Глава РБК Николай Молибог попросил уволиться тех, кто раскрыл «кухню» новой редакции

Развитие событий: Александр Плющев о сливе из РБК: «Николай Молибог — безмозглая жертва рекламы» (10 июля)

Глава медиахолдинга РБК отреагировал на раскрытый для всех желающих разговор журналистов РБК и нового руководства редакции. Новые со-руководители объединенной редакции РБК Игорь Тросников и Елизавета Голикова встретились с редакцией 7 июля. Редактора попытались объяснить, как они собираются совмещать соблюдение стандартов журналистики с необходимостью избегать прямой конфронтации с руководством страны. На следующий день издание «Медуза» опубликовало расшифровку аудиозаписи встречи нового руководства РБК со старым коллективом. В начале разговора Игорь Тросников попросил журналистов не делать записей и не выносить содержание разговора за пределы коллектива. Николай Молибог утверждает, что: «Одна из ценностей бренда РБК (похоже, нам надо все-таки внутри четко сформулировать все ценности) однозначно и четко подразумевает, что сливать наружу этот внутренний разговор — это мерзко. И поэтому те наши коллеги по РБК, кто это сделал или кто считает этот поступок нормальным, могут катиться к ****".

Всем привет.

Полтора месяца не захожу в фейсбук и дальше не буду заходить, поэтому не удивляйтесь тотальному молчанию с моей стороны и до этого сообщения и после него. Но сейчас похоже исключительный момент, поэтому выступлю.

Одной из основных целей своей работы я считаю наполнение бренда РБК тем набором ценностей, которые были бы интересны с одной стороны нашей текущей и потенциальной аудитории с другой стороны людям, которые уже работают в РБК или планируют здесь работать. Парюсь я про эти ценности и потому что я прагматичный менеджер (я искренне верю, что бизнес бренда с адекватными ценностями будет лучше бизнеса бренда без ценностей) и потому что я считаю, что мои коллеги по РБК будут считать компанию не просто местом работы, а сообществом вменяемых людей, ну и, в конце концов, таким образом я вкладываюсь в улучшение этого безумного мира (наивно, согласен, но похоже я такой). С системностью работы над этими ценностями у меня, признаюсь, полная жопа. До сих пор они не описаны и четко не проговорены внутри РБК и никак не артикулированы, может быть именно текущие события заставят четко все сформулировать про РБК.

И в моем мире, ценности бренда превыше профессиональных стандартов. Там где в профессиональных стандартах есть пространство для толкований, ценности бренда определяют как будет. И примеров приоритета этих ценностей над профессиональными стандартами в жизни куча. Можно заниматься банковской деятельностью, а можно наполнять бренд Сбербанк таким мощнейшим набором заповедей, что я давно и прочно размышляю о покупке акций Сбербанка. Можно строить дома по стандартам, а можно делать такое пространство для жизни как это делает, например, строительная компания Крост и поэтому я почему-то с интересом смотрю на их дома и если бы мне нужна была квартира, то я бы раздумывал о приобщению к миру ценностей Кроста. Ну и можно делать медиа Медуза по профессиональным стандартам журналистики, но ценности бренда превыше и поэтому (это мое частное мнение, а не позиция РБК) получается скользкое, жгучее, наполненное ненавистью и неудовлетворенностью нечто, с которым мне точно не по пути.

Я это все к чему. Одна из ценностей бренда РБК (похоже, нам надо все-таки внутри четко сформулировать все ценности) однозначно и четко подразумевает, что сливать наружу этот внутренний разговор — это мерзко. И поэтому те наши коллеги по РБК, кто это сделал или кто считает этот поступок нормальным, могут катиться к ***м (*** Роема — Roem.ru). Спокойно катиться, без надрыва — просто написать заявление и уйти из компании. Мне все равно, насколько вы значимы и профессиональны, просто пжлст срочно покиньте РБК. Точно также, я никогда не хотел бы, чтобы бренд РБК оказался бы в ряду медиа, которые публикуют подобное. Договорились off the record, значит держим слово, потому что и деньги пахнут и трафик пахнет и эксклюзив пахнет. Доверие и уважение будет в итоге стоить дороже, чем один раз сорвать такой трафикогенерящий куш.

Вот такая вот двойная сплошная от бренда РБК.

P.s: большое спасибо тем людям из нашей объединенной редакции, которые вчера сделали поступок, который я искренне ценю. Очень круто, что вы так можете! Еще раз — СПАСИБО ВАМ!

P. S. С Молибогом заочно спорит обозреватель агентства Bloomberg Леонид Бершидский:

Леонид Бершидский про новых главных в РБК

Лучшие комментарии

  • Контекст комментария

    Альтер Эго

    Галина Тимченко присоединилась, к дискурсу про член.

    Николай Петрович тут манифест написал. Ну как директор директору. Ты, Коля, второй раз сливаешь своих людей. Которых ты пригласил. Это плохой кейс. Ты сравниваешь медиа с банком-для человека, 15 лет работавшего в СМИ, это довольно позорно. Можно кого угодно куда угодно послать, но это не сделает твои тезисы убедительнее, а бренд лучше. вместо того, чтоб подготовить пришлых начальников и рассказать им про ценности и особенности бренда, проработать с ними план и стратегию, ты цитировал лобковые волосы Гореславского и бычил на сотрудников. Что, согласись, тоже слабая позиция. У меня все. И не я первой вынесла это в паблик, а ты.

Добавить 8 комментариев

  • Ответить

    Николай Молибог своеобразно трактует лояльность к бренду летом 2016 года. Речь идёт о бренде, который сам собой не дорожит. После весенних окриков ментов на РБК, Молибог не прикрыл своих журналистов, не стал публиковать материалы о давлении ментов на бизнес медиахолдинга. Бренд и его содержание руководителю в этот момент был вообще до лампочки. Какой там бренд! Молибог уволил тех, кто мог бы опубликовать нечто интересное о давлении на РБК и на Прохорова «по мотивам» популярных материалов и фотографии Вовы Путина в статье про копеечные офшоры. По совокупности цена такого бренда РБК, равна цене гастрономических предпочтений только и исключительно самого Молибога сегодня и сейчас. Если завтра на РБК наедет какой-нибудь дебил намного менее опасный, чем умница «Путин», и это давление будет вполне бизнесовым, как я понимаю, Молибог тут же позвонит пишущим авторам и скажет, что у него есть полноценный сюжет о морально неполноценном дегенерате шантажисте. Но если позвонят из администрации презика — то тут извините, тут РБК и его содержание, пишущих авторов, можно и в говно макнуть, никаких проблем для бренда «не будет», ведь Молибог решил, что значение бренда РБК временно становится равно нулю.

  • Ответить

    Имхо, «своей квартирой» рбк может считать только собственник. Насколько я понимаю, среди присутствоваших на беседе собственника не было.

  • Ответить

    Иван, может Молибог со словами попутал и слова про бренд тут не причем.

    СМИ — странная вещь со странными законами, с брендом все сложно.

    В коммерческих организациях слив есть нарушение внутренних правил, слившего находят, читают вслух подписанные им при найме соглашения о неразглашении и приглашают на выход.

    Молибогу так можно сделать? Или нужно говорить что сливший — большой молодец и борец за свободу слова и пусть дальше работает?

  • Ответить
    Альтер Эго

    Галина Тимченко присоединилась, к дискурсу про член.

    Николай Петрович тут манифест написал. Ну как директор директору. Ты, Коля, второй раз сливаешь своих людей. Которых ты пригласил. Это плохой кейс. Ты сравниваешь медиа с банком-для человека, 15 лет работавшего в СМИ, это довольно позорно. Можно кого угодно куда угодно послать, но это не сделает твои тезисы убедительнее, а бренд лучше. вместо того, чтоб подготовить пришлых начальников и рассказать им про ценности и особенности бренда, проработать с ними план и стратегию, ты цитировал лобковые волосы Гореславского и бычил на сотрудников. Что, согласись, тоже слабая позиция. У меня все. И не я первой вынесла это в паблик, а ты.

  • Ответить

    >> решил, что значение бренда РБК временно становится равно нулю.

    не равно нулю — это когда биржа на новость опубликованную реагирует. Отсальное лирика. А тут решили биржу нафиг (ею давно уже не получается управлять изза полуграмотности и даже откровенной некомпетентности), будем типо «голосами на выборах» управлять. Ну и будет, ясен пень, тот же результат, близкий к нулю. Или даже обратный.
    Вообще — такой манеры подачи инфы хуже лучше нету, чтоб элеткорат позлить. Главное — побольше пудры на лицах ведущих, побольше спортивных новостей ни о чем и можно еще бантик-бабочку.

  • Ответить
    Roman > Альтер Эго контекст

    Удивительно — Тимченко опубликовала слив (попробуйте придумать, ка это прошло без ее апрува) и теперь глумится над Молибогом, ты там не доглядел раньше и потому тебя теперь имеют. То что имеют с ее же помощью — скромно оставила между строк.

    Да, сми нельзя сравнивать с банками, это точно, это зазеркалье какое-то, политические пристрастия оправдывают все для всех.

  • Ответить

    Почитал я веточку на ФБ, откомментил… ИИИИ — Тут Николай Молибог, который, помнится обещал не заходить на ФБ, перенес меня из состояния «Друзья» в черный список… ТРУС!
    Что то неприятное написал — попроси удалить — не жалко — не моя тема, а мо моей и так доказухи достаточно. Ан нет…. Поржал. Тоже чтоли Медузе пару диктофонок слить — хоть и старенькие — но веселенькие.

  • Ответить

    Вообще слить разговор могли не добродетельные партизаны (партизаны у нас всё больше по тюрьмам), а проправительственные активисты или сотрудники. Цель простая — Молибог должен был публично и самостоятельно залезть в помойку и заявить оттуда, что «бренд» всё понял, а фотография Путина на статье про копеечный офшор больше не появится.