Глава Роскомнадзора; о блокировках сайтов от первого лица

Об эффекте Стрейзанд, о том, как государство защищает пользователей Рунета от проявлений экстремизма, о том, что делать с анонимайзерами, о том, как иностранные сайты будут исполнять российский закон о блогерах и о многом другом рассказал в интервью телеканалу «Россия 24» глава Роскомнадзора Александр Жаров. Стенограмму интервью приводит Comnews.

С ноября месяца к нам поступило более 165 тыс. заявок от юридических и физических лиц о том, что некие ресурсы содержат противоправную информацию. Эксперты на первом этапе отсеяли две трети заявок, потому что не обнаружили там запрещенной информации, и около 53 тысяч ресурсов попали в реестр запрещенной информации. Порядка 65% (32−33 тысячи ресурсов) это сайты наракоторговцев. Порядка семи тысяч ресурсов — это сайты, содержащие детскую порнографию. Около 6 тысяч ресурсов — это призывы к самоубийствам, порядка 6 тысяч ресурсов мы заблокировали по решению судов. Там самая разная информация: наркотики, интернет-казино, клевета в отношении граждан Российской Федерации. […]

Следует сказать, что большинство ресурсов информацию удаляли, и в настоящее время заблокированными являются порядка 6,5 тысяч ресурсов на 3,3 тысячах уникальных IP-адресов. Это порядка 13% всех ресурсов, которые вносились в реестр. Это относительно стабильная цифра, она колеблется от 12% до 15%. Это очевидно мотивированные ресурсы, которые сознательно распространяют противозаконную информацию, в основном, как я уже сказал, это сайты наркоторговцев и экстремистские ресурсы.

Шифрованный трафик в интернете за год (с конца 2013 года до конца 2014 года) во всем мире вырос в три раза. Количество шифрованного трафика в конце 2013 года было примерно 4%, сейчас 13%. […]

На вопрос: можно ли заблокировать анонимайзер или прокси-сервер, ответ — да, это возможно. Нужно внести несколько сотен или несколько тысяч IP-адресов в единый реестр, операторы связи их заблокируют. Эффективно это? — нет. На следующий день или через день появится два, пять других прокси-серверов, и так далее. […]

Процент граждан, которые пользуются этими ресурсами для достижения противоправного контента, исчисляется единицами процентов. Нужно ли сейчас блокировать эти ресурсы? Отвечу — нет.