По требованию Генпрокуратуры провайдеры заблокировали последнее слово Навального в суде на YouTube

Роскомнадзор внёс в реестр на блокировку доступа очередные страницы по требованию Генпрокуратуры. В результате из рунета пропадут некоторые YouTube-ролики и презентации SlideShare. В московском «Билайне» на момент публикации ролики уже были недоступны.

По сообщению Роскомсвободы, изучившей подборку адресов, добавленных в Реестр сегодня:

запрещенные Генпрокуратурой видеоролики содержат политическую информацию, например, сюжеты о митингах в России, последнее слово оппозиционера Навального в суде, новостные сюжеты о протестах в регионах.

Навальный, последнее слово на судеОдин из запрещённых роликов

Угрозы полной блокировки YouTube нет, говорит пресс-секретарь Роскомнадзора Вадим Ампелонский:

Да, в реестре действительно находятся несколько размещенных на YouTube экстремистских роликов, блокируемых по требованию Генеральной прокуратуры. Пул IP-адресов, используемых YouTube, позволяет ограничивать доступ к противоправной информации точечно. Угроза блокировки всего ресурса отсутствует.

Добавить 7 комментариев

  • Ответить
    Роман Иванов Яндекс, а также ljsear.ch по выходным

    Объясните, пожалуйста, технологию, при которой один URL на сервисе можно заблокировать по IP, так, что весь остальной сервис не пострадает?

  • Ответить

    Никак. Поэтому ничего они не блокируют — все ролики, которые не нарушают правил YouTube и не прибиты самим сервисом отлично доступны.
    Это имитация бурной деятельности.

  • Ответить
    ilyak организация, способная на многое

    А напомнить, что в этом ролике такого страшно-экстремистского?

    Смотреть влом.

    Дополнительный вопрос: как может этот ролик быть экстремистским, а Навальный не быть осуждённым по статье 282?

  • Ответить

    Призывал не сидеть дома 15-го января. Самое абсурдное в том, что у нас по Конституции декларирована свобода собраний. А сами собрания лишь требуют «согласования».
    На момент этого выступления сроки начала подачи заявления на согласование еще даже не наступили — т.е. невозможно было даже начать согласовывать что-либо на день 15 января. И признавать законным или незаконным.
    Поэтому квалификация выступления, как призыв к заведомо незаконному публичному мероприятию не имела оснований.