Пять законотворческих инициатив от ФРИИ, призванных облегчить проведение венчурных сделок в России

Развитие событий: Путин: "Наш ФРИИ — самый успешный посевной фонд Европы" (27 марта 2015)

9 марта президентом Путиным были подписаны поправки в Гражданский кодекс, упрощающие деятельность венчурных инвесторов в России. Как писали «Ведомости», важнейшими из принятых поправок являются положения:

  1. об «опционе на заключение договоров» (option agreement);
  2. о возмещении «имущественных потерь при наступлении определенных обстоятельств, не связанных с нарушением договора» (indemnity);
  3. о «заверении об обстоятельствах».

Во ФРИИ планируют продолжить работу по внесению предложений, призванных облегчить проведение венчурных сделок в России. О том, какие еще инструменты фонд хотел бы сделать возможными в рамках российского законодательства, ФРИИ рассказали на своей странице в Facebook:

Конвертируемый заем

Как это работает? Предположим, инвестор соглашается дать стартаперу $50 тыс. в виде долгосрочного займа с условием, что в дальнейшем его можно будет конвертировать в долю по заранее оговоренной формуле. На полученные деньги стартап развивается и через 1,5 года достигает определенных показателей. В этот момент инвестор может реализовать свое право и осуществить конвертацию, превратившись из кредитора в совладельца: иными словами, он «обменивает» свое право требования по займу на реальные акции компании в соответствии с оговоренной формулой. К примеру, при общей оценке компании в полмиллиона инвестор мог бы рассчитывать на 10%, а в соответствии с условиями договора займа получит небольшой дисконт и 15% или наоборот. Естественно, стартап может так и не достигнуть желаемых показателей: судьба технологических проектов непредсказуема. Однако, даже в случае негативного сценария, инвестор может рассчитывать на возврат суммы конвертируемого займа с процентами — этим он ничем не отличается от любого другого долга.

Почему это хорошо для стартапа?
Во-первых, такой заем значительно дешевле классического банковского кредита. Во-вторых, пока долг не конвертирован в акции, не происходит размывания доли основателя — следовательно, предприниматель полностью контролирует свой бизнес. В-третьих, выдача займа дает инвестору возможность (хоть и не обязанность) заключить с предпринимателем квазикорпоративный договор, согласно которому стартапер должен будет советоваться или согласовывать свои действия с инвестором по определенным вопросам. Инвестор будет гораздо более активно помогать стартапу, обладая гарантиями доступа к информации и косвенно участвуя в управлении компанией.

Условия Tag-alone, Drag-alone в корпоративном договоре

Как это работает? Поясним на примерах. Допустим, стратегический инвестор хочет купить не менее определенной доли в проекте (скажем, 75%), а часть миноритарных акционеров необоснованно блокирует сделку, отказываясь продавать часть своей доли, необходимой для вхождения инвестора. Во избежание подобных ситуаций, в корпоративном договоре заранее предусматривается условие drag-alone и способ расчета продажной цены. Рассмотрим другой случай: акционер хочет продать заметный объем акций (долей), например, 80% за 80 млн. Цена во многом обусловлена тем, что такая доля обеспечивает контроль над компанией. Таким образом, 100% стоили бы не менее 100 млн. Однако, 20%, имеющиеся на руках остальных участников, 20 млн не стоят, поскольку не обеспечивают приоритет в компании. В соответствии с условием tag-along, миноритарные акционеры получают право продажи на равных условиях с мажоритарием и по цене, пропорциональной их части акций (долей), то есть за 20 млн.

Почему это хорошо для стартапа? Drag-alone позволяет предпринимателю получить кэшаут от стратегического инвестора в случае нежелания миноритарных акционеров (инвесторов) продать свои акции (доли). Tag-alone напрямую защищает права стартапера в ситуации, когда он является миноритарием зрелого проекта — он получает право продажи своей доли (акций) по цене, пропорциональной стоимости контрольного пакета.

Опционы для работников

Как это работает? Возьмем стартап в начальной стадии. На данном этапе предпринимателю не под силу оплачивать труд высококвалифицированных специалистов, поскольку зарплатный фонд пока мал. В этом случае может помочь опционная система, которая реализуется следующим образом. Для начала, в компании отводят определенную долю т.н. «казначейских» акций для сотрудников. Получая место в стартапе, высококвалифицированный сотрудник заключает контракт, согласно которому к нему во владение переходит определенная доля в компании равными частями через равные промежутки времени при условии непрерывной работы в течение n лет. Например, отработав 2 года, сотрудник получает 5%, а 2 года спустя — еще 5%.

Почему это хорошо для стартапа? Опционная система решает сразу несколько задач создателей проекта: — привлечь профессионала к проекту; - сэкономить на затратах на заработную плату; - мотивировать сотрудника (поскольку стоимость доли сотрудника растет с улучшением показателей работы компании, он напрямую заинтересован в увеличении прибыльности); - закрепить профессионала в проекте на срок, оговоренный в соглашении о предоставлении опциона.

Ликвидационная привилегия

Как это работает? Как правило, ликвидационная привилегия определяется как коэффициент, на который умножается размер первоначальных инвестиций. Например, в случае двукратной ликвидационной привилегии при ликвидации компании инвестор имеет право на получение суммы, в два раза превышающей его первоначальные инвестиции, причем в первоочередном порядке (после обычных кредиторов, конечно). После выплаты по привилегированным акциям или «привилегированным» сторонам корпоративного договора, оставшиеся средства распределяются между держателями обыкновенных акций, согласно их долям. Допустим, инвестор вложил в проект 10 млн рублей в обмен на привилегированные акции или права по корпоративному договору с трехкратной ликвидационной привилегией. В таком случае при добровольной ликвидации компании или в иных случаях формирования ликвидности, как описано выше, он может получить до 30 млн рублей, а все оставшиеся средства в полном объеме перейдут в распоряжение держателей обыкновенных акций или других сторон корпоративного договора.

Почему это хорошо для основателя стартапа? 1) Размывание доли основателя происходит не так значительно, как это произошло бы в случае получения инвестором доли, пропорциональной сумме вклада. Это позволяет стартаперу контролировать свой бизнес, иметь «запас» для привлечения инвесторов последующих раундов. 2) До наступления обстоятельств формирования ликвидности, основатель не обязан выплачивать какие-либо дополнительные дивиденды инвестору, что позволяет планомерно развивать и наращивать показатели компании, не неся дополнительные расходы. Конечно, в определенных случаях всё зависит от условий сделки.

Возможность гибкого структурирования корпоративного управления

Как это работает? Приведем пример. Инвестор «входит» в проект. Сторонами заключается корпоративный договор, которым установлено право основателя предварительно согласовывать кандидатуру генерального директора компании. В таком случае, без согласования основателя ни один из участников проекта, включая инвестора, не будут вправе назначать генерального директора. В корпоративном договоре можно отразить и другие ограничения, к примеру, допускать принятие решений только при получении положительного голоса основателя, независимо от мнения прочих участников голосования.

Почему это хорошо для основателя стартапа? Этот механизм позволяет инвестору и основателю юридически закрепить разграничение сфер интересов и ответственности в компании без использования сплошного единогласного голосования.

Механизмы, необходимые для внедрения перечисленных инструментов

Для реализации описанных выше конструкций должны быть предусмотрены:

  1. увеличенные сроки выполнения обязательств по договоренностям (например, опционные планы для работников на основе казначейских акций рассчитываются на несколько лет, поскольку такой срок предложен в законопроекте; однако, в соответствии с действующим законодательством, срок «хранения» казначейских акций составляет лишь 1 год);
  2. четкие правила реализации договоренностей (в частности, внедрение механизма, на практике гарантирующего исполнение основателем или инвестором своих обязательств — например, проголосовать через год за увеличение уставного капитала для реализации опциона);
  3. нормы, обеспечивающие гибкость структурирования. Одни договоренности (например, кворум и голосование по отдельным вопросам, доступ к информации) удобнее фиксировать посредством выпуска привилегированных акций, другие (такие, как пут-опционы, tap-along и drag-along, ликвидационные привилегии) — через корпоративный договор.

Добавить 2 комментария

  • Ответить

    «Однако, даже в случае негативного сценария, инвестор может рассчитывать на возврат суммы конвертируемого займа с процентами — этим он ничем не отличается от любого другого долга.»

    А до этой инициативы только такой сценарий и был или раньше можно было развести руками и сказать «се ля ви, бывает»