Колпаков ушёл с поста главреда «Медузы». Но останется в издании не как главред. Ещё он назвал инцидент «так называемым»

Развитие событий: ДНК "Медузы". Разберёмся на лету, как у нас принято (10 ноября)

«Медуза» сообщила о смене главреда:

Главный редактор «Медузы» Иван Колпаков объявил о своей отставке. Он сообщил редакции о своем решении днем 9 ноября.

Отставка Колпакова связана с обвинениями, которые выдвинула против него супруга одного из сотрудников издания. На заседании совета директоров «Медузы» ранее было принято решение о том, что Колпаков останется главным редактором, но Колпаков позднее самостоятельно принял решение об отставке.

«Это единственный способ остановить кризис вокруг редакции и минимизировать репутационный ущерб», — заявил Колпаков.

Стоит отметить, что на текущий момент основная проблема с работой Колпакова в «Медузе» со стороны фем-движения заключается не в том, что «Медуза» от этого репутационно страдает, а в том, что «Медуза» или Колпаков не рассматривают проблемы жертвы харассмента со стороны Колпакова.

Сам Колпаков в своём ФБ называет произошедшее «так называемым инцидентом»:

По поводу так называемого инцидента. Я категорически отказываюсь признавать обвинения в харассменте и сексуальных домогательствах. Но я оказался в ситуации, когда невозможно и бессмысленно себя защищать. Впрочем, об этом как-нибудь в другой раз.

Я по-прежнему один из трех основателей «Медузы». И буду по мере сил участвовать в ее работе. Но не как руководитель. Этот этап в моей жизни закончился.

Добавить 8 комментариев

  • Ответить

    Знаете, мы тут обсуждали, решили что жену мы освещать никак не будем. Это её личная жизнь
    Вот то, что Колпакова туда-сюда телепает, как и всю Медузу и их разраба — это уже на работу повлияло, это про бизнес

    (в целом не могу не заметить, что у меня крайне сильно изменилось представление об уровне интеллекта Красильщика, Колпакова и Тимченко. На троих не суметь предугадать последствий своих действий — это надо суметь)

  • Ответить

    западное моральное пространство, в котором действуют «харасменты», «фем-движения» и прочий постмодернизм, являет пример общества спектакля, когда понятное действие поглаживания филейной части мало того, что осуждается лицемерным обществом (но под одеждой каждый был голый и … как зверь), но изначально трактуется гладящим в терминах асексуальных, неприродных, общественных. то есть это было не влечение, а общественное высказывание. Колпаков знал, в какую игру он играет, и это была не игра чувств.

Для добавления комментария войдите или зарегистрируйтесь.