Руссофт заподозрил экспертов Минкомсвязи в личной заинтересованности при включении ПО в реестр отечественного софта

Развитие событий: Счётная палата нашла искажения отчетности на 1,3 млрд руб. в Минкомсвязи, Роскомнадзоре и др. органах министерства (9 июня)

Члены экспертного совета по российскому программному обеспечению при Минкомсвяи могут быть необъективны при выборе продуктов, которые включаются в реестр. Об этом говорится в письме президента НП «Руссофт» Валентина Макарова директору департамента развития высоких технологий Минкомсвязи Дмитрию Чернову, сообщила газета «Коммерсантъ». В письме говорится, что экспертам «не всегда удается избежать разночтений, ошибок, конфликта интересов при вынесении решений».

Макаров пояснил Roem.ru, что его беспокоит в первую очередь непрозрачность процедуры принятия решений. Он видит решение проблемы в создании механизма апелляций, чтобы компании, недовольные результатами голосования членов экспертного совета, могли его обжаловать, в том числе с привлечением независимых экспертов.

В настоящий момент процедура принятия решений о включении продуктов в реестр является недостаточно проработанной. В частности, отсутствует процедура обжалования решений экспертного совета; существует возможность того, что у конкретного эксперта может быть конфликт интересов с предложенным ему на рассмотрение продуктом (например эксперт является топ-менеджером компании, производящей конкурирующее решение) По моему мнению, в первую очередь необходимо дополнительно прописать максимально прозрачную процедуру обжалования решения экспертного совета, чтобы заявитель, который считает решение в отношении своего продукта необъективным, мог попросить о новой экспертизе в том числе с привлечением предложенных им независимых экспертов, — заявил Макаров.

В экспертном совете представлено 8 человек от государства, это представители различных ведомств во главе с главой Минкомсвязи Николаем Никифоровым (жена министра Светлана Никифорова является основателем бизнес-акселератора Startobaza, который сфокусирован на IT-проектах с российскими корнями), два эксперта от научного сообщества и 10 человек из различных отраслевых ассоциаций. Среди отраслевых экспертов есть Наталья Касперская из InfoWatch, создатель 1С Борис Нуралиев, Дмитрий Андрианов (система экономической аналитики «Прогноз»), Константин Варов (компания «Диасофт»), Евгения Василенко (ранее работала в компании Pingwin Software), Александр Голиков (топ-менеджер разработчика инженерного программного обеспечения АСКОН), Дмитрий Дымовский (гендиректор компании «Центр речевых технологий»), Алексей Смирнов («Альт Линукс») и Анатолий Суркис, президент интегратора Digital Design. Также среди экспертов и сам Макаров.

Встреча в минкомсвязи

Со второй половины 2016 года госструктуры и компании с госучастием при закупке ПО должны будут сверяться с данными реестра и отдавать предпочтение продукции отечественного производства. В случае, если было выбрано решение иностранного поставщика, устроители тендера должны отправлять в министерство обоснование, почему не удалось найти отечественный аналог. Минкомсвязи пообещало, что совместно с ФАС будет отслеживать нарушения этого правила и наказывать нарушителей. По данным Минкосвязи, объемы необоснованных закупок иностранной продукции составляют до 20 млрд рублей в год.

Добавить 47 комментариев

  • Ответить

    Полностью согласен, что работа экспертного совета не прозрачна. Непонятно, по каким критериям принимаются решения по включению ПО в реестр.

    Не определен не только механизм апелляций, но и сроки рассмотрения заявок. Так, например, 18 февраля 2016 года была зарегистрирована заявка 60810 на включение в реестр Российского ПО нашего программного продукта ИволгаПро Десктоп. С этого момента состоялось два заседания экспертного совета, но наша заявка так и не была рассмотрена — на ней до сих пор висит статус «Подготовка к голосованию».

    Также не определен механизм общения заявителей с членами экспертной комиссии. 6 апреля 2016 года я написал электронное письмо на имя министра связи Никифорова Н.А.(председатель экспертного совета) с просьбой прояснить судьбу нашей заявки 60810. Копию этого письма послал его заместителю Соколову А.В., директору «Альт-Линукс» Смирнову А., а также на общий адрес в АРПП. Это письмо я продублировал через текстовое сообщение в личном кабинете на сайте reestr.minsvyaz.ru. До сих пор никакого ответа ни от одного члена экспертного совета мы не получили.

    Уважаемые члены экспертного совета! Ответьте нам, почему не включаете наш софт в реестр?! Мы 100% российские производители и вы об этом отлично знаете! Вся наша разработка велась в Нижнем Новгороде, Россия, ни один иностранец не принимал участие в разработке нашей программы. Все ключевые компоненты были разработаны нашими российскими программистами. Все исключительные права на программу ИволгаПро Десктоп принадлежат российской компании ЗАО «Новые Коммуникационные Технологии». Все акционеры нашей компании граждане РФ. Мы законопослушная компания и готовы выполнить все требования, которые выставляют нам экспертный совет, лишь бы эти требования были понятны, заранее сформулированы и не менялись бы в последний момент!

  • Ответить

    Мы не скрывали от экспертной комиссии, что используем программное обеспечение от Ascensio System SIA. Мы честно указали в заявке 60810 лицензионный договор № 7−01/2016 между ЗАО «Новые Коммуникационные Технологии» и Ascensio System SIA. Ascensio System SIA это 100% дочернее предприятие ЗАО «Новые Коммуникационные Технологии», которое создано специально для продвижения нашего ПО на зарубежные рынки. Мы действуем в полном соответствии с законодательством.

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Вы знаете, Лев, лично для меня как-то сложновато, я ничего не понял в вашем объяснении.

    Можете пояснить подробнее: так вы используете зарубежную разработку — вот этой самой Ascensio System SIA в своём продукте или нет?

    Что за лицензионный договор между вами и этой зарубежной компанией? В чём его суть?

  • Ответить

    >Ascensio System SIA это 100% дочернее предприятие ЗАО «Новые Коммуникационные Технологии», которое создано специально для продвижения нашего ПО на зарубежные рынки.

    Все понятно же. Особенно если читать, а не искать в тексте иностранных агентов :)

  • Ответить

    Попытаюсь кратко, шпаргалочно объяснить.

    1. ЗАО «Новые Коммуникационные Технологии» — российская компания, зарегистрированная в г. Нижний Новгород, Россия. Акционеры — граждане РФ.

    2. Ascensio System SIA — латышская компания, зарегистрированная в г. Рига, Латвия. Единственный и 100% акционер — ЗАО «Новые Коммуникационные Технологии», Россия.

    3. ONLYOFFICE — зарегистрированная торговая марка Ascensio System SIA. Все программное обеспечение ONLYOFFICE разрабатывалось в Нижнем Новгороде.

    4. ИволгаПро — зарегистрированная торговая марка ЗАО «Новые Коммуникационные Технологии». Первая версия программного обеспечения ИволгаПро появилась в декабре 2015 года. При разработке этого программного продукта мы используем те же компоненты, что и в ONLYOFFICE, т.к. мы их сами разрабатывали. Закон требует: чтобы программное обеспечение было признано российским и могло быть включено в реестр, если лицензионные отчисления не превышают 30%. Согласно лицензионному соглашению между ЗАО «Новые Коммуникационные Технологии» и Ascensio System SIA лицензионные отчисления составляют 15%.

    Итак, что мы в итоге имеем.

    ИволгаПро — программное обеспечение, которое разработано в России российскими программистами и исключительное право на которое принадлежит российской компании, акционеры которой граждане РФ. Лицензионные отчисления «иностранным производителям» составляют 15%.

    Мы все описали в заявке на включение нашего ПО в реестр. От членов экспертной комиссии мы ничего не скрывали. Во всяком случае, если им было бы что-то неясно, они могли бы задать нам вопросы, как Вы задали этот вопрос мне. Но никаких вопросов от членов экспертной комиссии мы не получали.

  • Ответить

    С реестрами всегда так. Нужно знать кому занести.
    Иногда вроде видишь куда заносят и как, но тебя не зовут.
    А самому как-то боязно. Но рад за смелых:)

    Вон у Альт-Линукс я смотрю все есть. И ОСь, и офис и другие продукты, и самое главное — директор теперь «заместитель председателя экспертного совета». Видимо решает кому быть в реестре, а кому нет.
    Картина маслом, в духе времени.

    Альт-Линукс вообще интересная компания, давно смотрю за ними.
    Есть у них например Свободный Офис. Суть — OpenOffice бесплатный.
    Рекомендуемая розничная цена: 690 рублей.
    А я еще гадал, что за реестр и зачем.

  • Ответить

    Лев,
    Вы сами себе противоречите. 15% лицензионных отчислений от НТК в сторону Ascensio, когда права на российскую торговую марку у НТК… Ну значит есть что-то такое в Иволге за что НТК платит 15% лицензионных платежей за границу. Что Вам мешает ИП попилить так, чтобы у Иволги не было лицензионных отчислений за бугор?

  • Ответить

    К Альт-Линукс я отношусь с симпатией. Это одна из немногих фирм в России, которая поддерживает собственный дистрибутив Linux. Я не хотел бы ссорится с Альт-Линукс, даже не смотря на то, что никто из их представителей нам не ответил. Наоборот, мы хотим установить с ними партнерские отношения. Мы хотели бы включить в состав их серверной версии наш продукт ИволгаПро Сервер, на который мы пока не подавали заявку в реестр. Прежде чем подать заявку на этот продукт, мы ждем хоть какой-то реакции от экспертного совета на наш первый продукт — ИволгаПро Десктоп, чтобы понять, что у нас не соответствует требованиям и исправить их при подаче новых заявлений. Ждем….

    Кстати, не обращайте внимание на цену в 690 руб. за OpenOffice. Этот программный продукт распространяется под лицензией Apache и Вы можете его свободно устанавливать на любую операционную систему, которая его поддерживает. Просто у нас в России при госзакупках не предусмотрена система продажи технической поддержки. Надо обязательно продавать коммерческую лицензию, и Альт — Линуксу ничего не остается делать, как продавать ее вместо заключения договора на тех поддержку. Замечу, Альт- Линукс продает коммерческую лицензию абсолютно законно, т.к. лицензия Apache разрешает такое перелицензирование.

  • Ответить

    Очень хорошо, что Вы задали подобный вопрос. Сейчас я отвечу, почему мы выбрали в качестве лицензионных отчислений именно 15%, а не 0% или 30%.

    Итак, мы сидим и читаем вот этот закон:

    https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_181833/

    В частности смотрим вот это статью

    «5. В реестр российского программного обеспечения включаются сведения о программах для электронных вычислительных машин и базах данных, которые соответствуют следующим требованиям:…..

    3) общая сумма выплат по лицензионным и иным договорам, предусматривающим предоставление прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, выполнение работ, оказание услуг в связи с разработкой, адаптацией и модификацией программы для электронных вычислительных машин или базы данных и для разработки, адаптации и модификации программы для электронных вычислительных машин или базы данных, в пользу иностранных юридических лиц и (или) физических лиц, контролируемых ими российских коммерческих организаций и (или) российских некоммерческих организаций, агентов, представителей иностранных лиц и контролируемых ими российских коммерческих организаций и (или) российских некоммерческих организаций составляет менее тридцати процентов от выручки правообладателя (правообладателей) программы для электронных вычислительных машин или базы данных от реализации программы для электронных вычислительных машин или базы данных, включая предоставление прав использования, независимо от вида договора за календарный год;»

    Очень хороший закон. Он позволяет сохранить нам и иностранный бренд — ONLYOFFICE и создать новый российский бренд — ИволгаПро. Все довольны, осталось только решить какой лицензионный договор заключить. Сидим и думаем, какой процент поставить

    1. Если поставить 30% , то в экспертной комиссии подумают, слишком много хотят за границу переводить. Любой дополнительный платеж свыше этих 30% выбивает нас из реестра. Не подходит.

    2 . Если поставить 0% , т.е. фактически не показать никаких договоров, то в экспертной комиссии сразу «почувствуют что-то неладное , найдут связь между ИволгаПро и под этим предлогом не пустят нас в реестр. Кстати, про нас здесь уже кто-то писал, что нас якобы «поймали» с подобными нарушениями. Опять не подходит.

    В голову приходит простое решение — берем среднеарифметическое 15% и вставляем в договор. Никаких противоречий нет!

    Скажу прямо, у нас нет цели переводить деньги в Латвию. Нам нужны деньги здесь и мы найдем им в России достойное применение. Разработка этого продукта очень дорогая затея, а продвижение еще дороже. У нас есть куча идей, как сделать продукт еще лучше, чтобы он действительно стал мировым лидером. В настоящий момент мы ни цента не выводим за границу, а наоборот за счет иностранных продаж финансируем российскую разработку.

  • Ответить

    Лев, мы же прекрасно понимаем, что Вы (и мы) не можем провести платеж просто так. Должно быть основание. Основание — ИП Иволги висит на Латвийской ОООшке. За что российская ОООшка платит латвийской сколько-то денег. Т.е. торговая марка вроде российская, но какая-то часть Иволги принадлежит латвийской ОООшке и та ее лицензирует. Ну если Вам оно в Латвии совсем не нужно, почему не разделить ИП и права на Россию продать за рубль российской ОООшке. Вероятно не один я такой хитроумный и вариант такой рассматривали, но почему-то отвергли. А дальше тайна покрытая мраком…

  • Ответить

    «Ну если Вам оно в Латвии совсем не нужно, почему не разделить ИП и права на Россию продать за рубль российской ОООшке.»

    Замечу, что мы естественно рассматривали этот вариант. Но пока мы не стали его применять. Зачем перебарщивать, если и так наша заявка полностью соответствует законодательству, а и мы и экспертный совет должны его выполнять.

    Какую я вижу схему. На момент рассмотрения заявки, никаких нарушений с точки зрения законодательства у нашего программного продукта нет. Нет никаких постановлений правительства, которые бы препятствовали бы включению нашего ПО в реестр Российского ПО. А раз нет, то пусть тогда экспертный совет включает наше ПО в реестр.

    Проходит какое-то время и правительство выпускает постановление, в котором указываются причины, почему наше ПО не соответствует нахождению в реестре. Даются рекомендации, что мы должны сделать, чтобы их устранить и в какой срок это надо сделать.

    Мы либо устраним эти замечания и остаемся в реестре, либо не устраняем и вылетаем из реестра. Эта схема мне понятна и прозрачна. То, что происходит сейчас мне непонятно и это непрозрачно.

    Ходят слухи, что хотят ввести понятие «ключевые программные компоненты.». Пусть тогда дают четкое определение что это такое. Интересно, операционная система Windows это ключевая программная компонента?!. Большинство программ, которые включены в реестр работают только под операционной системой Windows. Тогда их надо тоже исключать?!. Можно пойти дальше. Большинство программ, разработанных на Microsoft Visual C++ требуют программную компоненту msvctr*.*. Программисты поймут о чем я говорю. Это интеллектуальная собственность фирмы Микрософт. Если эту компоненту удалить, то эти программы работать не будут. Компонента msvctr*.* это «ключевые программная компонента.»? Я сам программист и я могу без помощи каких либо экспертов найти сотню подобных примеров.

    Ну нет у нас 100% чистого российского ПО. Мы все используем иностранные операционные системы, иностранные средства разработки, иностранные браузеры и т. д. Вот сыр можно сделать из 100% российских компонент, а программное обеспечение нет. Это посложнее задача на несколько порядков. Я готов на спор в любой программе, которая сейчас включена в реестр российского ПО, найти «иностранную ключевую программную компоненту."
    Чем мы отличаемся от них?!

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Проблема в том, что вам кажется, будто включение в Реестр должно быть автоматической процедурой. Вот соответствует критериям — автоматически включается в реестр.

    На самом деле в стране работает такое количество хитрых перепродавцов западного, к тому же часто имеющих маркетинговый и денежный рычаг больше, чем у отечественных разработчиков, что любую автоматическую процедуру легко обойдут. Подгонят свою импортирующую конторку под любые критерии. Именно поэтому нужна процедура судебного типа.

    То есть некий совет, который решает, руководствуясь не только критериями, но и своим пониманием ситуации, как в суде.
    Обычный суд же работает по закону, но решение принимает тем не менее сам, и диапазон там — полный, от «виновен» до «невиновен».

    Вот с этим судом отрасли вы и столкнулись.
    Вот из этого рассказа вашего:

    Очень хороший закон. Он позволяет сохранить нам и иностранный бренд — ONLYOFFICE и создать новый российский бренд — ИволгаПро. Все довольны, осталось только решить какой лицензионный договор заключить. Сидим и думаем, какой процент поставить

    для любого совета пока это выглядит так, что вы протаскиваете западное ПО в реестр. И считаете, что вам это удастся на отличненько, с помощью манипуляций, которые подгоняют вас под «критерии».

    Не знаю, уж как вы будете их убеждать.
    Как вы объясните, что это не кто-то с Запада вас нанял сделать ему продукт, а это вы сами делаете свой продукт?

    Попробуйте нас тут убедить для тренировки?

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Вот тут у вас ошибка:

    если и так наша заявка полностью соответствует законодательству, а и мы и экспертный совет должны его выполнять.

    Нет, это неверно: Экспертный совет обязан учитывать критерии закона, а потом обязан проголосовать. Как сочтёт нужным каждый член совета. И это голосование станет фактом вашей жизни.
    Как в суде.

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    И вот на этот вопрос вы так и не ответили: почему, если латышская компания это ваша 100% дочка, то за что и почему вы платите ей, а не она вам?

    За что вы платите роялти дочернему предприятию в Латвии, если это дочка, которая использует ваши русские-прерусские технологии, разработанные на берегах Волги, а не Балтийского моря, а не лицензирует их вам?

    Вместо этого вы, кажется, включили дурачка и стали обсуждать сумму отчислений, а не факт их перевода на 180 градусов не в ту сторону:

    Очень хорошо, что Вы задали подобный вопрос. Сейчас я отвечу, почему мы выбрали в качестве лицензионных отчислений именно 15%, а не 0% или 30%.

    Выглядит это, как отмазка и попытка перевести разговор.

    Ну и, по словам одного члена Экспертного совета, который почитал эту дискуссию только что, возникновение продукта и компании в декабре 2015 (!), сразу после появления сообщений о Реестре, тоже наводит на грустные мысли.

    Мне лично кажется, что что-то тут не так, и вы, возможно, морочите нам голову. Но я, правда, и не член Экспертного совета при Реестре.

    Короче, вам нужно убедить людей, а не подогнать под букву.

  • Ответить

    «То есть некий совет, который решает, руководствуясь не только критериями, но и своим пониманием ситуации, как в суде. Обычный суд же работает по закону, но решение принимает тем не менее сам, и диапазон там — полный, от «виновен» до «невиновен».»

    Фактически Вы утверждаете, что есть некий экспертный совет, который работает не столько по закону, сколько по «своим пониманием ситуации», по простому «по понятиям». Ну тогда «по понятиям» они должны нам сообщить и как можно скорее, что мы сделали не верно. И пусть они нам «напишут бумагу» в которой изложат все свое понимание ситуации, так как очень высока вероятность, что потом они опять что-нибудь придумают «по понятиям», чтобы нас не пустить в реестр.

    «для любого совета пока это выглядит так, что вы протаскиваете западное ПО в реестр. И считаете, что вам это удастся на отличненько,с помощью манипуляций, которые подгоняют вас под «критерии».»

    Нет, это всего лишь способ как нам торговать своим программным обеспечением, и в России и на Западе. Законы в России и на Западе разные и единственный реальный способ как выполнить эти различные законы — создание двух различных юридических лиц. Никакими манипуляциями мы не занимались, мы просто читали закон и следовали его букве.

    «Попробуйте нас тут убедить для тренировки?»

    Зачем мне Вас в чем-то убеждать, тем более здесь. Почитайте закон, там все черным по белому написано. Мы все сделали по закону. У нас нет других руководящих документов.

    Свой «свод понятий» экспертный совет нам не сообщал, и у нас нет возможности понять их «понимание ситуации».

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Да ни за чем вам не надо. Не убеждайте.

    Если попадёте под суд, тоже возмущайтесь, кричите, что суд обязан, что он решает по понятиям, а не по закону и по позвоночному праву. Везде пишите про басманное правосудие и чувствуйте свою абсолютную безусловную правоту.
    И требуйте чтобы они вам написали бумагу и дали совет, «и как можно скорее, как объехать судебную процедуру на хромой козе.
    И в прессу, пишите побольше в прессу возмущённых путаных статей о произволе и понятиях.

    Это самое лучшее. Спросите адвоката Фейгина, он подтвердит.

    На вопрос про роялти в сторону Латвии, я так понимаю, отвечать не будете?
    Ну ОК.

  • Ответить

    «Ну и, по словам одного члена Экспертного совета, который почитал эту дискуссию только что, возникновение продукта и компании в декабре 2015 (!), сразу после появления сообщений о Реестре, тоже наводит на грустные мысли.

    Мне лично кажется, что что-то тут не так, и вы, возможно, морочите нам голову. Но я, правда, и не член Экспертного совета при Реестре.»

    Ерунду пишете. ЗАО «Новые Коммуникационные Технологии» зарегистрировано в 1998 году. Ascensio System SIA зарегистрировано в 2009 году. Свой проект ONLYOFFICE, который до 2013 года назывался Teamlab, мы начали задолго до того, как началась история с импортозамещением. Вы правы только в том, что проект ИволгаПро мы начали в декабре 2015 года. Не понимаю, что в этом грустного.

    Я никому голову не морочу. Скорее голову морочат нам. В своем письме членам Экспертного совета я задал следующие вопросы:

    1. Было ли голосование экспертного совета по заявке 60810?

    2. Если голосование было, то какой результат этого голосования?

    3. Если голосование было и был отказ на включение в реестр Российского ПО, то в чем причина отказа?

    Никакого ответа по сути заданных вопросов до сих пор мы не получили. До сих пор на статусе нашей заявки 60810 висит надпись «подготовка к голосованию». Вопрос - кто кому морочит голову?

    Если уж члены Экспертного совета так не хотят видеть наше ПО в реестре, так возьмите и откажите! Только причины отказа нам сообщите. В этом случае мы их рассмотрим, и попытаемся устранить. В случае успеха мы повторно подаем повторную заявку в реестр с надеждой, что она уже точно пройдет.

  • Ответить

    Уважаемый Игорь Ашманов! Я программист, а не политик!

    Никакие политические кампании я устраивать не буду, я не ОНФ и не Навальный.

    И я просто хочу, чтобы нашим программами пользовались не только на Западе, но и в родной России, где я родился и живу сейчас. Взаимности от чиновников и членов Экспертного совета я пока не вижу.

    Если мы где-то ошиблись — пусть экспертный совет подскажет, что нам сделать, чтобы попасть в реестр!

    Если их так смущают лицензионные отчисления в 15% в адрес латышской компании, пусть скажут — уберем и поставим один рубль! Если хотят, чтобы ИС была только в России — пусть скажут, мы подсчитаем насколько это выгодно нам и скорее всего переведем. Мы обычная коммерческая фирма и любой вариант просчитываем. Еще раз повторю, что проект ONLYOFFICE начинался задолго до истории с импортозамещением, именно поэтому такая схема владения ИС была выбрана.

    Однако, если нам выставят условия, чтобы мы торговали своим ПО только в России, то вот от этого мы скорее всего точно откажемся.

    Еще раз повторю, что Ascensio System SIA это 100% дочка российской компании ЗАО «Новые Коммуникационные Технологии». В нынешней схеме российская фирма платит латышской лицензионные отчисления с продаж в России, а в свою очередь латышская фирма платит российской дивиденты с продаж по всему миру. Это нормальная мировая практика, в этой схеме ЗАО «Новые Коммуникационные Технологии» является холдингом.

    С точки зрения закона и здравого смысла вся наша ИС принадлежит российской фирме, т.к. она на 100% владеет латышской фирмой. Вынесение ИС в Латвия было сделано с единственной целью — упрощения заключения договоров с западными клиентами.

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Лев, мне кажется, пока вы не ответите на вопрос, почему лцензионные отчисления за ваше крайне чрезмерно русское ПО идут в сторону Латвии, дальше обсуждать общее несправедливое устройство жизни и несправедливость по отношению к вам — нет смысла.
    Тем более здесь, когда вы пишете «тем более здесь».

    А остальным ещё поясню. Я примерно представляю, что там происходит в Экспертном совете, наблюдаю довольно близко.

    Там возник большой поток заявок. Совет завален заявками, у членов совета лежит индивидуальный ворох заявок, большая очередь на вход. Возникла ситуация перегрузки сервиса.
    Члены совета люди занятые, это представители индустрии со своими компаниями, загранпоездками, заседаниями в рабочих группах Минсвязи, АП, Думы.

    Естественно в таких условиях:

    1) приоритет отдаётся известным компаниям, чтобы быстрее протолкнуть поток. То есть 1С, ЛК, Абби, прочие проходят по ускоренной процедуре, потому что про них всё ясно. Это российские компании и российское ПО, обсуждать нечего, а документы у них в порядке.

    2) Любое сомнение, шероховатость, непонятное обстоятельство типа вот этого «роялти в сторону зарубежной компании» трактуется в пользу «пока отложить». Запросить пояснений, больше документов и т. п.
    И разбираться будут позже, когда поток схлынет.

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    А вижу, ответили. Ну, вероятно, так и надо объяснять и доказывать.
    А почему вы платите латышской компании отчисления за продажи в России?
    Она же не владелец ИС? И не разработчик?

  • Ответить

    Хорошо, я Вас понял. По Вашей версии основная претензия со стороны экспертного совета к нам заключается в том, что мы отчисляем 15% с выручки в России в адрес латышской фирмы. В ближайшее время мы подготовим дополнительное соглашение между российской и латышской фирмой, где отчисления в 15% мы исправим на отчисления в 1 Евро в год и отправим его через личный кабинет на сайте https://reestr.minsvyaz.ru/. Также мы приложим выписку из латышского реестра предприятий, которая доказывает, что ЗАО «Новые Коммуникационные Технологии» владеет 100% долей в Ascensio System SIA.

    Как Вы думаете, такой вариант устроит экспертный совет?!

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    По Вашей версии основная претензия со стороны экспертного совета к нам заключается в том, что мы отчисляем 15% с выручки в России в адрес латышской фирмы.

    Нет, этого я не знаю. Это моё предположение, а мои контакты там про вас и не слышали пока. думаю, вас отложили или завернули по формальным признакам на подлёте.

    Как Вы думаете, такой вариант устроит экспертный совет?!

    Не знаю. Я за их решения не отвечаю. И не забывайте, что в любом случае там голосование (по-моему, явное, не тайное).
    Я хотел вам объяснить, как оно работает, и почему ваш случай может показаться подозрительным.
    Я поспрашиваю ещё, вдруг кто-то оттуда вас помнит и объяснит.

  • Ответить

    Этот тред только подтверждает, что русским разработчикам стоит российский рынок рассматривать по остаточному принципу.

    Потому что даже реестр русского ПО имеет все те же проблемы, что и оный рынок: перегрузка системы как ее нормальное состояние; привелегии рассмотрения заявок для «правильных людей»; узнавание хода дела через приближенных к телу; тотальная подозрительность, административные и финансовые барьеры.

    Спасибо Игорю Ашманову за то, что продемонстрировал все это воочию.

    А Льву можно только сказать, что вы все правильно сделали: все важное типа IP держим в нормальной юрисдикции (где законы работают), а здесь просто торгуем пока не закрыли и перечисляем прибыль.

  • Ответить

    Игорь,
    > Но на вопрос про причину отчислений в сторону Латвии вы всё-таки не отвечаете.

    Уж не вам-то возмущаться. Вы же сами игнорите главное: что этот ваш «реестр русского ПО» нафиг не нужен.

    Вместо него надо просто снизить налоги на зарплату программерам в России до 0%.

    Но нет, вы ведь не можете по-человечески и с пользой для страны — вместо решения проблемы вы обязательно за создание очередного неработающего бюрократического монстра.

  • Ответить

    «Я поспрашиваю ещё, вдруг кто-то оттуда вас помнит и объяснит.»

    Улыбнулся, когда читал это. Неужели у наших членов экспертного совета такая плохая память?! Вообще-то мы заняли первое место в номинации офисные приложения, в конкурсе проектов по импортозамещению, которое проводил Минкомсвязи в июне 2015 года. Можете прочитать например вот здесь — https://vc.ru/n/minsvyaz-list.

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Вас там таких сотни или скорее тысячи. И все с какими-то премиями.
    А эксперты в совете в Минсвязи не работают. И в том конкурсе в жюри не участвовали.
    Вы же не пуп земли. В отличие от 1С, ЛК, Абби,….

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Премии — они же замена аудитории и оборотам, верно?
    Особенно это хорошо видно на стартапах, которые все поросли этими премиями.

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Вы же сами игнорите главное: что этот ваш «реестр русского ПО» нафиг не нужен.

    Игнорю главное — ваше единственно верное мнение?

    Вместо него надо просто снизить налоги на зарплату программерам в России до 0%.

    И тогда в министерствах перестанут покупать западное? Интересный какой у вас конечный автомат в голове. Не можете пояснить логическую связь?

  • Ответить

    Игорь,
    > Именно поэтому нужна процедура судебного типа.

    > Вы же не пуп земли. В отличие от 1С, ЛК, Абби,…
    > Премии — они же замена аудитории и оборотам, верно?

    Бгы-гы-гы, процедура «судебного типа» с приоритетом по имущественному цензу для «белых господ».

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Прикольно, что мы так и не услышали начальника транспортного цеха про роялти в сторону Латвии. За что они платятся?

    Как тут подсказывают услужливые либерасты, «всё правильно сделал» — то есть ИС на самом деле в Латвии?
    Совпадение? Не думаю…

    Зато очень много рассуждений вокруг. Про жизнь, про власть, про экспертов, про «они мне должны».

  • Ответить

    Игорь,
    > И тогда в министерствах перестанут покупать западное? Интересный какой у вас конечный автомат в голове. Не можете пояснить логическую связь?

    Логическая связь простая: тогда это «западное» будет производиться ЗДЕСЬ, люди будут стремиться работать ЗДЕСЬ, растить детей ЗДЕСЬ, создавать новые компании ЗДЕСЬ.

    Таким образом в итоге и конкурентный западному софт появится ЗДЕСЬ, который уже и министерства будут покупать на конкурентной основе, а не потому что он внесен в какой-то кривой «список русского софта».

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Бгы-гы-гы, процедура «судебного типа» с приоритетом по имущественному цензу для «белых господ».

    Ну, в США такая процедура работала 300 лет, и вам нравится.

    Я думаю, там есть естественная оптимизации. Что такое 1С:

    1) всем известный случай, ничего исследовать и доказывать не надо. Есть формальные бумаги о собственниках, решаем включить.

    2) очень много продуктов и заявок на них; решаем включить — очередь быстро продвигается сразу на три десятка позиций.

    А тут хитрован Лев, придумавший новый как бы продукт (ну мне так кажется, извините) прямо в декабре-2015, под заявку в Реестр, высосавший ставку роялти из пальца, и не могущий объяснить, за что российская компания платит западной за продажи в РФ.

    Ну и кто будет в условиях цейтнота тратить кучу усилий на Льва и его хитровыстроенные ходы?

    Это принцип альтернативных издержек, если вы знаете, что это такое.

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    огическая связь простая: тогда это «западное» будет производиться ЗДЕСЬ, люди будут стремиться работать ЗДЕСЬ, растить детей ЗДЕСЬ, создавать новые компании ЗДЕСЬ.

    Это не связь. По крайней мере не логическая, и не причинно-следственная.
    Это какая-то нейронная связь у вас в голове.

    Это некоторое воображаемое креаклиное квазибудущее, на которое можно возбуждаться со смузи в руке.

    Итак:
    Где ещё в мире, кроме проклятой рашки, появился «конкурентный софт» для Windows и Microsoft Office?
    Или просто нигде в мире не догадались снизить налоги для программистов до 0? Есть такие страны, где догадались. И чо?

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Лев, объясните наконец уже вот эту мельницу:

    В нынешней схеме российская фирма платит латышской лицензионные отчисления с продаж в России, а в свою очередь латышская фирма платит российской дивиденты с продаж по всему миру.

  • Ответить

    Игорь,
    > Где ещё в мире, кроме проклятой рашки, появился «конкурентный софт» для Windows и Microsoft Office?
    > Или просто нигде в мире не догадались снизить налоги для программистов до 0?

    А налоги надо снижать не чтобы он появился, а чтобы он не сдох из-за утечки мозгов прочь из проклятой рашки.
    Хотя это необходимое, но не достаточное условие.

    Именно такую утечку вы и имеете возможность наблюдать в случае этого парня: софт, по его словам, придуман в проклятой рашке, но тут же выведен из нее.

    Вас же этот факт ничерта не беспокоит: вас волнует только то, чтобы в ваш списочек русского софта не затесался, не дай бог, софто-эмигрант.

    Это я вам говорю как точно такой же софто-предприниматель, который делает свои продукты сразу на внешний рынок.

  • Ответить

    Игорь,
    > Ну и кто будет в условиях цейтнота тратить кучу усилий на Льва и его хитровыстроенные ходы?

    Вы просто в очередной раз рационализируете проколы и неэффективность формального начальства (точнее, оргструктуры этого начальства).

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    А налоги надо снижать не чтобы он появился, а чтобы он не сдох из-за утечки мозгов прочь из проклятой рашки.

    Ага, логическая связь уже перещёлкнулась. Теперь уже не появился, а не утёк. Понятно, внутере у вас нейронка, она дышит.
    А появился-то где? Где мировые конкуренты Венде и Офису?

    Хотя это необходимое, но не достаточное условие.

    Только что писалось, что всё будет практически само собой. Только налог обнули. А теперь внезапно нет.

  • Ответить

    Игорь, вы игнорируете суть: ваш списочек софта нафиг не нужен, потому что с такими налогами и бизнес-климатом выгоднее эмигрировать, чем развиваться на внутренний рынок.

    Пусть даже первый этап этой эмиграции заключается в переводе IP на иностранное юрлицо.

    > А появился-то где? Где мировые конкуренты Венде и Офису?

    Появляется не из-за налогов, а образования. Но с образованием у вас тоже все ухудшается. Впрочем, даже если бы не ухудшалось — все равно бы одно это не остановило отток людей.

  • Ответить

    Игорь,
    > Так где мировые конкуренты Винде и Офису? Ведь не везде такие проблемы, как у нас, не так ли? Ну и где они?

    Еще раз: у каждой страны свои сильные стороны и свои проблемы, но мы говорим про Россию. И проблема в негативном тренде оттока мозгов (а с ними — и софта).

    У какой-нибудь Польши может быть и проблемы с СОЗДАНИЕМ комплексного софта — вот пусть они их и решают как-нибудь по-своему.

    По факту же вы имеете ситуацию, когда люди, которые создают софт, при его успехе (и даже до него) первым делом думают над тем, как его из страны ЭВАКУИРОВАТЬ вместе с собой.

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Вы просто в очередной раз рационализируете проколы и неэффективность формального начальства (точнее, оргструктуры этого начальства).

    Чьего «формального начальства»?
    У меня начальства нет, чьё это начальство?

    Что такое «рационализировать»? Понимать, как оно вообще у людей работает?

    Мне бы не мешало вас немного рационализировать, но у вас такие ветры в голове завывают, что это вряд ли получится. Вам бы жениться.

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    По факту же вы имеете ситуацию, когда люди, которые создают софт, при его успехе (и даже до него) первым делом думают над тем, как его из страны ЭВАКУИРОВАТЬ вместе с собой.

    Да нет, это неверно. Это вы про себя.
    Просто вы софта показать не можете пока.
    Думаю, программируете на заказ, а своего продукта как раз нет.

    Абби или Инфовотч не выводит собственность, я тоже не вывожу. Зачем, если всё и все здесь, и я никогда не поеду туда жить.

    Что касается Льва, то это ваша реконструкция, то есть фантазия, что он придумал софт и выводит его. Вполне возможно, что он его вводит. И в этом причина проблем с реестром. Или хотя бы объяснение странной «мельницы"
    [компания, А платит за лицензию компании Б, а компания Б платит за лицензию компании А].

    Я вхожу в АРПП, где за сотню компаний, все работают тут, создают софт, сложный, развесистый. Не выводят и не выезжают.

    Мне кажется, это вы ежеминутно, ежесекундно эмигрируете внутри себя, создаёте непрерывный поток спутанных квантов вашего сознания за границу, который никогда не прекращается.

  • Ответить

    Уважаемый Игорь Ашманов!

    По тону Ваших комментариев видно, что Вы не согласны с теми юридическими действиями, что предприняла наша фирма при попытке регистрации программного продута ИволгаПро в реестре Российского ПО. Это Ваше право и я не хочу больше эту тему с Вами обсуждать. К сожалению, у меня много другой работы.

    Мне интересно, что напишут нам в причинах отказа в регистрации экспертный совет. Когда нибудь они все равно будут должны это сделать, даже не смотря на то, что они все такие занятые.

    Предлагаю вернуться к обсуждению этой темы, после того, как наша заявка будет рассмотрена в экспертном совете и там будет вынесено какое-либо решение. Надеюсь, что в случае отказа в регистрации, в этом решении будут приведено объяснение причин отказа и какие-либо рекомендации по действиям, которые наша компания должна сделать для включения в реестр Российского ПО.

    В заключение хочу сказать, что наша компания разработала классное программное обеспечение, наши онлайн - редакторы документов лучшие в мире. Я думаю что это в интересах Российского государства, чтобы наши гос. служащие использовали самое современное программное обеспечение, которое разработали наши российские программисты.

    Я думаю, что именно в этом была цель программы имортозамещения ПО.

    Спасибо за обсуждение!

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Мне-то какая разница, что вы там «предприняли». Вы на вопросы не отвечаете, пафоса нагоняете.
    Но мне-то что. Я-то не чиновник Минсвязи и не эксперт Совета.