«Вся его принципиальность обусловлена интересами бизнеса и заботами о личном имидже, безопасность продукта волнует его куда меньше» — Розенберг о Дурове

Роскомнадзор обратился в Таганский районный суд Москвы с требованием ограничить доступ к мессенджеру Telegram на территории России. Экс-замтехдира ВК и бывший сотрудник компании Павла Дурова «Телеграф» (работала над Telegram в одном здании с ВКонтакте) Антон Розенберг в интервью RT рассказал о возможных последствиях такого иска:

  • Павел Дуров так долго строил Telegram на мифе об абсолютной безопасности и защищённости, что теперь сам — заложник ситуации и не может начать договариваться. Он большой мастер игры словами, но один раз его уже поймали тем же способом: глава Роскомнадзора в июне прошлого года заявил, что кроме данных для внесения в Реестр распространителей информации Роскомнадзору ничего не надо, и Павел тут же сказал, что если так, пожалуйста, вот вам фирма в Лондоне и адреса. В итоге Роскомнадзор и не запрашивал данные, это сделала ФСБ, Дурова переиграли.
  • Теперь Павел в привычной манере использует ситуацию, чтобы заявлять на Западе о своей якобы принципиальности и стремлении защищать переписку пользователей любой ценой, параллельно получая бесплатную рекламу и наращивая российскую аудиторию. Отдельные теории и вовсе говорят, что всё это спланированная и согласованная акция по увеличению популярности Telegram, но мне, к сожалению, не известны все детали и договорённости Дурова.
  • К сожалению, вся его принципиальность обусловлена именно интересами бизнеса и заботами о личном имидже, реальная безопасность продукта волнует его куда меньше, позиция по тому или иному событию формируется на ходу в зависимости от текущей ситуации (достаточно вспомнить, как в июле 2017 года после блокировки в Индонезии Павел Дуров лично полетел туда договариваться с властями страны. Но опаснее всего то, что позиция Telegram придумывается лично Павлом Дуровым, без какой-то продуманной юридической базы и долгосрочной стратегии. Это стало очевидно 16 октября 2017 года, когда представители мессенджера не явились на суд с ФСБ, где мессенджеру выписали административный штраф, и только после массовых публикаций об этом в прессе Дуров объявил, что будет искать юристов.
  • Дуров поел с министром связи Индонезии и получил «амнистию» для Telegram

  • Вся схема со множеством офшорных юридических лиц была придумана для оптимизации налогов, и только потом Павел сообразил, что это можно использовать как якобы особую юридическую защищённость мессенджера. Он мог бы заявить, что Telegram Messenger LLP — британская компания и находится вне юрисдикции России, но вместо этого отреагировал на публикации и сообщил, что будет судиться, тем самым признав российскую юрисдикцию. Но если в России он может устраивать такие фокусы, полагаясь на связи и известность, то в США такое не пройдёт. И Павел это хорошо понимает. Собрав от инвесторов уже $1,7 млрд, он отчитался именно перед американской Комиссией по ценным бумагам и биржам (SEC), а в условиях участия явно прописал, что инвесторами не могут быть люди под западными санкциями и резиденты, в том числе Крыма.

«Власти воспринимают мессенджер как российский проект»: бывший партнёр Павла Дурова о Telegram и его перспективах