На SaaS для пиццерий хотят накраудинвестить 80 млн рублей

Развитие событий: Ура, мы облажались (3 февраля 2015)

Федор Овчинников, герой книжки Максима Котина «И ботаники делают бизнес», прославившийся во многом за счет своего блога, в котором подробно описывает свой предпринимательский путь, деньги на свой новый проект решил привлекать с помощью краудинвестинга. Об этом сам Овчинников рассказывает в колонке на Hopes&Fears.

Новый проект Овчинникова — сеть «Додо Пицца» — бизнес с сильными оффлайновыми корнями, но с претензией на венчурную историю. «Додо пицца» должна стать сетью в формате delivery pizza restaurant — когда пиццерия обслуживает ограниченный район, а основные продажи идут за счет доставки. В качестве одного из ключевых преимуществ Овчинников называет «собственную информацию систему в виде веб-приложения». Кроме использования «для себя» SaaS «Додо пиццы» должен стать основой системы франчайзинга, писал Овчинников в своем блоге в феврале 2012 года.

По факту франчайзи работают уже сегодня — у «Додо Пицца» 8 партнеров в Челябинкске, Белгороде, Самаре и других городах, кроме того — 10 собственных пиццерий. Выручка компании за 2013 год — 181 млн рублей.

Изначально Овчинников искал 3 млн долларов инвестиций в обмен на 10% компании. Но в тот момент, когда он уже практически договорился с Blue Wire Capital, решил отказаться от классических венчурных инвестиций в пользу краудинвестинга.

Через краудинвестинг Овчинников рассчитывает собрать 80 млн рублей за два года (2014−2016) от частных инвесторов.
Инвестируемые средства предполагается оформлять как займ российскому ООО с обещанием через три с половиной года конвертировать займ в акции материнской для российского ООО компании из другой юрисдикции по заранее оговоренной цене. Займ на 3,5 года, выдаваемый в рублях, предполагает долларовую доходность в 4% годовых без капитализации. Минимальная сумма займа — 300 000 рублей. Как пишет Овчинников:

Фиксация займа в долларах — это страховка для инвестора от девальвации рубля. Процент, который мы предлагаем по займу, равен сегодня процентам по хорошему банковскому депозиту по вкладу в долларах США.

Для сравнения, в российском госбанке можно получить ставку около 1.8% годовых на ту же сумму при сроке депозита от одного месяца.
А ставку, которую имеющие оценки рейтинговых агентств компании в США платят за обеспеченные senior кредиты можно оценить по портфелю фонда ING Prime Rate Trust, где средний купон по портфелю равен 5.05%. Доходность (YTM) фонда из евробондов инвестиционной категории российских компаний с похожей дюрацией: 3.75%.

Таким образом, премия за риск в процентах по займу Овчинникову отсутствует. При этом риски несопоставимы с инструментами с похожей доходностью. Вместе с тем, если говорить о венчурной составляющей, то, как рассказывает сам Овчинников, он не смог и не захотел довести переговоры с квалифицированными инвесторами в виде венчурных фондов до конца.

Комментарий представителя компании

  • Контекст комментария

    Семен Белоусов Додо Пицца

    Артем, это прежде всего, венчурная инвестиция. Депозит в банке — это не способ преумножения капитала, а способ его сохранения, т.к. депозит покрывает в основном инфляцию. Тем не менее у инвестора есть возможность принимать решение не сразу (сначала займ и опцион, и только потом конвертация займа в акции), у инвестора есть личное поручительство основателя компании (я лично знаю немного предпринимателей, которые готовы давать личное поручительство под свои проекты, хотя это вроде сама по себе разумеющаяся вещь) и займ выдается юридическому лицу, которое имеет больше всего активов на своем балансе (не предлагается в качестве заемщика «пустышка»). Напоминаю, что многострадальный закон о банкротстве физических лиц еще не принят, он уже лежит под сукном в Госдуме больше года, пройдя только первое чтение, и абсолютно не факт, что он будет принят в ближайшее время, т.к. наш менталитет очень терпим к банкротам: к ним скорее относятся с сочувствием, чем с презрением, а лоббисты из банков (кредиты) и госкомпаний (услуги ЖКХ) будут явно не в восторге если граждане РФ получат возможность банкротиться и начинать жизнь с начала. Александр Пушкарев вспомнил про «Волка с Уолл-стрит», так вот Джордан Белфорт до сих пор расплачивается по долгам/начисленным штрафам/убыткам, исправно отдавая 50% своих заработков. Алескандр Пушкарев, «мусорные акции» — это акции компании, которые изначально знают, что не могут ничего добиться, т.к. нет такой цели и стремления, либо цель компании не имеет какого-либо общественного значения. Все-таки есть разница между Apple в начале пути и, например, компанией, которая собирается делать шерстяные носки для черепах. Здесь примерно такая же разница как между «клеветой» и «оценочным суждением» в праве. Клевета — это когда человек изначально знает, что распространяет ложную информацию, но все равно ее распространяет. Оценочное суждение — это когда человек высказывает свое мнение, не зная правды. Вот мусорные акции — это клевета. У Додо Пицца есть конкретный план, есть развитие (рост выручки), есть рынок, который в России растет и растет хорошо (мы сейчас не про Москву говорим, хотя и в Москве он тоже растет не так сильно, но растет); есть уверенность, что продукт компании будет конкурентоспособен не только в России (совмещение компетенций IT и фастфуда). Алексей Тутубалин, никого в инвесторы насильно не загоняют :) Это венчурная инвестиция, каждый принимает решение сам. Хочу только заметить, что в опционе будет сразу зафиксирована и стоимость акций, и их количество, т.е. даже в том случае, если оценка компании вырастет еще выше, акции будут реализованы именно по этой оценке. Если есть еще вопросы, то задавайте, постараюсь ответить ;)

Добавить 7 комментариев

  • Ответить
    ak

    «Таким образом, премия за риск в процентах по займу Овчинникову отсутствует.» — речь именно про ставку по займу. То есть россказни про 4% «как в банке» — это явно передергивание заемщиком. Одно дело банки, а другое — займ ООО с 30 т.р. уставняка. Ставка должна быть, не знаю, 60%, 100%? Ну, как физикам кредиты выдают необеспеченные. Рост капитализации — это, конечно, прекрасно. Но есть большие сомнения, что гипотетический инвестор с 300 т.р. в принципе способен оценить риски этой авантюры или защитить свои интересы как на этапе инвестирования, так и на этапе погашения долга или конвертации. Так как вообще смысл конвертируемого займа в таких структурах, по всей видимости, заключается в том, чтобы при невыполнении голожопым стартапером целей можно было у него в счет погашения забрать все 100% компании и его личный макбук.

  • Ответить
    Семен Белоусов Додо Пицца

    Артем, это прежде всего, венчурная инвестиция. Депозит в банке — это не способ преумножения капитала, а способ его сохранения, т.к. депозит покрывает в основном инфляцию. Тем не менее у инвестора есть возможность принимать решение не сразу (сначала займ и опцион, и только потом конвертация займа в акции), у инвестора есть личное поручительство основателя компании (я лично знаю немного предпринимателей, которые готовы давать личное поручительство под свои проекты, хотя это вроде сама по себе разумеющаяся вещь) и займ выдается юридическому лицу, которое имеет больше всего активов на своем балансе (не предлагается в качестве заемщика «пустышка»). Напоминаю, что многострадальный закон о банкротстве физических лиц еще не принят, он уже лежит под сукном в Госдуме больше года, пройдя только первое чтение, и абсолютно не факт, что он будет принят в ближайшее время, т.к. наш менталитет очень терпим к банкротам: к ним скорее относятся с сочувствием, чем с презрением, а лоббисты из банков (кредиты) и госкомпаний (услуги ЖКХ) будут явно не в восторге если граждане РФ получат возможность банкротиться и начинать жизнь с начала. Александр Пушкарев вспомнил про «Волка с Уолл-стрит», так вот Джордан Белфорт до сих пор расплачивается по долгам/начисленным штрафам/убыткам, исправно отдавая 50% своих заработков. Алескандр Пушкарев, «мусорные акции» — это акции компании, которые изначально знают, что не могут ничего добиться, т.к. нет такой цели и стремления, либо цель компании не имеет какого-либо общественного значения. Все-таки есть разница между Apple в начале пути и, например, компанией, которая собирается делать шерстяные носки для черепах. Здесь примерно такая же разница как между «клеветой» и «оценочным суждением» в праве. Клевета — это когда человек изначально знает, что распространяет ложную информацию, но все равно ее распространяет. Оценочное суждение — это когда человек высказывает свое мнение, не зная правды. Вот мусорные акции — это клевета. У Додо Пицца есть конкретный план, есть развитие (рост выручки), есть рынок, который в России растет и растет хорошо (мы сейчас не про Москву говорим, хотя и в Москве он тоже растет не так сильно, но растет); есть уверенность, что продукт компании будет конкурентоспособен не только в России (совмещение компетенций IT и фастфуда). Алексей Тутубалин, никого в инвесторы насильно не загоняют :) Это венчурная инвестиция, каждый принимает решение сам. Хочу только заметить, что в опционе будет сразу зафиксирована и стоимость акций, и их количество, т.е. даже в том случае, если оценка компании вырастет еще выше, акции будут реализованы именно по этой оценке. Если есть еще вопросы, то задавайте, постараюсь ответить ;)

  • Ответить

    Хотелось бы увидеть что-нибудь наподобие проспекта эмиссии. Нам ведь предлагают купить долю в компании, а всей информации про неё — честное слово основателя, что компания развивается.