Руководитель ДИТ Москвы попытался опровергнуть коронавирусную слежку, подтверждённую Собяниным

Глава департамента информационных технологий Москвы Эдуард Лысенко заявил «Ведомостям», что «город не следит за жителями, и уж точно нет никакого смысла следить за отдельными гражданами». SMS в момент выхода из дома сидящго на карантине он объяснил совпадением.

Ещё в феврале, до выявления первого случая COVID в Москве, Сергей Собянин рассказывал, как с помощью видеокамер контролируется соблюдение карантина. В том числе с использованием распознавания лиц.

Соблюдение режима постоянно контролируется, в т. ч. с помощью автоматизированных систем распознавания лиц и других технических мер.

На конкретном примере расскажу, как режим изоляции работает на практике.

Несколько дней назад в Москву прилетела гражданка КНР. В аэропорту она сдала анализ на коронавирус и получила постановление о двухнедельной изоляции.

Тест дал положительный результат. Сразу скажу — это была лабораторная ошибка. Но в тот момент мы об этом не знали. Немедленно к ней на съемную квартиру выехала бригада скорой помощи, и женщину госпитализировали в инфекционную больницу.

Ее соседке (тоже гражданке КНР) было предписано оставаться дома. Просмотр камер видеонаблюдения показал, что девушка нарушала режим изоляции — выходила во двор погулять и встречалась со своим знакомым. У него тоже взяли анализы.

Были получены имена и контактные данные всех 58 пассажиров рейса «Пекин — Москва». С помощью видеоаналитики удалось установить водителя такси, на котором девушка ехала домой из аэропорта. Были оперативно собраны сведения обо всех проживающих в доме, где девушка снимает квартиру (более 600 человек).

С 1 января 2020 года лица узнавать умеют 105 тысяч камер в Москве. Разработчик технологии распознавания NtechLab (создатели FindFace) рассказал, что готовится распознавание жестов, чтобы отслеживать тех, кто пожал руки носителю коронавируса. У «Центра речевых технологий» есть система распознавания «Визирь», которую они недавно обучили узнавать лица в масках.

Тем временем, российские общественники подали в ЕСПЧ жалобу на массовое распознавание лиц во время согласованного митинга.

Добавить 12 комментариев

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Это медийный способ взглянуть на проблему: тот сказал, этот сказал другое. Неувязочки, мы чешем репу, как же оно на самом деле-то.

    А социально-технический способ рассуждений — проще: кто же в здравом уме будет делать необратимое обезличивание полученных данных, которое нельзя обернуть вспять и обратно обличить при необходимости.

    И все известные примеры — именно про то, что да, если нужно, то всё вычислят про конкретную личность. И мэрия, и Яндекс и оператор, и аэроперевозчик, да все.

  • Ответить

    А вы вот как программист/технарь (в душе) считаете это вообще правильным?

    Вот у меня стойкое убеждение, что все такие вещи как пропуска, разрешения и прочие дела должно изначально проектировать так, чтобы всё было обезличенно и при этом верифицируемо. Технологии для этого есть.

    Ну и я ещё однозначный сторонник того, чтобы был законодательный запрет для всех собирать в одном месте много данных, считать любую БД рисковым делом по утечкам.

    Даже банкам запретить собирать информацию не в обезличенном виде, не то что каким-нибудь стоматологическим поликлиникам или прокату велосипедов.

    При этом, конечно же, в случае необходимости полиция можно все данные запросить по щелчку пальца, но такого что можно просто украсть базу и торговать ей — не будет возможно в принципе.

  • Ответить

    Моё искреннее убеждение, что в принципе должен быть уголовный срок, если доказывается, что где-то собирается база больше N строк из ФИО, телефонов и каких-то сведений, кроме каких-то организаций, где есть жесточайший регламент по обращению с данными такого типа. Это явно будет не магазин кошачьих кормов и не парикмахерская.

    Особенно это банков касается, налоговых, регистраций компаний и прав собственности. Всё должно быть обезличенно, а восстанавливаться — по процедуре, доступной только по жесткому регламенту и с подписями минимум трёх ответственных лиц, не знакомых друг с другом.

    В этом случае базы вообще можно открытые сделать, данные будут ослеплены и бесполезны для мошенников.

  • Ответить

    >Ну и я ещё однозначный сторонник того, чтобы был законодательный запрет для всех собирать в одном месте много данных, считать любую БД рисковым делом по утечкам.

    Панков, ты желаешь Родине остаться в статусе банановой республики на фоне цифровой экономики?

    Мир постоянно движется в сторону увеличения прозрачности, всю свою историю. Интернет обеспечил скачкообразный рост прозрачности. Глупо хвататься за прошлое, за приватность. Нет её уже по факту.
    Нужно делать так, чтобы обладание чьими-то данными могло нанести минимум вреда, все.

    >полиция можно все данные запросить по щелчку пальца, но такого что можно просто украсть базу и торговать ей — не будет возможно в принципе.

    Как ты это технологически себе представляешь, чтобы по щелчку и без наличия единой базы?
    Либо щелчка не будет, либо будет нормальная база, которую почти сразу украдут.

    >должен быть уголовный срок, если доказывается, что где-то собирается база больше N строк из ФИО

    Да ты угорел, может вообще разломать все и пользоваться исключительно набедренными повязками?

  • Ответить

    Ты всё пишешь правильно, Панков. Отличный разбор незаконности сбора данных в одном месте сделала Анна Швабауэр.

    Мы пытались провести в Конституцию целую цифровую главу про это, я тут это писал. Со всеми этими пунктами.
    Вот такими примерно:

    ***************************
    Предлагается новая Глава 2 прим Конституции про цифровое пространство РФ. Ниже — текст предлагаемых поправок и обоснование.

    ПРЕДЛАГАЕМЫЕ ПОПРАВКИ

    Глава 21. Права граждан в цифровой среде

    Статья 64*1

    1. Цифровое пространство Российской Федерации — совокупность информации и информационных систем и технологий, в которой цифровые воздействия направлены на цифровые идентичности граждан России. Оно признаётся защищённым Конституцией РФ и находящимся под действием её суверенитета и юрисдикции, в нём действует весь объём прав и обязанностей граждан Российской Федерации, а также весь объём российских законов.
    2. Цифровая идентичность гражданина, то есть персональные данные, цифровые профили, а также любые данные, позволяющие осуществить идентификацию граждан, находящиеся в информационных системах, не могут быть использованы против самих граждан, прямо или косвенно нарушать или умалять права и свободы человека, установленные настоящей Конституцией, общепризнанными принципами и нормами международного права.
    3. Каждый имеет право на тайну идентификации. Любое использование данных, позволяющих осуществить идентификацию гражданина, допускается только с согласия этого гражданина, либо на основании закона.

    Статья 64*2

    1. Запрещаются любые формы ограничения прав или создания неравенства граждан на основании цифровых профилей граждан, цифрового следа и любых данных, находящихся в информационных системах.
    2. Любые технологии обработки данных должны использоваться исключительно во благо граждан Российской Федерации и не должны ухудшать положение граждан, либо приводить к ограничению или умалению прав и свобод граждан, предусмотренных настоящей Конституцией.

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    3. Каждый гражданин РФ имеет право отказаться от использования цифрового пространства и технологий с сохранением всех гарантий прав и свобод человека и гражданина.
    4. Запрещается без постановления суда осуществление сбора, сопоставления и организации данных о людях, которые включают, отражают, исходят от или рассказывают о коммуникациях и перемещениях человека с его идентификацией, при условии, что эта информация не подготовлена для раскрытия, и к ней не осуществляется публичный доступ.

    Статья 64*3

    1. Запрещается передача права принятия решений относительно граждан Российской Федерации в области правоприменения, осуществления гражданами конституционных прав, медицины, трудоустройства, образования и других социальных областях любым автоматизированным системам, действующим в момент принятия решения без участия человека.

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    И было приложено такое обоснование:

    ОБОСНОВАНИЕ

    1. За последние 20−25 лет возник новый слой реальности — цифровая среда. Она имеет специфические черты и порождает специфические правоотношения, особые проблемы и риски для граждан, общества и государства. Многие активы становятся нематериальными и их оборот происходит только в цифровом пространстве.
    Цифровая сфера стала чрезвычайно важной и влиятельной, она уже принципиально влияет на права граждан и суверенитет РФ, но это сейчас не имеет никакого отражения в Основном законе.
    Недра, образование, права граждан — традиционные слои общества отражены в Конституции, а цифровые недра и цифровые права в ней никак не описываются и не определяются. Поэтому предлагается сделать отдельную новую Главу 2 прим, в том числе для того, чтобы не менять сами Главы 1 и 2.

    2. Происходит крайне быстрое наступление цифровизации. В цифровом пространстве происходят угрожающие процессы, при этом очень быстрые. Общество, власть и граждане пока не осознают риски и угрозы.
    Скорость внедрения цифровых технологий в РФ сейчас существенно выше скорости процессов их осознания и фиксации в законах. В результате мы можем буквально в ближайшие годы оказаться перед фактом массового, кардинального ущемления прав всех граждан и нарушения суверенитета, зафиксированного в фактическом устройстве и состоянии государства, экономики и общества, исправлять которые будет гораздо труднее.

    3. Непрозрачность и «накачка» процессов цифровизации. Внедрение цифровых технологий сейчас происходит в стиле «быстрее, быстрее, а то не успеем», под медийную накачку об «удобстве технологий» и «всё равно к этому все придём, надо привыкать и расслабиться». При этом имеет место принципиальная, массовая неосведомлённость граждан о своих правах в цифровом пространстве и их фактическом ущемлении в ходе внедрения цифровых технологий. Гражданам не объясняют риски и призывают отказаться от их прав «ради безопасности и удобства».
    На наших глазах происходит новая версия история продажи первородства за чечевичную похлёбку.

    4. Попытки быстро забрать права «по факту». Госорганы и чиновники испытывают азарт создания всеобъемлющих баз данных о людях, пренебрежение к правам граждан на тайну частной жизни, переписки и т. п. Фактическое нарушение конституционных прав граждан уже имеет место в ходе внедрения цифровых технологий: сбора единых баз данных, торговли данными, слежки на улицах. Пример -практика массового, «по площадям», распознавания всех лиц жителей Москвы и других мегаполисов РФ, без их ведома и согласия, как потенциальных преступников.

    5. Цифровой суверенитет РФ не защищён и уже страдает. В цифровой сфере РФ оперирует большое количество мощных зарубежных игроков, которые не считают себя находящимися в юрисдикции РФ и практически не выполняют законы РФ. ним относятся Facebook, Youtube, Google, Instagram, Twitter и другие интернет-гиганты. Это приводит к массовой цифровой слежке за гражданами РФ, утеканию их персональных данных за рубеж, к манипуляции отдельными гражданами и общественными настроениями со стороны цифровых гигантов, к финансовым потерям бюджета РФ.

    6. Отставание законодательства. Сейчас есть множество «серых зон» в цифровом пространстве. Есть огромное количество разных игроков, имеющих доступ к цифровой идентичности граждан и нарушающих их права в своих интересах. При этом в нашей стране имеется существенная нехватка законов, например, о больших пользовательских данных, о защите цифровой идентичности граждан, об использовании искусственного интеллекта и др.

    7. Процесс осознания описанных рисков и законодательного ограничения цифровой сферы в мире уже начался. Во многих странах уже принимаются законы о запрете распознавания лиц на улице и ограничениях на использование персональных цифровых данных. Примеры: запреты на распознавание лиц на улице (кроме уголовных дел и следствия) в Калифорнии и других штатах США, законопроекты о запрете распознавания лиц в ЕС, регламент GDPR (General Data Protection Regulation) в Европейском Сообществе.

    Нам представляется, что начинать нужно со специальной главы Конституции, формулирующей основные положения того, как народ РФ относится к своей цифровой сфере, цифровому суверенитету и правам граждан в этой новой среде.

  • Ответить

    >> В цифровом пространстве происходят угрожающие процессы, при этом очень быстрые. Общество, власть и граждане пока не осознают риски и угрозы.

    угроза тут простая: обычная манера переобвуатьтся на лету и врать каждый день нвовое или диаметрально противоположное — заканчивается.
    Привычные методы мухлежа как способа бесконечного неудачного управления тоже приходит к концу.
    Если бумажные технологии на определнном периоде причем (когда плебеев обучили грамоте и они полезли сплошь врать и передергивать во всех документах, о этого грамотность была уделом людей благородных) — тоже завершается стремительным домкратом.
    В какойто степени просто будет чистка в автоматическом режиме произведена, причем не только относительно всяких карманников, барсеточников, домушников и т. п., но даже и более хитрых — которые пробрались к рычагам правления.
    Что опять же смешно выглядит — начинают переобуваться по привычке, метаться, завираться крещендо, а того понять не могут, что под колпаком у Мюллера уже давным давно. Причем никаких перевоспитаний или многополюсных дебатов даже и не предполагается. Финита комедии приближается к кульминации перехода количество данных в качество человеческого материала.
    Это бизнес, тут ничего лишнего. Просто прежде для создания сложных промышенных структур, (а также и обществ благополучных) требовалось както создать высокое взаимодоверие между членами общества. Это делалось общинами (но они небольшие) либо партиями (тоже не оч. многочисленны) либо войнами (миллионы выживших ветеранов доверяют друг другу).
    Если же страна запаршивеет, как в нашем случае например, то надо както чистить это все. Иначе невозможно даже в современной экономике существовать (простоянно чтото пропадает, все друг друга обмануть норовят, мухлеж пронизывает с низу до верху). Нет даже никакой объективной статистики, даже совсем секретной и закрытой — там такаяже бадяга ибо врать навострились все.

  • Ответить

    >> Кто о чём, а вшивый о бане. Это ты запаршивел, пожилой болтун.

    мы то люди маленькие. Но, вот пока тут фигурально об парше рассуждали, проф. Гундаров забубенил заявление об лепре сегодня. Вот это поворот посильнее фауста гете будет. Главное, на горсума он, немного похож с профессиональной деформацией на почве идефикс (какаято там клинтонша тоже попала под раздачу), но другие перечисленные лица и впрямь выглядят подозрительно по части заболевания. Да и сам диагност не журналист, а в теме. Оно там висит на ютубе и набрало дикое количество просмотров уже.

  • Ответить

    Игорь Станиславович, что за пургу вы попытались в конституцию впихнуть?
    Православный GDPR ?

    Разве вы не понимаете, что такое цементирование IT нам просто не по карману?
    Европейцы, как младшие партнеры американцев, могут себе такое издевательство над IT позволить, мы нет. Нам в IT нужно разрешать все и даже больше, чтобы просто не отстать от американцев и китайцев!

    Такие поправки попахивают предательством национальных интересов России, не ровен час, когда мы тут будем обсуждать ваш арест силами ФСБ.
    Переживаю за вас.