Никита Комарков, разработчик Meduza.io, ушёл из компании по собственному желанию после возвращения Ивана Колпакова на пост главреда. Он предупреждал, что работать с Колпаковым, после инцидента с его женой, не будет

Развитие событий: Колпаков ушёл с поста главреда "Медузы". Но останется в издании не как главред. Ещё он назвал инцидент "так называемым" (9 ноября)

Никита Комарков, full-stack разработчик Meduza.io, покинул издание после того, как главным редактором в нём остался Иван Колпаков. О своём желании покинуть издание в случае такого развития событий он сообщил заранее, вопрос об этом при принятии решения по Колпакову на совете директоров "Медузы" не обсуждался.

Никита Комарков был сотрудником издания и мужем девушки, с которой Иван Колпаков, главред «Медузы», продемонстрировал неприемлемое поведение на 4-м дне рождения «Медузы» в конце октября 2018-го. Тогда Иван «прикоснулся к ягодице жены одного из сотрудников «Медузы» и сказал: «Ты единственная на этой вечеринке, кого я могу харассить, и мне за это ничего не будет»

В этот же период "Медузу", по причине тоски по lifestyle изданиям, покинула Ольга Страховская, работавшая в Meduza c начала 2017-го года. Ольга же, непосредственно под руководством Ивана Колпакова, существенно повлияла на повестку «Медузы» и умы её читателей, тем образом, который Юрий Сапрыкин в отношении её работы в Wonderzine описал так: «Wonderzine < со Страховской> начал писать прежде всего не о ценностях, которые можно надеть или приобрести, а о ценностях, которые определяют, кто ты такой (вернее, такая); это тот редкий (особенно в наши времена нишевости и раздробленности) тип издания, благодаря которому читатели начинают смотреть на мир немного другими глазами».

Добавить 13 комментариев

  • Ответить

    Ну и историческая ретроспектива про то, что за Колпаковым никогда ничего подобного не замечалось (цитата из ФБ «Медузы» «Это разовый инцидент. Проблема не носит системный характер. Колпаков никогда не позволял себе такого в прошлом. Двухнедельное отстранение от работы и публичное (а также внутреннее) осуждение совет считает достаточным наказанием»):

    Ещё одна историческая зарисовка на тему «Ты решил уйти самостоятельно»:

    Я вышел «на подумать», позвонил на мобильный Банкиру, он был недоступен. Я ещё поговорил с ребятами, вернулся через 20 минут, и объявил, что увольняюсь.

    «Ну что же, уговаривать не буду, ты явно нелоялен мне, мне — владельцу, а я такого терпеть не намерен», — сказал Латиноамериканец, и мы расстались с ним навсегда.

    Мы с начальником Рейтинга Лёхой съездили в ближайший супермаркет, купили несколько килограммов коньяка и шоколада, и к вечеру устроили мне отличную отходную пьянку в столовой со всем персоналом. В разгар пьянки в столовую заглянул Маг и сказал, «Игорь, хочу обратить твоё внимание, что это было твоё решение. А я с тобой с удовольствием бы поработал вместе».

    — Антон, уйди от греха, — сказал я, и Маг благоразумно удалился

  • Ответить

    Уже не хочется отдельный текст писать, но надо несколько вещей ещё зафиксировать в отношении «Медузагейта»:

    1. Общественность жаждет крови, поскольку «Медуза», на текущий момент, и её действия, сделали пострадавших ещё более пострадавшими: https://www.facebook.com/story.php?story_fbid=473808113022959&id=201019343635172

    2. Общественность жаждет того, чтобы эффективный менеджер Колпаков пострадал много более существенно, чем двухнедельное отстранение от работы с последующим возвращением в должность. Например, чтобы его уволили. Вряд ли для лучшего редактора в России будет проблемой прокормить себя, даже после столь скандального увольнения. Кстати, Колпаков это может сделать самостоятельно, не дожидаясь от Медузы, что она его это попросит.

    3. Голосование сотрудников «Медузы» за оставление Колпакова на посту, это, мягко говоря, голосование «под дулами автоматов» — проблемы издания (если Колпаков столь незаменим) или проблемы личных отношений с Колпаковым (если голосование было открытое), скажется на кадровых перспективах сотрудников внутри «Медузы» и вполне может привести к необходимости покидать издание и даже менять город где они живут при отсутствии вида на жительство в ЕС. При этом журналисту, в отличие от разработчика, найти работу за пределами России намного сложнее. Поэтому принимать в расчёт голосование в таких условиях — не стоит.

    4. Было бы неплохо, чтобы лучший в России редактор, обнаружил значимый медийный скандал у себя под носом и осветил бы его на страницах издания, которым он управляет. Почему-то редактор англоязычной части редакции его смог увидеть: https://meduza.io/en/feature/2018/11/08/a-harassment-scandal-at-meduza

    5. Интересно дальнейшее развитие ивентов «Медузы» и их инициатив вроде летней школы журналистов. Если коммерческие истории, вроде конференций, скорее всего слабо пострадают, то всякие общественные движухи, где «Медуза» предъявляла общественности свой авторитет (например, «Слуцкий должен уйти» (https://meduza.io/feature/2018/03/07/leonid-slutskiy-dolzhen-uyti-iz-gosdumy)) пострадают в большей степени. Наверное, спикерам «Медузы» сложнее будет выступать на сторонних мероприятиях.

    6. «Медузе», пожалуй, стоит завести пиарщика как штатную единицу. Ни Илья Красильщик, ни Галина Тимченко, ни Иван Колпаков в данной ситуации не сумели коммуницировать с публикой. Практически каждое их действие усугубляло ситуацию если и не сразу, то при дальнейшем развитии событий. Что, чаще всего, можно было предусмотреть.

    7. Стоит думать, как сильно могут отозваться наши прошлые действия в будущем и как поступки, которые мы можем считать незначительными, могут обнулять годы и годы нашей работы: «Медуза», по сути, за пару недель потеряла весь накопленный Страховской за два года репутационный капитал.

  • Ответить

    Интересно почему бы Комаркову с женой в Латвии в суд не подать банально на Медузу/Колпакова, компенсацию по идее должны дать нормальную. Типа Европа, да и ничего не нужно доказывать…

Для добавления комментария войдите или зарегистрируйтесь.