Калви пытаются посадить из-за реализации предложения заявившего на него бизнесмена

Майкл Калви в суде рассказал о том, что предложение сделки с акциями IFTG, за которую его пытаются привлечь к ответственности, исходило от самого Шерзода Юсупова, который впоследствии и написал на него заявление о мошенничестве из-за этой сделки:

Банк «Восточный», на тот момент подконтрольный Baring Vostok, принял пакет акций люксембургской компании IFTG в качестве отступных по кредиту на 2,5 млрд руб., который был выдан Первому коллекторскому бюро (ПКБ), также принадлежащему фонду. Миноритарный (4,82%) акционер «Восточного» Шерзод Юсупов счел замену неравноценной и обратился в ФСБ. Следствие оценило справедливую стоимость пакета в 600 000 руб., и Следственный комитет (СКР) возбудил дело о мошенничестве. Сам же кредит ПКБ был выдан для погашения забалансовых обязательств «Восточного» перед BCS Cyprus: по ним были заложены евробонды банка на 5 млрд руб., объяснил в суде Калви.

Идея погасить долг ПКБ не деньгами, а долей в компании принадлежала самому Юсупову, заявил Калви: когда представители фонда в апреле 2016 г. впервые с ним встретились, то предложили денежную сделку. «Юниаструм банк» Артема Аветисяна (другой акционер «Восточного») за наличные должен был выкупить свою долю в допэмиссии акций банка «Восточный», а затем купить за 4,5 млрд руб. (также наличными) дополнительные акции «Восточного» у фондов Baring Vostok, из которых 2,5 млрд руб. будут переведены в ПКБ для погашения кредита на 2,5 млрд руб. — это были согласованные и подтвержденные условия, уверяет Калви.

Но спустя несколько недель Юсупов пришел к Baring Vostok с другой идеей: вместо денежной сделки объединить «Восточный» с «Юниаструм банком» и найти компанию, которую можно было бы использовать для погашения кредита ПКБ в качестве отступного. Юсупов мотивировал это тем, что такая схема может позволить получить привлекательные компании в сфере IT для их синергии с банком, однако, продолжает Калви, реальная мотивация Юсупова была иная: слияние банков и погашение через отступное уменьшило бы расходы Аветисяна и его партнеров на получение контроля в банке с 4,5 млрд руб. до 700 млн руб. Именно столько в конечном итоге должен был заплатить Аветисян за опцион на 9,9% акций «Восточного», который позволил бы ему и его партнерам получить контроль над объединенным банком, что и произошло в июле.

Фонд согласился изменить структуру сделки при условии, что Аветисян сможет исполнить опцион и получить контроль в «Восточном» только в том случае, если кредит ПКБ погашен.

Добавить Нет комментариев

Для добавления комментария войдите или зарегистрируйтесь.