Страсти по API

Развитие событий: Американский Yandex сделал приложение для ТВ (10 апреля 2013)

Буквально за 5−6 лет полностью поменялось отношение индустрии к API. Если в эпоху быстро забытого web 2.0 интерфейсы были обязательным символом успеха, то сегодня они уничтожаются в промышленных масштабах. Редакция предложила проанализировать моду на сворачивание API компании 2ГИС, для которой это — один из способов заработка.



В марте о закрытии API объявил Netflix. За ним последовал Google — от него этого, в принципе, всегда ждешь, но в отношении Reader’а поверилось с трудом. Предыдущими настолько же заметными новостями было изменение условий работы Twitter API в прошлом году и введение лимитов Google Maps API в самом конце позапрошлого.

Открытые, бесплатные API, мэшапы и всякая open data были флагманами интернета на протяжении нескольких лет. Моду и правило «у каждого приличного продукта должен быть API» установила «корпорация добра» как раз в рамках донесения добра до каждого. Она же теперь её окончание и узаконивает. «У кого нет API — тот лох» меняется на «Лох тот, кто не закрыл API». Что будет с существующими API, и есть ли место новым в мире, где нет добра? На самом деле, всё будет хорошо и правильно.

API — это ведь или продукт, или канал доставки продукта. Если по метрикам, принятым для оценки эффективности, продукт оказывается успешным, он будет работать и развиваться. Неуспешный, говорит кэп, не будет. На мой взгляд, в Google происходит не пересмотр отношения к API, а пересмотр отношения к метрикам, к KPI. Translate нужен, чтобы переводить сайты, с которых переходят из выдачи, и сайты, которые смотрят в Chrome. А совсем не для того, чтобы левые разработчики делали бессмысленные для Google приложения. Поэтому его нужно закрыть.

Google Reader — это штука, которая из технологической превращалась в социальную. Его можно было закрыть, когда появлялись Wave и Buzz, но пронесло. Google+ же делается с совершенно другим размахом, и в этот раз Reader’у выжить не удалось.

Twitter не менее прагматичен. API помог получить аудиторию там, где не было возможности все потребности закрыть самим. Возможность появилась, популярность стала абсолютной — API и горы неуправляемых приложений стали вредить, а не приносить пользу.

Немного другая история с Maps API. Там Google, как я думаю, пробовал, но не научился зарабатывать и мог рассуждать так: зачем бесплатно предоставлять все свои крайне дорогие данные прямым конкурентам в области локального поиска — Yelp и Foursquare? Пусть хотя бы платят.

С этой точки зрения перед Яндексом такой вопрос не стоит: у API карт Яндекса нет сайтов-партнёров с огромной аудиторией. Хотя сама аудитория и огромна (MAU, кажется, совпадает с аудиторией рунета), она состоит из схем проезда, сайтов недвижимости и прочих проектов, которые ни платить не захотят, ни конкурентами не являются. Зато Яндекс каждому пользователю интернета в России показывает свой логотип, некоторым — по многу раз. Получается недорогая и экологичная реклама бренда.

Все, что выше, было про случаи, когда API не приносит какого-то очевидного профита. Когда API — это расширение аудитории продукта, которая хорошо и измеримо монетизируется, причин его закрывать нет. Search API Google и Яндекса будут развиваться. Twitter задушил альтернативные клиенты, но с рекламой всё будет наоборот.

Мы в 2ГИС готовим новые версии API карт и справочника, потому что их симбиоз работает так же, как и наши главные продукты — пользователи ищут локальные бизнесы, а мы показываем наверху тех, кто заплатил, сохраняя релевантность и полноту выдачи. У нас есть прозрачные оценки вклада API как самостоятельного продукта в выручку компании, которая в 2012 году составила более 2 млрд рублей. Причина закрыть такой продукт может появиться только в случае, если найдутся значительно более дешёвые способы получения аудитории, или наши продукты окажутся в монопольном положении на рынке. На второе мы не рассчитываем, над первым думаем.


Ещё бывают сервисные API, как у всех взрослых SaaS-решений или интерфейса управления кампаниями Яндекс.Директа, например. Здесь API нельзя рассматривать, как продукт, это просто фича, позволяющая решить проблемы продвинутых пользователей, но не получить новых. Поэтому с ними всё тоже будет хорошо.

Получается, что «век бессмысленных API» действительно закончен, но он и начался по стечению обстоятельств, а не из-за объективных причин. То, что в течение нескольких лет разработчики всего мира могли бесплатного пользоваться данными и сервисами интернет-компаний, не давая им ничего взамен — было просто духом времени. Подарком миру от монополиста Google. Как только монополия начала давать трещины, всё встало на свои места. Если API приносит понятный профит, он нужен и должен быть. Если нет — давайте закроем.

Антон Спиридонов, Менеджер продукта 2ГИС API

----

От редакции Roem.ru: Присылайте свои статьи, авторские колонки, обзоры и аналитику на
info@roem.ru. Авторам и компаниям — слава, обмен мнениями и полезные знакомства в комментариях.

Добавить 9 комментариев

  • Ответить

    Google вообще научился таки относительной монетизации карт — на них отображаются активные, не отключаемые POI. При клике улетаем на plus. И метки такие по всей карте и довольно таки плотно — от музеев и магазинов до, как по ссылке, геоглифов Перу. Возможно кликабельность таких обьектов не особо блещет, но, во первых, берут количеством, и, во вторых, по сути на халяву.

  • Ответить
    Альтер Эго

    В массовом закрытии API крупными игроками есть еще один печальный момент, связанный с местными реалиями. Сейчас, когда государство хоть и медленно, но проникается идеей открытых данных, пример массового закрытия интерфейсов может сыграть на руку чиновникам, выступающим против API и открытости вообще.

  • Ответить

    >> Редакция предложила проанализировать моду на сворачивание API компании 2ГИС, >> для которой это — один из способов заработка. У меня есть несколько вопросов, с вашего позволения… О чем вообще речь в тексте? Анализа «моды» в статье нет. Есть названия сайтов и сервисов, которые взяли и «закрыли», но что именно было закрыто, и по какой причине, из текста статьи непонятно. Везде бегает слово API, вроде как ключевое, но определения ему автор не даёт. А ведь речь идёт не более чем о «трубе прокачки», — а, что через неё конкретно прокачивалось в каждом случае, автор опять же не объясняет. Ну, заварили трубу сервисы; а качали-то что, а заварили в чью сторону, а наглухо совсем завари, а все ли трубы заварили, сечение у труб какое было? API стало контекстной рекламой. Синс вэн, пардон? ДубльГИС, в данном случае, зарабатывает на «контекстной рекламе», контекстом выступает территория, а предметом — справочная информация по объектам на ней. Описанию механизма заработка посвящён самый красивый и лаконичный абзац в тексте, его бы в рекламный памфлет. Но, в аспекте «контекстной рекламы» модель работы ДубльГИСа соответствует «Яндекс.Директу» и прочим системам контекста. Они успели стать API? Если да, то такое API, как Google AdSense тоже по-модному закрыли? Оу рили, когда успели? Почему РОЕМ не написал?! P. S. Дорогая редакция, а автор вообще в курсе был, что ему надо проанализировать или эта формулировка для красивого словца, и возникла она на этапе публикации? Или у текст вообще другая задача? «Огласите весь список, пожалуйста! » :-)

  • Ответить

    На самом деле, такими темпами и я здесь статьи могу писать. Еще и у Синодова денег клянчить. Про бубль гис ничего не услышал. А было интересно.

  • Ответить

    Картографические данные и сервисы во владении коммерческих организаций — это случайность, вызванная тем, что они первые пришли в инет и поняли, зачем там они нужны. Появление бесплатных или очень дешевых качественных сервисов на уровне стран или даже мира от государственных или некоммерческих структур неизбежно.