Ростелеком увёл «Спутник» на корпоративно-государственную орбиту

С сайта sputnik.ru пропала поисковая строка, из массовых b2c-сервисов остались только новости. В Ростелекоме прессе пояснили, что «Спутник» поменял стратегию ещё «несколько лет назад», занявшись b2b- и b2g-решениями в области поиска и обработки информации, интернета вещей. В 2020 году компания получила лицензию ФСБ на криптографию и лицензию Минобороны на создание средств защиты информации. Юрлицо всё ещё называется «Поисковый портал «Спутник». Сейчас его основные продукты -- доверенный и корпоративный браузер, система веб-аналитики, корпоративный поиск, медицинская «бигдата», платформа для обработки данных.

«Спутник» запустили в мае 2014 года. В 2016 он показал прибыль в почти 700 млн рублей (при анализе госконтрактов получилось, что потрачено на него было к тому времени 2 млрд рублей), по итогам 2019 -- минус 183 млн. К лету 2017 года стало ясно, что поиск «не взлетел», и на него приходится меньше 1% переходов на сайты. Глава Ростелекома выразил тогда желание законодательно сделать браузер и поиск Спутника обязательными к использованию в госучреждениях и уверенность в их конкурентоспособности на фоне Google и Яндекса.

Добавить 25 комментариев

  • Ответить

    Думаю, этот бронепоезд будет долго стоять на запасном пути:

    Я тут в одно медиа дал комментарий про это.

    «У меня есть теория, что проект „Спутник“ создавали в условиях неопределённости отношений государства и „Яндекса“, а шире — интернет-проектов вообще.
    Его закрытие говорит об одном: что у государства есть полная уверенность в том, что никаких проблем из-за медиавозможностей сервисных проектов у него, у государства, не будет.
    В пользу этой теории говорит то, что „Яндекс“ вполне был защищён от претензий депутата Горелкина год назад, получил поддержку антимонопольного ведомства в конфликте с Google, и в целом не вызывает сейчас у государства каких-либо претензий.
    С этой точки зрения было логично перестать выделять средства на поддержку ещё одного поисковика — их у нас в России и так два, это сильно больше чем у многих других стран»

  • Ответить

    Вообще, в дискуссии там вопросы возникают:

    а) а чо мы вообще деньги на это тратили
    (деньги смешные, причём половина их вернулась в бюджет в виде налогов и взносов в фонды, подозреваю)

    б) а чо мы его делали вообще
    (это сейчас ничего, а тогда было непонятно, Яндекс он вообще с кем. Что будет с его долей, не получит ли его медийное влияние, например, Google)

  • Ответить

    >Его закрытие говорит об одном: что у государства есть полная уверенность в том

    Это же и в другом направлении работает, попробовали поиск поднять, ничего не получилось, стали менее борзо разговаривать с яндексом, урезали свои аппетиты и пошли на уступки.

    >деньги смешные, причём половина их вернулась в бюджет в виде налогов и взносов в фонды, подозреваю

    Юрий, у вас очень специфическое понимание экономики, по вашему, налоги и взносы в фонды это 100% прибыль государства?
    Не нужно на эти деньги платить пенсии и финансировать медицинские услуги?

  • Ответить

    У нас котловая экономика, фактически
    Из котла выдали, в котёл вернулось

    Надо понимать, что есть ещё фактор Мейла, который имел никогда не оспариваемую лояльность.

    Ну будут не Спутник продвигать, а Мейл, если «Яндекс» начнёт пытаться независимость показывать.

    Государству всё равно.

  • Ответить

    Никаких котловых экономик не существует!
    Знаете почему коммунисты после экспериментов вернулись к нормальной денежной системе?
    Потому, что деньги это время человека, тратишь деньги, тратишь время, можно спокойно рассчитывать себестоимость и делать планы.
    Потраченное время вернуть нельзя.

    Тот факт, что с зарплат разработчиков Спутника половина ушло государству, не значит, что государство вернуло половину. За эти деньги оно будет платить им пенсию, лечить и т. д.

    Я думаю, нужно было сразу просить Усманова налегать на поиск, если Волож кобенится, а не пытаться руками криворуких чинушей изобретать этот спутник.

    Вроде как только сейчас появилось понимание, что государству не нужно в продуктовые истории лезть, тем более при наличии их от отечественного частника.

  • Ответить

    Более того, если бы у Усманова получилось бы поиском что-то отжать у Яндекса и Гугла, то мы бы получили третий большой поисковик, большую сговорчивость тех же американцев, а не только Воложа.
    Стратегический просчет этот Спутник, как на него не смотри.

  • Ответить

    > Ну будут не Спутник продвигать, а Мейл, если «Яндекс» начнёт пытаться независимость показывать.

    А чего его продвигать, если мобильная версия «Спутника» (браузер) уже ищет через Майл, даже если выбрать «Спутник» из доступных поисковиков. А ещё недавно через «Спутник» поиск был.

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Я не знаю, кто это «вы», и почему «Спутник ваше всё».

    Спутник — несчастный проект, изначально, в общем-то, обречённый.

    Я здесь уже рассказывал историю Спутника через призму моего личного участия в ней. Вот ещё раз, пунктиром:

    — В июле 2008 года я разговаривал за кофе и булочками с Воложем и Сегаловичем в столовой Яндекса на набережной Яузы (рядом с заводом Кристалл). Они рассказали, что буквально вчера Воложа вызвал в кабинет президент Дмитрий Медведев. Там, как рояль в кустах, уже сидели Мильнер с Усмановым.
    Медведев сказал Воложу, что это хорошие парни, стоило бы продать им долю. Например, 10%, чтобы государство не нервничало, что Яндекс чужой и хулиганит в выдаче и поиске по блогам.
    Волож ответил, что они в сентябре 2008 через месяц, выходят на IPO, оценка будет не меньше пяти, так что 10% стоит 500 миллионов долларов. Мильнер обиделся, сказал, что это грабёж и надо дешевле. С тех пор Волож с Мильнером не разговаривает из-за этого выкручивания рук.
    В общем, не договорились Волож упёрся.

    2. Через пару недель, в августе 2008, во время войны с Грузией 08.08.08, Гера Клименко принёс Суркову таблицы раздачи трафика с новостных агрегаторов Рунета (где по оси Х были СМИ в порядке убывания популярности, а по оси У — трафик, раздаваемый с агрегатора) — из Liveinternet.
    Графики Гугла и Рамблера были простыми гладкими кривыми Ципфа, в то время как у Яндекса были пики раздачи на либеральных СМИ, топивших за грузин (Лента, Фонтанка, Эхо, Эхо Екабург и т. п.). То есть Яндекс во время войны добавлял трафика пропаганде врага.
    График, видимо, принесли Медведеву, он раздражился, хлопнул кулаком по столу и велел сделать национальный поисковик.

    3. Во все концы бросились гонцы. Искать, кто сделает. Например, ко мне они пришли с шести разных сторон. Я уже, когда мне звонили и свистящим шёпотом говорили, что надо встретиться, со смехом говорил «А, национальный поисковик!» — на том конце следовало ошеломлённое молчание. «Ты что, уже знаешь?».

    4. Я за август и начал сентября встречался с многими «сильными людьми», втянутыми в тему, в том числе дважды с Мильнером, один раз с Усмановым, ещё пару раз с усмановским тогдашним главным по Интернету Иваном Стешинским, с директором ИТМиВТ и другими.
    Я практически сразу понял, что сам в разработке участвовать не буду — по многим и понятным причинам, которые хорошо описывает старый анекдот про Рабиновича и первый социалистический публичный дом в Одессе.

    5. Был я и на заседании верхнего уровня в Минсвязи, где делали свои «презентации» КМ-Онлайн (Папа Ру и Татевосян) и директор АВВУУ Сергей Андреев со своей главной лингвисткой. И воочию наблюдал процесс принятия решения о покупке команды и «технологии» KM-Online.

    6. Я перед этим написал и отдал министру отчёт (докладную записку) на 20 стр. по существующим в Рунете командам с компетенциями и технологиями в области поиска. Где оценил запуск поисковика в 100 млн долларов, а поддержку и развитие — в $50−100М каждый год. И рекомендовал купить Рамблер, а не строить с нуля.

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    7. Команду KM-online я сразу назвал негодной. Но у принимавших решение были какие-то свои соображения.

    Потом проект сбросили на РТ, они купили КМ-Онлайн, где не было вовсе никакой технологии, а только разговоры, начали довольно неуклюжий найм поисковых разработчиков.
    К ним в 2009 из любопытства сходили практически все, кто мог делать поисковики в России. В том числе мой многолетний сотрудник и кум Кева, писавший все поисковики в России кроме Яндекса.
    «Кандидаты» со смехом рассказывали разные ужасы и нелепости про этот «найм». Нанять в таком формате почти никого не удалось.
    (Кева, кстати, потом через несколько лет поработал пару лет в Спутнике, когда там в очередной раз сменилось начальство и пришёл Басов).

    8. Потом мы в АиП дважды писали подробные отчёты по качеству Спутника, для их начальства, потом включили Спутник в наши анализаторы поискового качества (по просьбе разработчиков непублично) и т. п. В общем, наблюдали историю довольно близко.

    9. Чтобы дальше не рассказывать эту историю подробно, дам вывод — цитату из моего вчерашнего коммента на Хабре:

    «Если вы хотите выйти на рынок традиционного поиска, у вас полнота должна быть сравнима с Яндексом и Мылом, то есть нужно выкачать и заиндексировать — и потом переиндексировать достаточно часто (не реже раза в неделю, а лучше раз в день, а что-то раз в час) — несколько миллиардов документов, как минимум.
    У Яндекса и Гугла сейчас, я думаю, база Рунета примерно под пятьдесят миллиардов, может быть, уже сто. У Мыла поменьше, но тоже не меньше 20−30 миллиардов, я думаю.

    Только чисто для индексации современного объёма Рунета нужно как минимум несколько сотен серверов.
    На самом деле в Спутнике было больше 2000 серверов (хотя и далеко не сразу). А у Яндекса в 2008 — несколько десятков тысяч, а сейчас — несколько сотен тысяч.
    В новостях пишут, что всего РТ потратил на Спутник 2 миллиарда рублей. По моей личной среднепотолочной прикидке, Яндекс тратит два миллиарда рублей на свой поиск примерно раз в две недели.

    А Спутник потратил на сервера и зарплаты за 10 лет с 2009 года всего примерно 2 миллиарда, как пишут в СМИ. То есть типа в 200−250 раз меньше, чем Яндекс.
    Ну вот и результат. Послали в магазин сходить без денег.

    Конечно, позиционирование „ещё один Яндекс, только государственный“, „не хуже, чем Яндекс“ — неверное (какое верное — тема для отдельного разговора); непрофессиональную команду КМ-Онлайн тоже не следовало брать. Начальников назначали негодных, не смогли взять с рынка достаточно специалистов из-за корпоративных приколов — но это всё члены второго порядка от абсолютно недостаточного финансирования. Его просто не хватило, чтобы перепрыгнуть порог входа на поисковый рынок».
    https://habr.com/ru/news/t/518204/#comment_22045074

  • Ответить

    А мы-то думали, что:

    «Моё мнение заключается в том, что «Спутник» был нужен исключительно для того, чтобы в тот момент, когда разные заграничные корпорации добра, в результате принятых где-то вне России законов, попытаются выкручивать руки выключением каких-то важных для России сервисов, им можно было ответить спокойно: «Да выключайте!».
    https://t.me/sinod/266

    …а теперь оказывается, «неопределенность отношений государства и Яндекса».

  • Ответить

    …а теперь оказывается, «неопределенность отношений государства и Яндекса».

    Не надо любые параллельно существующие явления превращать в ложную дилемму. И то, и другое.
    Если бы Яндекс был определённо наш, то его бы и можно было бы использовать как бэкап при отключении Гугла. А если нет — то нет.

    Неопределённость отношений с Яндексом, в частности, заключалась и в том, что Гугл дважды делал подходы по покупке Яндекса, а также в том, что при выходе лично Воложа из бизнеса по любой причине Яндекс и так превращался бы в 90% американскую тыкву.

  • Ответить

    Удивительно, как мы деградировали в IT, раньше столько страстей вокруг поисковика, чтобы не дай бог, американцам не достался Яндекс!

    Сейчас мессенджер N1 американский, мобильные (и не только) операционки американские, видеохостинг американский, главная социальная сеть (инстаграмм) американская, догоняющая социальная сеть (тикток) китайская, главный интернет-магазин китайский, основные инструменты для дистанционной работы (включая чиновников) американские, да и поисковик по разным подсчетам главный уже тоже американский.

    Юра, мы все просрали (с)

  • Ответить

    Игорь, по п. 6 — как обычно — фейспалм. Это только если ну с совсем невменяемыми откатами. Как понимаешь — устриц ел.

    У меня другое мнение, почему не взлетел (да и не мог без серьезного административного давления в таком виде), команда там была не днищенская все же.

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Нет, я боюсь, ты неправильно считаешь. Откаты там не при чём.
    Давно ли ты строил настоящий поисковик масштаба Рунета, а не «вообще веб-систему»?

    2000 серверов по десятке (это то, что удалось в Спутнике построить году к 2018) — уже двадцатка. А у Яндекса их были уже сотни тысяч.

    Расходы Яндекса уже в в 2005—2007 на поисковый кластер и программеров были больше тридцатки в год.

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Команда там была разная. Руководил разработкой довольно долго Татевосян, у которого не было опыта создания большого поисковика в принципе. Только теоретические представления, насколько я могу судить. Кева рассказывал разные ужасы про управление. Ну и т. п.
    Но основное — недофинансирование, кардинальное.

  • Ответить

    Потратить можно сколько угодно, вопрос сколько оптимально.

    Про Яндекс 2005—2007 — как ты понимаешь, я в курсе. Вспомни, кем я там работал.
    Но это уже нерелевантно — я еще и в курсе, во сколько обошелся CocCoc. И это были уже совсем другие деньги (хотя можно было и меньше).

    Про остальные проекты ты уже не в курсе, они APAC-овские, но сколько что стоит я знаю.

    Если в России во много раз дороже получается — у меня плохие новости….

    Про Спутник — Мне жалко Мишу Козлова (нас с ним в Мэйле постоянно путали %). Но он, вроде, уже к Басову уходил?

  • Ответить

    Но это уже нерелевантно — я еще и в курсе, во сколько обошелся CocCoc. И это были уже совсем другие деньги (хотя можно было и меньше).

    Иииии… где он, извините?

    Тебе не кажется, что тут есть некая изоморфность ситуации?

    Про Яндекс 2005—2007 — как ты понимаешь, я в курсе. Вспомни, кем я там работал.

    Ну, ОК, ты в курсе. Если конкурент, с которым предполагается сражаться, да ещё с нуля, тратит в год полтинник — сколько надо тратить новому игроку?

    Я разговаривал как-то с Толиком. Это было, когда ещё Илья был жив. Но после IPO. То есть, похоже, это был 2011 или 2012 год. Толик уже давно рулил поиском. Я его спросил, что за дурь такая, когда в Яндексе всем желающим после IPO выдали айпадов и айфонов на 6 лямов грина.
    Он ответил, что вот он сейчас составляет заявку на новый год на железо. Я, говорит, в своей табличке заменяю одну материнку на другую — туда-сюда гуляет двадцать лямов. По одной позиции. Разница в ценах.
    Что там шесть, мол.

    Козлов в Спутник, естественно, пришёл с Басовым.

  • Ответить

    >Кева рассказывал разные ужасы про управление

    А можете написать статью про то, что делали правильно и неправильно? Было бы очень интересно прочитать Ваш взгляд. ИМХО lessons learned нашли бы свою аудиторию не только среди просто интернет-читателей, но и с точки зрения гос-ИТ инвестиций.

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Ну, вообще это не мне следует делать. Я же там не работал, могу не знать важных фактов, событий, людей, деталей и нюансов.
    Может, там было всё не совсем так, как представляется снаружи. Даже наверняка.

    Ну и вообще это не слишком будет корректно — часть людей, которые там работали, мои хорошие знакомые и друзья. Которые честно делали всё возможное в невозможных обстоятельствах.

    Если писать, как всё неправильно — можно нечаянно повесить на них чужую токсичную карму.
    Да и всё ещё слишком свежо к тому же. Я про Рамблер написал пиесу всё-таки спустя семь лет после увольнения.

    Пусть Кева или Миша Козлов опишут, если это для них эмоционально удобно и политически корректно.

    Один ключевой показатель, видимый извне — финансирование — можно обсуждать. Оно было чудовищно недостаточным, как я уже написал. С позиционированием тоже можно спорить, это опять же фактор для внешнего употребления. Я его тоже уже обсудил выше.

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Скопирую сюда свой коммент с Хабра, чтоб два раза не писать:

    Государству свой поиск был понятно зачем:

    1. Поиск является довольно сильным средством влияния на умы. Просто формируя «горячие десятки» по ключевым темам, а также «горячие пятёрки» по новостям на голове поисковика, можно формировать реальность у десятков миллионов людей.

    2. Яндекс, несмотря на заверения в нейтральности, технологичности, со своей вечной мантрой «мы просто зеркало Рунета», в реальности в 2000—2010 годах довольно часто активно пользовался своим по сути монопольным положением в политических и иных целях. В том числе наливал трафик либеральным СМИ в августе 2008, пытался нагонять свою аудиторию на протесты 2012 года, публиковал фейки и вонючки про Победу к 9 Мая и т. п.

    Это, как я писал выше, было дело рук плотно слежавшейся ультра-либеральной прослойки верхнего и среднего менеджмента, которые не видели ничего плохого в том, чтобы, используя своё техническое и служебное положение, продвигать свои политические взгляды на поисковике и новостном агрегаторе с десятками миллионов просмотров в день.

    3. При этом структура собственности в Яндексе была такова, что несмотря на 50%+ решающих акций у менеджмента, «коммерческих акций» у Воложа с компанией было примерно 12−13%, а решающие акции были привязаны лично к основателям (Илье и Аркадию). При любом варианте выхода Аркадия из бизнеса (а Илья-то помер в 2013) Яндекс в одночасье превращался бы в американскую тыкву.

    Для государства это неприемлемый риск — иметь недружественного ключевого игрока в своём цифровом пространстве или вообще в руках геополитического противника, который прямо называет РФ Врагом № 1 в своей киберстратегии и военной доктрине.

    Как видим, ситуация (практически первая в истории США), когда крупный медийный игрок ТикТок в США (100 млн пользователей) не принадлежит американцам, вызывает у американцев шок и ненависть по тем же причинам. И энергичные быстрые действия правительства по отжиму и/или запрету.

    Какая бы могла быть польза для посетителей:

    Я несколько раз разговаривал со всё время менявшимися руководителями Спутника — мы же много лет меряли качество поиска Спутника в «скрытом режиме» в наших анализаторах http://www.analyzethis.ru.
    Старался донести мысль, что позиционирование должно отличаться от «ещё один Яндекс», «не хуже Яндекса». И потому, что третий яндексогугл не очень нужен (очень неплохой и имеющий ресурсы поисковик Мыла имеет 3% поискового рынка Рунета), и потому что с этими выделенными на Спутник ресурсами (в 100 раз меньше, чем у конкурента-монополиста) ничего «в лоб» сделать нельзя.

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Но можно было выбрать «перпендикулярное» позиционирование: сделать Спутник по-настоящему доверенным «государственным поисковиком», с доверенной информацией, которую яндексам и гуглам просто негде было бы взять: лучшие карты, лучшие списки предприятий, полезные и достоверные данные из госуслуг, Кадастра, ЕГРЮЛ, госСМИ, решения судов, официальные документы, правовая база данных, Ленинка, патенты, Мосфильм и Союз-Мультфильм, архивы МО, разные госархивы, расписания общественного транспорта, образовательные программы с Минпросом, покупка билетов, поиск мест, туров и другие сервисы с Минтуризма. Интеграция с госуслугами через единый идентификатор с ЕСИА и т. п.

    При этом гарантированная чистота: никакой порнухи и никакого мусора и грязи в принципе, никакой желтизны, тизерных сеток, семейный фильтр по умолчанию, никаких фейков, никакой навязчивой рекламы и продвижения сервисов самого поисковика.
    Вообще идея, что госпоиск должен ещё и зарабатывать на той же цыганщине, завешивая главную страницу 15−20 объявлениями — ложная.

    Вот это — можно было сделать. И даже в последнее время в Спутнике делались шаги в эту сторону, но слабые и запоздалые.

    В итоге как раз Яндекс, постепенно срастаясь с мэриями, ведомствами и государством, начинает становиться поставщиком такой доверенной информации (карты, расписания, маршруты, прочее).
    Но для этого сотрудничества с Поисковиком № 1 нужно решить вопрос общей лояльности к стране и государству, иначе это риск.

  • Ответить

    Скорее всего, спутник это не инициатива с самого верха, слишком топорно выглядит, проще было бы прислониться с 100% лояльному маил.ру.
    Он выглядит как классическая игрушка чинуша высокого ранга, который имеет право просрать какую-то сумму безнаказанно. Дескать, у нас все магистрали, куча железа, осталось только хипстеров нанять, чтобы какой либо форк скомпилировали и все, делов то.
    Это как Греф, который считал, что интернет-магазин это плевое дело, просто залить бабла и все будет.
    Просто замечатально, что спутник недофинансировали, результат был бы тем же, а гос. бабла потратили бы еще больше.

    Порочная практика, разрешать чинушам пускать деньги на ветер, когда масса понятных и государственно важных проектов ждет финансирования, типа моста в Якутск.

Для добавления комментария войдите или зарегистрируйтесь.