Как Ангстрем пытался наладить производство процессоров. Нашёл деньги, но не смог

Развитие событий: "Байкалу" станет ещё тяжелее из-за недостатка лицензий на ARM (5 мая)

Коммерсантъ излагает историю, как десятилетия тянулся процесс попытки сделать русские процессоры. Не получилось.

«Я в 2006 году ездил в Дрезден, где в то время ликвидировалась фабрика AMD. Мы подобрали интегратора и удачно провели переговоры по покупке фактически всей фабрики. После этого я понял, что не смогу получить настолько крупный кредит, чтобы купить оборудование и вложиться в модернизацию производственных корпусов. Для этого нужны были люди с серьезными лоббистскими возможностями»,— рассказывал “Ъ” господин Веремеенко.

В 2007 году с бизнесменом связались представители кипрской Runica Investments. Имена Сергей Веремеенко не назвал, сказав лишь, что «очень серьезные люди». Они и выкупили акции «Ангстрем-Т». Судя по тогдашним расследованиям Cnews, сделка носила сложный, многоступенчатый характер и в ней был задействован ряд посредников. Однозначно можно сказать, что на начало 2009 года 100% акций «Ангстрем-Т» получила Runica Investments,— это следует из годовой отчетности. Согласно выписке из кипрского реестра (есть у “Ъ”), Runica принадлежала Eventis Telecom Holdings (ETH), который, в свою очередь, владел сотовым оператором Eventis Mobile. Но в тот момент ETH, как писал “Ъ”, контролировался Дмитрием Ивантером и Владимиром Андросиком. Последнего называют близким к Леониду Рейману, тогда министру связи РФ. Публично Леонид Рейман признал себя владельцем «Ангстрем-Т» только в 2011 году, уже покинув государственную службу.

Нанометры от планов до банкротства