому плану — к концу февраля — в том числе по вопросам, указанным в пункте 2 (о том, как вопрос по интернет-платформам может быть рассмотрен в Стратегии).

2. Второй стратегический журфикс или встреча тематической проектной группы по данному вопросу (в том числе по вопросу гео-блокировки) будет организована в конце февраля — начале марта.

Какова повестка дня?

Меры по регулированию Интернет-платформ могут представлять один из самых далеко идущих инициатив в DSM, со значительными потенциальными последствиями в том, как граждане будут использовать интернет и экосистему интернета. Есть серьезные предположения, что комиссия рассмотрит этот вопрос.

Что такое интернет-платформы?

Общепринятого универсального определения нет. Как правило, они считаются средством обслуживания, которое дает возможность «двухстороннему» рынку функционировать в интернете и позволяет двум различным группам пользователей взаимодействовать с взаимной выгодой. Платформы, как правило, стремятся играть активную роль в динамичной обработке и представлении информации и генерировать полученные ценные данные в процесс. Поэтому концепция может охватывать широкий спектр деятельности, включая посредничество между различными пользователями, а также поисковые системы (например, Google), порталы электронной коммерции (например, Amazon), платежные интернет-шлюзы (например, PayPal), социальные сети (например, Facebook) и мобильные магазины приложений (например, магазин Apple).

oettinger-dsm2b В чем потенциальная проблема?

Выступая в роли посредников, платформы (в частности, когда они достигли рыночной власти) могут выступать в качестве шлюза в интернете и подрывать свои достоинства, управляя обработкой и представлением информации для собственной коммерческой выгоды. Риск увеличивается, если платформа вертикально интегрирована. Проблема усугубляется отсутствием прозрачности в отношении процессов и практик, используемых платформами в предоставлении своих услуг (алгоритмы и стратегий платформ являются строжайшей коммерческой тайной). Существует дополнительная проблема блокировки потребителей и отсутствие взаимодействия между различными платформами (социальные сети).

Наиболее ярким примером проблемы на сегодняшний день стало антимонопольное дело Google открытое DG COMP в 2010 году, вытекающие из господства Google на Европейском поисковом интернет-рынке. Проблемы конкуренции относятся к (а) благоприятной презентации собственных поисковых услуг Google, по сравнению с его конкурентами; (б) использование им контента третьих лицам без согласия; (в) соглашения, обязывающие третьих лиц получать всю или большинство его интернет-рекламы в Google поиске; и (г) договорные ограничения на возможность передачи рекламных кампаний в интернете, чтобы конкурировать на поисковых рекламных площадках.

Что такое доказательная база?

Хотя некоторые доказательства могут быть получены из жалоб в антимонопольные органы и обширных доказательств, регулируемых рассмотрением дел о нарушении антимонопольного законодательства, по-прежнему отсутствуют систематические и надежные данные о функционировании различных типов интернет-платформ и возникающих проблемах, где большинство «доказательств» бессистемны. Причина кроется отчасти в совсем недавнем начале развития затронутых рынков и платформ их обслуживающих (иногда и создающих).

Каковы мнения различных генеральных дирекций?

CNECT считает, что отсутствие прозрачности в том, как платформы относятся к предприятиям, стремящимся получить через них доступ к потребителям — это проблема. Еще одна проблема связана с тем, как платформы могут использовать свою рыночную власть против малого и среднего бизнеса путем установления несправедливых договорных условий. Здесь есть необходимость уточнить, какие договорные положения являются приемлемыми, а какие нет.

JUST поддерживает идею решения вопроса о несправедливых договорных условиях платформ в секторе B2B (бизнес-для-бизнеса), так же, как это было сделано в секторе B2C (бизнес-для-потребителя) посредством урегулирования Несправедливых договорных условий. Они также считают, что имеются возможности для разработки критериев по прозрачности, например, в отношении инструментов по сопоставлению цен.

GROW разделяет озабоченность по поводу трудностей, которые могут иметь малые и средние предприятия при вступлении на рынок из-за личных предпочтений платформ.

COMP подчеркивает, что есть много различных типов платформ и бизнес-моделей, и что вовсе не очевидно, что проблемы конкуренции, выявленные в случае с Google (выкуп соседних рынков) являются[…]

oettinger-dsm2c общими для всех. Применение принципов на горизонтальной, систематической основе путем экстраполяции по конкретному вопросу, может быть контрпродуктивным и ограничить дальнейшее развитие платформ (в том числе европейских). Учитывая, что дифференциация и отбор информации является неотъемлемой частью бизнеса платформ, необходимо быть осторожными и прагматичными в подходе к данному вопросу.

Возможные варианты линии поведения

Очевидно, что до принятия решения по регулированию интернет-платформ или установления характера таких мер, требуются дополнительные доказательства и замечания. С учетом результатов данного процесса и тщательной оценки последствий, возможные меры могут включать:

  • Отсутствие действий: т.е. надежда на динамизм и инновации рынка для удовлетворения потребностей потребителей и предприятий в их отношениях с платформами и для воздействия антимонопольного законодательства на конкретные, индивидуальные случаи злоупотребления доминированием;
  • Мягкие меры, стремящиеся повысить прозрачность процесса в том, как платформы определяют и предоставляют результаты для своих потребителей;
  • Выявление и потенциальный запрет несправедливых договорных условий, применяемых платформами по отношению к предприятиям и потребителям, а также укрепление механизма разрешения споров по этому вопросу;
  • Установление требований совместимости в конкретной области (например, облачных сервисах), чтобы предотвратить блокировку потребителей;
  • Внесение ясности в то, каким образом правила конкуренции применяются к деятельности платформ;
  • Расширение сферы режима доступа к сектору телекоммуникаций и механизма вмешательства в разрешение споров между частными компаниями;
  • Применение всех упомянутых вариантов.

Меры по достижению данных результатов могут варьироваться в зависимости от саморегулируемых подходов (кодексов поведения; руководства) до сорегулирования или обращения к законодательным мерам.

Стоит отметить, что на данном этапе ни одна из отраслей [ни один из департаментов] активно не продвигает систему прогнозируемого экономического регулирования интернет-платформ сродни той, что применяется в телекоммуникационных сетях и услугах в рамках нынешней системы телекоммуникаций.