Иван Таврин о финтехе, санкциях и мессенджерах

Генеральный директор «Мегафона» Иван Таврин в большом интервью РБК рассказал о несостоявшейся сделке по покупке HeadHunter, о том, как санкции повлияли на «Мегафон», как связаны операторы и финтех, и почему он сам не верит в мегафоновский мессенджер.

О том, почему не купил HeadHunter:

Мудрые и близкие мне люди подсказали. И, несмотря на то, что тогда я не был согласен с их аргументами, в итоге они оказались правы. Но при этом HeadHunter — хороший бизнес. У него есть определенные сложности: в кризис бизнес быстро проседает, но потом быстро восстанавливается. Кто знает, может, когда-нибудь я его все же куплю или инвестирую в него.

О санкциях:

Когда стало понятно, что санкций будет несколько волн, мы решили, что наша задача — сделать все для того, чтобы компания работала стабильно в любых условиях. Именно поэтому, кстати, хорошо, что мы работаем только в России, а не на других рынках. Хорошо и то, что у нас небольшой валютный долг — за оборудование, которое мы покупаем у китайских и европейских коллег, крупнейшие поставщики — Huawei и Nokia. Большая часть этого долга — долгосрочная, к тому же существенная его часть захеджирована. Наконец, эта задолженность комфортна по своим условиям. А те наличные, которые мы держали, для диверсификации рисков мы частично перевели в гонконгские доллары.

Про финансовые услуги на базе сотовых операторов:

Я точно знаю, что финансовые услуги — это сегмент, где любой телеком-оператор в ближайшее время будет видеть потенциал для развития. Поэтому оставаться в стороне нам не хотелось бы. С другой стороны, делать финансовые услуги в прямом смысле слова, давать кредиты или обслуживать клиентов со своего баланса мы тоже не торопились бы. Ведь у этих кредитов есть невозврат. Важно: мы знаем о своих клиентах намного больше, чем любой банк. Мы знаем все об их поведении, о платежеспособности. Если клиент 10 лет не меняет свой номер мобильного телефона, исправно платит по нашим счетам — для этого не нужно знать его ФИО, делиться с кем-то его персональными данными: такие вещи говорят о поведении клиента значительно больше, чем его паспортные данные. Эта информация для любого банка и для любого, кто будет выдавать кредит этому клиенту, очень важна. Это скоринг, который мы точно можем либо использовать в бизнесе, либо продавать.

Про внутримегафоновский мессенджер «МультиФон»:

Нам важно, чтобы абонент тратил больше с нами и начинал пользоваться дополнительными услугами у нас. Но я не думаю и не верю, что сервис «МультиФон» будет настолько же востребован, как WhatsApp, Telegram, Viber или любой другой конкурент. В них же самое главное, что ты заходишь в книжку, и все твои контакты автоматически синхронизируются, а «МультиФон» — это мессенджер исключительно для наших абонентов. Для чего нам нужен «МультиФон»? Для того, чтобы абоненты, которые хотят экономить, имели такую возможность у своего оператора.

Гендиректор «МегаФона» — РБК: «Настало время платить по счетам»