Русское P2P-кредитование помирает, но бодрится в статьях на РБК

Развитие событий: Сервисы P2P-кредитования, столкнувшись с проблемами в России, надеются заработать на американском рынке (6 июля)

Один из крупнейших в России сервисов p2p-кредитования перестал принимать заявки от новых заемщиков «по техническим причинам». Клиенты сервиса, размещающие в нем средства, жалуются на падение доходности и увеличение количества невозвратов кредитов.

вдолг

Сайт Vdolg.ru, 10 июня 2016: «регистрация не производитЬся»

При этом p2p компании продолжают позиционировать себя как более выгодную альтернативу банковским депозитам и другим более консервативным средствам инвестирования. К примеру, представитель Vdolg.ru 3 дня назад рассказал РБК, что cредняя доходность, на которую может рассчитывать инвестор, воспользовавшийся услугами компании, составляет 27% годовых.

Анализируя доходность и обороты p2p сервисов можно основываться только на данных самих компаний, которые обновляются неоперативно. К примеру, информация об эффективной ставке доходности Vdolg.ru последний раз обновлялась в первом квартале 2014 года (тогда этот показатель по данным компании составлял 32% годовых). Другой сервис — fingooroo.ru, появившийся в 2014 году, — сообщает на своем сайте, что за время своего существования компания обеспечила 5,5 тысяч сделок, что сравнимо с оборотом одной точки выдачи экспресс-кредитов.

Пользователь Vdolg.ru выдавший на сервисе более 300 кредитов, рассказал Roem.ru:

У Vdolg.ru был дефицит собственных клиентов, особенно на короткий срок, с хорошим рейтингом, формата «кредит до зарплаты», это самые хорошие с точки зрения заработка клиенты, но их было очень мало. Ставка по ним была на уровне 320% годовых.

Была и сверхрискованная категория клиентов со ставками 360% годовых, но там качество заёмщиков было крайне низким. Также важно отметить, что Vdolg.ru декларирует кредитные ставки от 15% для заемщиков, но ни разу за год я не видел клиента, который мог бы взять займ по такой ставке.

Подавляющую часть заёмщиков (по моим оценкам — больше половины) обеспечивали партнёры, например компания «Рево» [сервис по покупке товаров в рассрочку при помощи мобильного телефона] - заявки покупателей отправлялись во Vdolg.ru, финансировались средствами кредиторов Vdolg.ru.

Именно эти партнерские займы и создали мне убыток по портфелю: сначала качество заёмщиков было очень хорошим, но с октября 2015 года доля невозвратных кредитов резко увеличилась, а в марте 2016-го, заёмщики были такие, что уровень невозврата превысил треть от общего числа заёмщиков.

Сервисы p2p-кредитования предлагают инвесторам возможность разместить средства под достаточно высокую процентную ставку (по сравнению с банковскими депозитами) при этом ориентируются на клиентов, у которых недостаточно свободных средств, чтобы инвестировать в классические бизнес-проекты.

Высокая доходность p2p-кредитов компенсируется рисками невозврата. Так, по данным РБК, доля просроченных на более 90 дней кредитов у организаций варьируетя в пределах 10−20%. Наибольшая доля просроченных займов из шести крупнейших р2р-площадок оказалась у «БезБанка». — около 21%. У Vdolg.ru этот показатель составляет 16,5%.

Сегмент p2p кредитования в России изначально оказался заложником неверного посыла о том, что у нас все сработает так же, как в США, где изначально развивалась эта идея, говорит менеджер крупной кредитной организации. В США этот рынок оказался достаточно перспективным, в том числе благодаря общей закредитованности населения, наличия культуры цивилизованных выплат по кредитам и большому количеству сегментов рынка (например студенческих займов). В России p2p-кредитование оказалось маловостребованным — к нему чаще всего обращаются люди, у которых нет никаких других возможностей занять деньги — а это не очень хорошие заемщики с точки зрения возврата средств, рассуждает источник.

Глава Vdolg.ru Антон Тарасов не ответил на запрос Roem.ru.

Добавить 33 комментария

  • Ответить
    Юрий Синодов Основатель Roem.ru, sinodov.com

    Статья в РБК поразила

    Сервисы p2p-кредитования забивают обычные «займы до зарплаты» (с одной стороны) и банковские кредиты (с другой стороны), но про них пишут как про что-то реально существующее

    Да окститесь вы: fingooroo со своими ставками типа «отдай сразу после получения кредита 7% нам, за организацию» просто никому не нужен, 5000 устроенных сделок — это не капля в море, это песчинка во вселенной.

    Vdolg.ru уже несколько месяцев не принимает новых заявок и, по сути, работает только на вывод, имел проблемы с РНКО РИБ, когда деньги невозможно было вывести, не обновляет данные о доходности по проекту, но бодро комментирует и имитирует пульс.

    Все уже совсем страх потеряли? Все кто на публику про себя что-то говорят, все кто это транслирует без малейшего критического осмысления?

  • Ответить

    «не производитЬся"… Нда…
    По делу — такие микрокредиты под большие проценты — все же бизнес ломбардов.
    Просто так раздавать деньги в надежде, что клиенты будут платить — это просто разбрасывание денег.

  • Ответить

    Нет, ломбарды, это — ломбарды. У них своё законодательство и особенности, правда есть вполне успешные автоломбарды с отростками в интернете, в Москве пару точно помню.

    А p2p — очень красивая история, которая не взлетела. Как по объективным причинам выше, так и по субъективным вроде закручивании гаек регулятором и общим сворачиванием финтеха в России, независимого от крупных банковских структур.

    И кстати, тут ещё не упоминается p2p для малого и микробизнеса.))

  • Ответить

    Ну в РБКшной статье их особо не трогали, вдобавок там чтоб диагностику провести надо просидеть не один месяц, думаю.

    А когда сервис на входе сообщает: «Сорян, братан, все ушли на фронт» — тут уже вопросов меньше

    Вообще, проблемы p2p это не чисто российская история — в Штатах p2p превратилось в банковское брокерство — по сути Lendingclub сейчас собирает лиды для банков, которым он даёт API для раздачи кредитов через LC. В таких условиях обычные люди получают возможность дать деньги только тем заёмщикам, кому банки деньги давать ну очень не хотят.

    А идея-то, вначале, была немного другая.

  • Ответить

    Миссия P2P-кредитования выглядит очень благостно.
    Устранить «посредника» (с его издержками на офисы, рабочую силу, резервы в ЦБ и прочая) при выдаче кредита и тем самым позволить получать кредиты по более низкой ставке.

    Но реальность, как всегда, упирается в нюансы:
    1) Стартовый капитал.
    Как ни крути, а для конторы, предлагающей высокорисковые финансовые услуги, без него не обойтись.
    Высокий уровень недоверия и риска потерь к P2P-услуге — существенный барьер на пути привлечения «стороннего капитала», который значительно повышает его стоимость.
    Поэтому на старте потребуется своя «подушка», на основании которой можно и статистику невозвратов нарабатывать и бизнес-модель уточнять, регулировать. Сторонний привлекаемый капитал не может быть основой такого бизнеса, а только как «дополнительная ликвидность» и не на стартовом этапе.
    Т.е., по сути, бизнес вынужден стартовать с позиции НКО (небанковской кредитной организации), но никак не красивой идеи Р2Р.

    2) Методология оценки рискованности заёмщика
    Каждому встречному и поперечному кредит выдавать не будешь. Все первоклассные и даже хорошие заёмщики давным давно пользуются банковскими кредитными картами с 50−60 дневным периодом «бесплатного кредита». Значит, остаётся отбивать аудиторию у тех же НКО, которые работают с плохими заёмщиками (которых, не заморачиваясь, отсеивают банки). Таких оценить сложнее, чем первоклассных.
    Т.е. нужна хорошая качественная работа специалистов по разработке Методологии Оценки Риска. А это и недёшево даже в начальной фазе, и не быстро.

    3) Отсутствие регулирования со стороны финансовых властей.
    С одной стороны, будет рынок, будет на что внимание обратить — появится и регулирование.
    С другой, Р2Р-кредиты — это, вроде как, номинально «кредиты физлица — физлицу», которые не запрещены и регулируются Гражданским Кодексом (при этом, как указано выше, стартовый капитал придётся тратить «свой» — т.е. уже не P2P).
    А ведь еще появляется просроченная задолженность, с которой естественным образом хочется бороться для улучшения статистики невыплат и защиты своих «кредитодателей». Т.е. продать её (задолженность) коллектору. А как это сделать, если кредитодатель — физлицо? Такая зак. норма не прописана.

    В итоге, получается, что лучший вариант для P2P-сервиса — это НКО афиллированная с банковской структурой (решается вопрос стартового капитала, юридического регулирования, коллекторов и методологии оценки риска). Которая, по сути, решает задачи окучивания средних и плохих, с точки зрения риска, клиентов, не проходящих для банковского кредитования.
    Но это уже не Р2Р, а слегка модифицированная небанковская кредитная организация.

  • Ответить

    Мне кажется, что основной проблемой является «цивилизованных выплат по кредитам». Пока нет рычага, который бы мотивировал людей к возврату займов эта история не полетит. Как Вы считаете возможно ли в РФ появление подобного рычага?!

  • Ответить
    AppRise AppRise, Lab

    В России, возможно всё…) Вопрос лишь: в каком виде и в какое время?

    Чтобы эта блоха здесь летала, ну или хотя бы прыгала, ей нужны подковы. Возможно, время левши, для р2р кредитования ещё не пришло. Возможно он пока ходит в детский сад или ясли.)

  • Ответить
    Владимир Мяу и компания

    > Я, например, ничего, кроме долгового рабства придумать не могу.

    Его не нужно придумывать. Человек берет поткребкредит и тем самым подписывается на долговое рабство. Нельзя взять поткребкредит и оставаться свободным. :)

  • Ответить
    AppRise AppRise, Lab

    Ну, если рассуждать абстрактно, без привязки к модели, то первый вопрос выглядит примерно так: Чтобы я хочу получить / видеть в идеальной версии?

    На этот вопрос стоит ответить, поставив себя в позицию как заёмщика, так и кредитора. Кстати, в английском у слова Credit, много значений: кредит, зачёт, честь, доверие, похвала, долг, уважение, признательность… в то время как в русском, это всегда долг, бремя, почти рабство. Чувствуете разницу?

    «Играть в эти игры», значит играть в некое подобие «рабских отношений» и естественно, обыграть «хозяина» выставить его лохом, проехаться на его хвосте, оставшись, при этом и с деньгами и на воле, это зач0тно… не правда ли?)

    Однако, вернёмся к идеалу.) Итак, у нас цель сформулировать тезисы, смысловой конструкции, на которые способна опираться и развиваться сеть.

    Заёмщик: Хочу получить доступ к деньгам, в любое время, к любым суммам, на любое (разумное) время, соответствующее целям и задачам моего дела, желательно под незначительный фиксированный процент, не привязанный ко времени или без процента, на ограниченный, фиксированный срок.

    Кредитор: Хочу получить доступ к размещению свободных средств, желательно на коротких срок, с гарантированным возвратом и доходом.

    Если быть честными самим себе, то очевидно, что при идеальных условиях сцепления интересов не происходит, скорее даже они (интересы) сталкиваются, но не сочетаются друг с другом.

    Что же делать? Можно попробовать хотя бы искусственно, попробовать сближать позиции сторон и следить в каких точках они смогут соединиться и возникнет ли при этом смысл, который можно положить в основу совместной работы.

    В данных формулировках точками соприкосновения, очевидно является фактор предоставления займов под фиксированный % на ограниченный срок. Модель используемая лидером р2р кредитования: Zopa.com

    Фиксированный % не даёт разрастаться долгу, удерживая его в разумных рамках, принимаемых как заёмщиком, так и кредитором. Можно назвать это договором по умолчанию: ты не будешь вынуждать и хамить мне, я не буду ловчить и хамить тебе.

    Итак. Условия отправной точки ясны, остаётся решить задачу: как при небольшом, фиксированном % повысить доходность и интерес для кредитора?

    Варианты возможных решений:

    1. Увеличить оборачиваемость, т.е. 3% с оборачиваемостью в квартал, это 12 годовых. Не идеально, пока, но приемлемо как модель для совершенствования.

    2. Уменьшить суммы выдачи до незначительных, при этом увеличив их оборачиваемость, при фиксированном %. Согласитесь, что выдать кредит в 1 млн или 1 тыс рублей, это разные риски.

    Бытовая реальность такова, что зачастую, мы одалживаем друг другу незначительные суммы, практически БЕЗ УСЛОВИЙ! и бывает, что даже забываем об этом, оставляя возврат на совести нашего друга / знакомого. Всем это известно и все в этом, в той или иной мере и с той или иной стороны участвовали.

    Фактически это и есть самая ‘безрисковая зона’, ‘формула доверия’, где сумма риска всегда меньше ожиданий.

    Всё! Символы закончились…)

  • Ответить

    Если у человека нет имущества и легального дохода — то этот долг становится проблемой кредитора, а не заемщика.
    У нас (особенно в регионах) дофига народу работают без официальной зарплаты — ну взыщите свои долги с какого-нибудь каменщика, который получает зарплату налом, живет в квартире родителей.

  • Ответить

    Ну это незаконные действия же, или вы предлагаете легализовать утюги? По мне так, долговое рабство гуманнее таки.

    Коллекторские агентства — как раз признак того, что система исполнения решений находится в кризисе — существующий государственный механизм не работает должным образом, приходится создавать частный аппарат, пытающийся выполнять функции взыскания.

    Коллекторские агенства, если они работают в правовом поле, могут попробовать только задолбать должника просьбами отдать долг.

  • Ответить

    Я не предлагаю легализовать утюги, я только говорю, что по факту коллекторы зачастую работают в точно таком же неправовом поле и точно такими же методами, которыми пользуются и заемщики, которые пытаются жить за чужой счет. Правильно это или неправильно, я не знаю.

  • Ответить

    Угу, но только коллекторов за это полиция закрывает, а должникам — как с гуся вода.
    Сейчас еще примут закон о коллекторской деятельности, и вообще все станет еще грустнее.

    Пока растущая просрочка по кредитам явно показывает, что система в кризисе.

  • Ответить

    Ну значит кредитов станут выдавать еще меньше, а ставки станут еще выше. Дураков-то нет раздавать деньги бесплатно. Вот буквально вчера на местном форуме появились сообщения, что в Сбербанке (!) теперь втихаря навязывают страхование жизни с конским ценником в нагрузку к потребкредиту. Повторяется ситуация, как с ОСАГОй.

  • Ответить
    AppRise AppRise, Lab

    > Поправил, не благодарите. :)

    Тяжелая у вас, бытовая реальность. Да, не за что благодарить. Сочувствуем.

  • Ответить

    У меня в голове рождается только: Механизм открытости и осуждения.
    Уже есть базы НБКИ и т. п. доступ к ним платный, у нас сейчас организуется множество госкорпораций, не зазорно будет открыть еще одну — которая хранит и главное показывает эти данные любому желающему, но бесплатно. Тем самым мы сделаем открытость информации на рынке для инвесторов. Со вторым сложнее. «Проехаться на его хвосте — это зач0тно!» — пока это остается безнаказанно и регулирования — ситуация не измениться. Я тоже не призываю к легализации «утюгов», но рынок должен сформировать инструменты для коллекторов — цивилизованные. Если общество станет осуждать поведение нерадивых заемщиков, а масс-медиа и PR сделают возврат кредита, а также его использование, модным. Это позволит выводить на рынок новые инструменты.

  • Ответить

    >желающему, но бесплатно.
    А кто будет оплачивать содержание БКИ?

    Не совсем понимаю, в чем проблема частному инвестору получить доступ к кредитной истории заемщика.
    Если говорим о сабжевом сервисе — он вполне может договориться с бюро кредитных историй, чтобы кредиторы через сервис получали документы от БКИ (платно, естественно).

    >но рынок должен сформировать инструменты для коллекторов — цивилизованные
    Долги в России проблема многих лет, я бы сказал, десятилетий, но никаких особых инструментов не сформировано.

    Поэтому я считаю, что единственным эффективным методом будет долговое рабство — условное название механизма принудительной работы людей, у которых типа нет работы.

    Т.е., если у человека есть долг, подтвержденный судебным решением и на который выдан исполнительный лист, и у человека нет имущества и дохода, то он должен работать принудительно в том месте, где определит судебный пристав.
    Я бы сделал что-то типа биржи труда, чтобы любой желающий мог приобрести труд должников.
    Нужны люди на уборку улицы? Нанял через биржу труда должников, они убираются, часть денег выдается им, часть — идет на погашение долга (и так пока полностью не расплатится).
    Плохо работает — если прямо систематически, то можно и в тюрягу сажать.

  • Ответить

    >А кто будет оплачивать содержание БКИ?
    Пусть бизнес моделью станет не прямая плата за отчеты, что то другое (абонплата крупных игроков, реклама и т. д. и т. п. подготовка платных отчетов, обзоров рынка)

    >Не совсем понимаю, в чем проблема частному инвестору получить доступ к кредитной истории заемщика.

    А я вижу, судя по всему разница у нас с Вами в понимание, кто есть частный инвестор. Я подразумеваю физическое лицо у которого небольшой капитал до миллиона, который размещается на p2p рынке небольшими транзакциями. Для того чтобы определить хороших заемщиков, сколько кредитор потратит на справки. А сколько из них просто так, после чего за этой справкой придет другой кредитор. Я за то чтобы эта информация стала доступной, это позволит кредиторам глубже подходить к аналитики снижая издержки.
    >Долги в России проблема многих лет, я бы сказал, десятилетий, но никаких особых инструментов не сформировано.
    Можно утверждать, что многих сотен лет… Но! Я считаю, что инструменты формируются: приставы, запреты на получение виз, в случаи долгов и т. п. даже формирование коллекторских агентств это тоже формирование инструментов. Рано или поздно будут и другие варианты, но они появляются.
    >Поэтому я считаю, что единственным эффективным методом будет долговое рабство
    Идея интересная, но мне кажется ее стоит внимательно рассмотреть с позиции — что будет через 20 лет. То есть появляется пласт должников, которые не могут уйти от такого рабства на протяжении многих лет. У них появляются дети для которых это становиться нормой жизни ну и т. д. Нужно анализировать и разбирать последствия такой модели. Уже сегодня модель работает в нашем обществе, только разница в том, что я сам выбрал профессию — а при рабстве — профессию выберет кредитор. У меня ипотека, я часть денег с ЗП забираю себе — часть отдаю в счет долга. С работы свалить не могу, потому что долг нужно обслуживать.

  • Ответить
    Владимир Мяу и компания

    > То есть появляется пласт должников, которые не могут
    > уйти от такого рабства на протяжении многих лет. У них
    > появляются дети для которых это становиться нормой
    > жизни ну и т. д. Нужно анализировать и разбирать
    > последствия такой модели.

    Ребята, у вас разве не было в вузе уроков истории, откуда взялось крепостное право, например? Это же были совершенно свободные крестьяне, полноценные граждане, они брали в долг, например, на расширение посевов и т. д., а потом внезапно приходила засуха или что-то еще, долг погасить не удавалось, человек был обязан отработать натурой. Поскольку долг большой, отрабатывать приходилось так же и детям. В результате сформировалось целое сословие пожизненных рабов, которых никто на войне не завоевывал и в рабство не угонял.

    Всё уже придумано до нас, и ничего особенного анализировать не нужно, можно просто почитать учебники. :)

  • Ответить

    все так, только еще хуже. приличная кредитная организация может привлекать ресурсы с рынка, или что еще круче — от регулятора и на тот срок который нужен, что драматически снижает их стоимость по сравнению с моделью где капитал/депозиты привлекаются постоянно. разделение управления капиталом и управления ликвидностью.
    а если будет дефицит кредиторов то ставки начнут расти что неблагоприятно скажется на качестве заемщиков.

    «кредиты физлица — физлицу», которые не запрещены «
    именно что запрещены, регулярные и с целью получения дохода. причем запрещены жестко — незаконная банковская деятельность, статья в УК.

  • Ответить

    все верно и весь современный сложный и развесистый финансовый рынок решает эту проблему по разрешению противоречий между должником и кредитором.
    а тут приходят п2п и говорят что он не нужен, упростим :)

    с кассой взаимопомощи та проблема, что давать незнакомому лично человеку без %% или под низкий %% желания нет. репутационные механизмы для таких групп еще не созданы/не выросли.

  • Ответить

    Кстати, да! Мало кто в схемах p2p вспоминает, УК и зря, потому что отсутствие практики применение статьи не исключает, применения в принципе.
    И об этом риске площадки и НКО/МФО предпочитают не говорить, либо замалчивать его.

  • Ответить

    >Пусть бизнес моделью
    Очень удобно рассуждать, какая бизнес-модель должна быть у других. Если считаете, что это жизнеспособно — ну создайте свою бюро кредитных историй (для начала напишите хотя бы бизнес план, чтобы оценить издержки и скорость возврата первоначальных вложений). А то так очень удобно чужими деньгами распоряжаться, да.

    >Для того чтобы определить хороших заемщиков, сколько кредитор потратит на справки. А сколько из них просто так, после чего за этой справкой придет другой кредитор.
    Угу, т.е. вы издержки этого кредитора пытаетесь переложить на прочих лиц.
    Очень удобная позиция, не спорю.
    Не пойму, почему, кстати, вы хотите на бюро кредитных историй переложить издержки. Пусть заемщики сами заказывают справки на себя и предоставляют кредитору.

    >Но! Я считаю, что инструменты формируются: приставы, запреты на получение виз, в случаи долгов и т. п. даже формирование коллекторских агентств это тоже формирование инструментов. Рано или поздно будут и другие варианты, но они появляются.

    Я тут недавно совершенно случайно наткнулся на одну статью в одном историческом журнале, касалась эта статья кредитования сельского хозяйства в 20е гг. Так вот — проблема невозвратов кредитов стояла тогда не менее остро, чем сейчас. Тоже люди брали массу денег и спускали их, а решения судов не исполнялись, т.к. не на что взыскание обратить. Прошло, кстати, 100 лет.

    >Идея интересная, но мне кажется ее стоит внимательно рассмотреть с позиции — что будет через 20 лет. То есть появляется пласт должников, которые не могут уйти от такого рабства на протяжении многих лет.

    Не спорю, это интересно было бы обсудить.
    Согласен, что модель нужно серьезно осмыслять, и продумывать все нюансы, и не стоит делать ситуацию, когда за ошибки молодости человек попадает в пожизненное рабство или передает свои проблемы по наследству. Вполне можно ограничить отработку каким-то сроком (к примеру, 5 лет). Отработал срок — остаток долга списывается (и кредиторы тоже должны будут прикидывать, сколько человек принесет им за 5 лет, и этим ограничивать максимальный кредитный лимит).

    >У меня ипотека, я часть денег с ЗП забираю себе — часть отдаю в счет долга. С работы свалить не могу, потому что долг нужно обслуживать.

    Таки разница есть.

    То, о чем в данной статье — беззалоговое кредитование, там где вообще никаких активов нет, на которые можно обратить взыскание.
    При ипотеке есть первоначальный платеж, который является страховкой кредитора. Покупаем хату за кредитные деньги, вносим 20%, если перестали платить, то эти 20% оплатят неустойки и расходы кредитора на взыскание.

    В общем, само по себе беззалоговое кредитование — сильно рискованная штука и совершенно неполезная, на мой взгляд.
    Ну какой смысл кредитовать людей, у которых совершенно нет активов? Это само по себе весьма рискованно (типа как в азартную игру поиграть).

  • Ответить

    >Ребята, у вас разве не было в вузе уроков истории, откуда взялось крепостное право, например? Это же были совершенно свободные крестьяне, полноценные граждане, они брали в долг, например, на расширение посевов и т. д.,

    Вас как-то странно учили истории. В России крепостное право возникло в момент становления феодального строя (во времена консолидации земель Московскими князьями). Князья выдавали земли «служивым людям» — дворянам, которым крестьяне, жившие на этих землях, должны были платить оброк в той или иной форме (денежный, натуральный, отрабатывать барщину).
    По мере укрепления феодального строя нормативными актами князей крестьяне начинали прикрепляться к земле.
    Вначале они могли уйти в Юрьев день (при условии, что не было долгов перед владельцем земли), но потом возможность перехода отменили.

    То что вы пишете — это ваши фантазии))