Почти все журналисты, которые пишут про биткойн, инвестируют в него. Это проблема?

Оригинальная заметка вышла в издании The Outline. Редакция «Роем!» багодарит за помощь в подготовке материала биржу переводчиков Perevodchik.me → http://perevodchik.me/.


Еще в 2014 году репортер медиакомпании Vox Тимоти Б. Ли написал для сайта статью «Почему я инвестирую в биткойны», представив аргументы в пользу жизнеспособности криптовалюты в долгосрочной перспективе и объяснив, почему выгодно иметь некоторое ее количество.

Ответная реакция последовала незамедлительно. Вполне можно предположить, что если в 2014 году ежемесячная аудитория Vox, по данным на конец года, насчитывала свыше 20 миллионов читателей, а общее число владельцев биткойнов в мире составляло всего 1,2 миллиона человек, то нашумевшая статья Ли реально могла увеличить стоимость его инвестиций. Проверить, имела ли публикация на самом деле некий эффект, будь то в краткосрочной или в долгосрочной перспективе, невозможно, однако на момент, когда Ли разместил ее, биткойн пребывал в состоянии затяжного падения, а буквально на следующий день произошел небольшой рост.

Журналистам, как правило, не позволяется инвестировать в компании, которые они освещают. Эзра Кляйн, начальник Ли, быстро сориентировался, заставив подчиненного продать свои биткойны и пустить доход с них на благотворительность. В посте с извинениями Кляйн писал: «Хотя я не считаю, что невозможно объективно освещать биткойны, имея при этом некоторое их количество на руках, правила, однако, следует скорее смягчить и обобщить, чем детализировать и конкретизировать, чтобы не возникало вопроса о мотивации, лежащей в основе освещения темы».

Можно ли журналистам, которые пишут о биткойнах, ими владеть? Мнения разделились. Традиционные СМИ такую практику не приемлют. «У нас есть политика в отношении финансовых репортеров и их вкладов, в том числе в биткойны, — прокомментировал в своем электронном письме Трейси Грант, заместитель главного редактора газеты Washington Post. — Тем, кто занимается бизнес-тематикой, вменяется в обязанность раскрывать свои финансовые интересы и запрещается инвестировать в компании или юридические лица, о которых они могут писать. Так что мы не позволили бы репортеру, владеющему биткойнами, рассказывать о них».

Между тем отраслевые СМИ, связанные с биткойнами и криптовалютой (в основном они и выдают лучшую информацию по данной теме), судя по всему, считают заинтересованность репортеров в освещаемом предмете вполне приемлемой и даже желательной. Из крупных новостных изданий, ориентированных на биткойны, только CoinDesk опубликовал соответствующую редакционную политику. (Ни CoinDesk, ни другие издания, работающие с биткойнами, включая CoinTelegraph, BTC Media, NewsBTC и CryptoCoinsNews, в предложенный срок не ответили на данный вопрос по электронной почте.)

Помимо прочего, в неконтролируемом мире журналистики, связанной с биткойнами, кроются конфликты интересов владельцев, рекламодателей, инвесторов и источников.

Политика CoinDesk тщательно проработана. Сайт не поддерживает никакую криптовалюту (это может показаться очевидным, но вот что говорится в положении об этике NewsBTC: «Мы пишем новости о биткойне, потому что мы любим биткойн. Только и всего»), при этом авторы статей обязаны раскрывать сведения о вкладах в своих профилях на сайте на сумму более 500 долларов США. Кроме того, они должны сообщать о получении денег в ходе освещения криптовалютной тематики. Есть и такое требование, как дополнительное раскрытие информации, если речь идет о вкладах в компанию-учредитель.

Однако другие издания не столь разборчивы. Многие независимые СМИ фактически платят авторам статей в биткойнах. Сайт Coin Journal требует от своих корреспондентов раскрывать любые вложения в электронной валюте, кроме биткойнов, на сумму более 1000 долларов США. (Сайт также заплатил, по крайней мере одному из своих авторов, Иэну ДеМартино, в биткойнах, о чем он сам пишет в своей книге The Bitcoin Guidebook.)

В то же время издание CryptoCoinsNews, известное как CCN, сообщает в письме к читателям, что согласно их «старой политике авторы обязаны раскрывать информацию о своей заинтересованности», а редакторы «не принимают статьи, основанные на конфликте интересов». Однако на странице сайта, где размещено приглашение авторов к сотрудничеству, нет ни заявленной политики, ни какого-либо упоминания о ней. (Зато есть вот такая потрясающая информация: «Мы не поддерживаем рекламируемые сайты. Они могут быть небезопасны, ненадежны или незаконны в вашей юрисдикции».)

Я написал на Reddit в r/bitcoin: «Имеет ли для вас значение, если репортерам заплатят в валюте, о которой они пишут?» ответ последовал фактически отрицательный: «Народ понимает, что владение биткойнами позволяет более качественно раскрыть тему».

Между тем СМИ, освещающие тему биткойнов, уже были замечены в центре споров по поводу конфликта интересов. CoinTelegraph, еще одно видное издание, связанное с биткойнами, в целом горячо отстаивающее свою точку зрения, примерно год назад стало объектом жесткой критики, когда выяснилось, что оно, возможно, финансируется за счет собственной криптовалюты — БайтКойна (ByteCoin). CoinTelegraph не заявлял о своей политике касательно того, позволено ли их людям владеть биткойнами, но, судя по открытым высказываниям самих авторов, можно заключить, что по крайней мере некоторым из них платили в биткойнах. На странице с вакансиями никак не оговорено владение или невладение биткойнами. В электронном письме издания Coin Idol, основанного бывшими сотрудниками CoinTelegraph, говорится, что их авторы «в основном приверженцы Blockchain» и, «естественно, пользуются криптовалютами».

Будут или нет репортеры раскрывать информацию о наличии у них биткойнов — не самая большая проблема. В неконтролируемом мире журналистики, связанной с биткойнами, кроются конфликты интересов владельцев, рекламодателей, инвесторов и источников, а стимул почти у всех один. Если биткойн растет в цене — каждый в этой мини-отрасли получает прибыль. Авторы этих изданий часто попадают в ведущие СМИ в качестве экспертов. А блог Nasdaq, например, даже передает информацию в Bitcoin Magazine, издание BTC Media.

Такую же критику можно было бы адресовать деловой прессе, но у традиционных изданий правила чаще всего более строгие, а их рынки менее подвержены влиянию средств массовой информации.

На этой неделе биткойну исполнилось 8 лет. А его стоимость достигла исторического максимума: 1149,92 доллара США, согласно CoinDesk. Потом резкое падение — ниже 1000 долларов США.

Волатильность биткойна за все эти годы свидетельствует о напряженности, создаваемой его использованием, с одной стороны, в качестве реальной валюты, хотя довольно редко, а с другой — в качестве объекта инвестиций любителями и профессионалами, причем и те и другие чрезвычайно чувствительны к мировым событиям. Все эти обстоятельства, а также отсутствие регулирующего органа и бесконечная путаница вокруг того, что такое биткойн и как он работает, означают, что субъективная ценность валюты по-прежнему сильно зависит от средств массовой информации. Являются ли СМИ, связанные с биткойном, более коррумпированными и ненадежными, чем СМИ из любой другой отрасли, — вопрос спорный, но все более насущный, ведь эта валюта продолжает завоевывать влияние (или, как минимум, не умирает).

Добавить 3 комментария

  • Ответить
    Юрий Синодов Основатель Roem.ru, sinodov.com

    Ну средний журналист с трудом может повлиять на хайп вокруг биткоина и его курс.

    Проблема же честности острее. Например, Uber при выходе в МСК/Россию просто и без затей предлагал журналистам код на 5000 рублей, что на тот момент было заметно больше приемлемых в большинстве редакций подарков на сумму до 100 долларов.

    А потом все спрашивают: почему журналисты так Uber облизывают?

  • Ответить

    Ну вы тут вообще из пальца высасываете проблему. Можно ли обозревателю автожурнала тестировать и одновременно владеть BMW? Или можно ли журналисту владельцу айфона, тестировать айфон? Прекращайте заниматься псевдожурналистикой.