Накануне разбирательства с ЕС вице-президент Google напомнил, как нужно относиться к Android

Старший вице-президент по юридическим вопросам Google Кент Уокер сделал запись в блоге Google. Сегодня его компания обязана ответить на претензии Еврокомиссии. Весной 2015 года европейские регуляторы решили удостовериться, что Google не принуждает производителей телефонов к установке собственных сервисов вместо конкурирующих разработок, тем самым препятствуя конкуренции. Весной 2016 года Еврокомиссия заявила, что собранных ей сведений достаточно для вынесения формального обвинения и вынесла его.

Уокер написал, что официальный ответ Еврокомиссии отправлен (его текст не приводится), и несколькими пунктами популярно рассказал, как можно воспринимать Android. Уокер пишет, что Android не ограничил конкуренцию, а лишь усилил её — в частности ему известно о существовании 1300 марок смартфонов на этой операционке. Это возможно потому, что производителям не нужно писать собственные ОС для телефонов или покупать их. Смартфоны подешевели, теперь разработчики могут рассчитывать на рынок в миллиарды пользователей.

Во-первых, Android — конкурирует с Apple, утверждает Уокер и ссылается на публикации, где программисты сравнивают iOS с Android, журналисты помогают читателю разобраться в сравнительных преимуществах двух систем, а производитель электроники Samsung сравнивает свой телефон с iPhone.


Уокер не упоминает, что корейцы делают компоненты и для телефонов на Android, и для iPhone (например процессоры для этого телефона). Продажа любого из двух телефонов приносит Samsung прибыль. Сравнение в Samsung двух связанных с корейцами телефонных платформ — это не пример чистой конкуренции, скорее наоборот. Samsung заинтересован в отдаче от всего пакета собственных контрактов, патентов и технологий — главное сохранить аудиторию на двух видах телефонов и не передавать аудиторию третей стороне. Сам Google не производит телефоны, а Apple поисковые машины. Это не только «конкуренты», но и компании партнёры. В 2016 году суд обнародовал, что Google платит Apple $1 миллиард в год за установку Google поиском по умолчанию, доходы от поиска партнёры между собой делят.


Во-вторых, Уокер предположил, что Еврокомиссия пренебрегла рисками фрагментации операционных систем для смартфонов. Сегодня разработчики могут не сомневаться, что их приложения будут работать везде, благодаря работе Google с производителями и заботе Google о стандартизации. Она помогает производителям смартфонов конкурировать и друг с другом, и с Apple. Конкуренцию программ независимых разработчиков с предустановленными программами Google Уокер не упоминает.

В-третьем пункте Уокер утверждает, что производители добровольно переустанавливают приложения Google — определённый набор сервисов сразу стоит и на конкурирующих Apple iPhone, и телефонах с Microsoft Windows. Пользователь может удалить приложения Google, а производитель поставить на телефон приложения конкурентов Google. Существуют очень популярные приложения, к которым Google не имеет отношения и не предустанавливает их — например Spotify или Snapchat.


Google традиционно скрывает свои договорённости с производителями. Возможно, что производители берут обязательства не разглашать договорённости с Google. За полтора года процесса упомянутые выше 1300 производителей смартфонов не поспешили с документами в руках кулуарно или публично опровергнуть обвинения Еврокомиссии. Внешнему наблюдателю нужно или разделять утверждения Уокера, или сверяться с редкими документами, получившими огласку вопреки желаниям Google. В частности российский антимонопольный процесс, где «Яндексу» удалось доказать в ФАС злоупотребления монопольным положением со стороны Google, а Google не удалось опровергнуть совершённые нарушения (в ФАС, а затем суде), по настоянию Google был полностью закрытым. Google просил провести его без прессы и даже без «Яндекса», но договорился только о удалении с процесса прессы. В начале 2014 года в сеть попала часть соглашений Google с Samsung и HTC относительно Android. Соглашения стали доступны общественности в рамках судебного разбирательства Oracle против Google. В частности выяснилось, что Google требует: система сбора геопозиционных данных Network Location Provider должна быть установлена на телефоны и являться системой по-умолчанию — это привело к иску от компании Skyhook и одновременно не соответствует утверждению Уокера о том, что партнёру производителю Google разрешено ставить любые приложения конкурентов Google. В начале 2016 года в ходе суда между Oracle Corp и Google выяснилось, что «бесплатная и открытая» операционная система Android принесла Google Inc. $31 миллиард выручки и $22 миллиарда прибыли.


В конце текста Уокер утверждает, что совместное распространение поиска Google с Google Play даёт Google возможность раздавать ОС производителям бесплатно, а это снижает себестоимость телефонов для производителей и цены для покупателей.

В этом пункте Уокер не приводит ссылок, подобных ссылке на Samsung, упомянутой выше, где кто-нибудь из 1300 производителей телефонов публично утверждает, что Google Android для него бесплатен. В 2014 году британская The Guardian предупредила, что считать Android полностью бесплатным, всё-таки, нельзя. За лицензию на Google Mobile Services производители телефонов платят Google небольшие деньги. Ещё одной стороной, получавшей за Android отчисления с фабрик, являлся Microsoft. Китайский антимонопольный регулятор летом 2014 года показал, что в Microsoft за Android платят: Samsung, Acer, ViewSonic, HTC, LG, Quanta Computer, Velocity Micro, General Dynamics, Onkyo, Wistron Corp, Coby, Aluratek, Compal Electronics, Barnes and Noble, ZTE и Foxconn. Среди крупных компаний, не плативших Microsoft, были Sony Mobile, Motorola Mobility (собственность Google c 2011 по 2014), Huawei Technologies и Philips. До весны 2016 года в Евросоюзе между Microsoft и Google шло десятилетнее юридическое противостояние. В это время ассоциация FairSearch (в неё на тот момент входил Microsoft, Nokia и другие) поддержала «Яндекс» в российском преследовании Google, российским антимонопольным ведомством, однако уже через несколько месяцев Google и Microsoft, без помощи антимонопольных ведомств или европейского суда разрешили свой взаимный патентный конфликт. Евросоюз сделал «Яндекс» истцом в своём процессе, но поддержку Microsoft в европейском деле против Google «Яндекс» потерял.

В «Яндексе» рассматривают европейские и российские процессы против Google, как часть всемирной борьбы за интересы пользователей:

Стратегия Яндекса всегда была защищать интересы пользователей. Но это стало проблемой на Android-устройствах. Мы с уважением относимся к Android и тем возможностям, которые она открывает мировому рынку, но наш собственный опыт показывает, что эта операционная система сейчас не дает равный доступ своим партнерам. Вопреки решению ФАС, который доказал, что Google нарушил антимонопольные законы, мы до сих пор не можем предустанавливать сервисы Яндекса на первый экран телефонов. Возможность выбора для пользователей неочевидна ни в России, ни в Европе. Мы верим в то, что пользователи во всех странах должны иметь возможность выбора — будь то поиск или другие сервисы. Мы надеемся, что Google не только продолжит диалог с Европейской комиссией, но и будет выполнять предписание российского ФАС.

Добавить 1 комментарий

  • Ответить

    Вот таким же неконкурентным способом ростелекомовский Спутник будет разделываться с Яндексом спустя 5 лет после Чебурашки.

Для добавления комментария войдите или зарегистрируйтесь.