Roem.ru отвечает на вопросы о слиянии TheQuestion и «Яндекса»

Развитие событий: TheQuestion: что есть Яндекс? TheAnswer: это замкнутый на себя портал, а не генератор трафика (13 марта)

Компания «Яндекс» объявила о покупке кипрской компании Znanie Company, которой принадлежит сервис вопросов и ответов TheQuestion.

Стоимость сделки не раскрывается, акционеры TheQuestion, среди которых были Александр Акопов (Амедиа), не раскрываются, сервис планируется интегрировать в Яндекс.Знатоки, MAU сайта, по словам Самсоновой, 10 миллионов человек.

«Яндекс» и TheQuestion изо всех сил хотят ответить на вопросы пользователей TheQuestion по сделке, однако, ввиду корпоративных ограничений, налагаемых на сотрудников «Яндекса», мы полагаем, что у нас на эти вопросы получится ответить лучше.

Приступим

Юрий Синодов: Зачем? (эксклюзивный вопрос для читателей Roem.ru, на TheQuestion его нет)

Существенную часть результатов выдачи любого современного поисковика составляют ссылки на развлекательно-информационный контент. Типа «Когда умер Бродский», «Воевал ли Этуш», «Кто такой адмирал Горшков». Уже годы назад роль поставщика ответов на эти вопросы выполняла «Википедия», без присутствия которой в выдаче теперь не обходится практически ни один информационный запрос. Да и львиная доля коммерческих.

Поисковик, который не будет давать информацию типа википедийной в своей выдаче, пользователем на сейчас будет восприниматься как неполноценный.

При этом у «Википедии» есть один принципиально неустранимый недостаток с точки зрения «Яндекса» и любого другого поисковика: она не торгует трафиком и аудиторией, и никакой пользы для «Яндекса», кроме удовлетворения читательского зуда пользователей, при направлении трафика на «Википедию» нет.

А вот если начать направлять людей на TheQuestion, с хотя бы чуть-чуть подходящими вопросами и ответами, то будет DAU, MAU, вовлечение и выручка. Таким образом TheQuestion займёт место рядом (а то и вместо) с «Википедией» в SERP с одним существенным отличием — «Яндекс» на этих переходах будет зарабатывать больше и прямо сразу.

Никита Лихачёв: Какова сумма сделки? «Яндекс» купил 100%?

Никита, ну ты как маленький. Да, 100%, они же рассказали. Про стоимость в отчётности прочитаешь. Ну допустим 500 миллионов рублей или миллиард рублей, разница несущественная. У «Яндекса» эти деньги есть, акционеры TheQuestion, скорее всего, не против, коэффициент их заработка два или три — представляет разве что академический интерес. Сильно больше вряд ли: «Яндекс», скорее всего, при торгах размахивал «Знатоками» и говорил, что у него почти такое же как TheQuestion уже есть, поэтому разумнее быстренько продаться, пока TheQuestion не стало плохо.

Давид Шульцман: Пора валить с The Question?

Практически не очень понятен смысл присутствия на The Question. Если вы мегаэксперт — вам должны где-то в другом месте заплатить за вашу экспертность. Если нет — то лучше в другом месте сидеть и наращивать экспертность, наверное.

А если вы пользователь — то вам, в большинстве случаев, где сидеть тоже не очень важно — разбираться в том, эксперт вам отвечает или нет тоже экспертиза нужна. А её у вас нет. Если хотите время убить — то что под крылом «Яндекса», что без него — всё едино.

Александр Жирнов: Сможет ли «Яндекс» влиять на редакционную политику TheQuestion?

Конечно. Это их компания, они могут назначать и увольнять людей. Вообще, в медиа ответ «мы не влияем на редакционную политику» означает, в зависимости от ситуации:

  • Редакционная политика нас устраивает
  • Отстаньте от нас, мы на ваш запрос реагировать не хотим

Как только перестанет устраивать или решат отреагировать на запрос, тогда договорятся об изменении редакционной политики, или, если редактор не поймёт, его сменят.

Другой вопрос, какую такую офигенную ценность представляет собой редакционная политика TheQuestion?

Теперь TheQuestion получается тоже заблокируют в Украине? А будут ли переводить на русский язык название проекта по аналогии с другими сервисами Яндекс?

Получается заблокируют. Не имеет значения.

Зачем вам такое сотрудничество? Чтобы было легче пропихивать проплаченные новости Яндекс.Дзена в ленту вопросов?

Милай! Нет никакого сотрудничества, очнись. Есть продажа проекта. Если захотят интегрировать Дзен — интегрируют. Вне зависимости от того, проплачено оно или нет. Зачем это нужно поиску ответил в первом вопросе

Начнут ли получать материальное вознаграждение топ авторы?

Если и начнут, то только избранные, в порядке вечно недостижимой для основной массы морковки. Зачем платить там, где люди бесплатно что-то пишут?
Чтобы спамеры и жадные идиоты-графоманы набежали?

Переработает ли Яндекс мобильное приложение TheQ?

Вообще, мобильное приложение это геморрой. Надо будет смотреть и считать — если генерация контента через него будет покрывать затраты на его поддержку — то конечно переработает, почему нет.

Не странно ли самим, что первые строчки рейтинга заняты не знатоками, а мразями, что вовремя подсуетились? За свой проект не стыдно?

Знатоки и мрази это часто пересекающееся множество, мы просто не всегда об этом информированы, так что какая разница. Если благодаря рейтингу куча людей начинает больше писать — то рейтинг хороший, вне зависимости от того, что про него кто думает.

Будет ли тесная интеграция с почтовым ящиком и основным аккаунтом сервисов Яндекса? Есть ли риск принудительной регистрации всех пользователей в Яндексе?

Вряд ли, TheQuestion не для этого покупают (см. выше). С учётом того, какой многолетний бардак творится в «Яндексе» с кросс-сервисными аккаунтами, вероятность этого стремится к нулю.

Добавить 12 комментариев

  • Ответить

    Самсонова отлично выступила, поздравляю. И подтвердила в очередной раз невозможность подобного русскоязычного проекта — в итоге всегда получаются ответы.маил.ру.

    А яндекс спасет только запрет гугл…

  • Ответить
    Альтер Эго

    The Bell вычислил, кто были первые инвесторы стартапа:

    • основатель IT-компаний IBS Group и Luxoft Анатолий Карачинский (его фамилия — в числе участников совета директоров кипрской Znanie Company, которая владеет TheQuestion);
    • основатель «Амедиа» и владелец продюсерской компании Cosmos Studio Александр Акопов;
    • директор по финансам и экономике группы Summa и бывший менеджер McKinsey Константин Кузовков;
    • бывший медиаменеджер, создатель популярных шоу «Первого канала» и СТС продюсер Сергей Кальварский;
    • и ресторатор Артур Берсиров.

    К 2016 году Самсонова говорила, что в общей сложности в проект было вложено около $1 млн, контроль в нем оставался за командой проекта. После были и другие раунды, но общий размер инвестиций в TheQuestion Самсонова и ее инвесторы не раскрывают.

    На старте проекта инвесторы поддержали выход TheQuestion на Запад, а потом — закрытие подразделения в Лондоне: это спасло стартап от банкротства. Сделка с «Яндексом» готовилась давно, но Самсонова с ней поторопилась — через год компания стоила бы дороже, уверены ее партнеры.

    В 2015 году у проекта появился первый рекламный партнер — Anywayanyday. Сервис по подбору авиабилетов сам пришел к TheQuestion почти сразу, как только у проекта появился сайт, вспоминает Самсонова: «Они пришли с крутой идеей: рассказать людям про интересные места и занятия в разных странах, а не про свои билеты. Этот ход стал основой того, как TheQuestion работал с партнерами: мы старались работать с теми, кто лучше нас знал, как стоит самих себя продвигать, мы у них этому учились. Да и вообще мы начинали настолько «зелеными», что сначала спрашивали, как вообще устроено ценообразование на рынке и сколько нам с наших же клиентов брать».

    К 2016 году проект очень хорошо себя показывал, вспоминает Самсонова: аудитория выросла до миллиона посетителей в месяц, выручка в первый год существования составила несколько миллионов рублей. «Я решила: пора начинать расширяться, уехала в Лондон После отъезда произошли три вещи: лондонский TheQuestion совершенно не рос, к тому же сильно подрывал общий бюджет компании, параллельно оказалось, что модель монетизации, которую стартап запустил в России, работает через раз, и одновременно с этим из команды ушел руководитель разработки, на котором держалась вся платформа TheQuestion

    «Компания в один момент стала из прибыльной убыточной, а весь успех 2015 года оказался случайным: мы заключили первые 5–10 успешных сделок с рекламодателями, а потом они ушли, и большинство — не вернулись. Все стало сыпаться. Оказалось, что у нашей телеги всего одно колесо и едет она непонятно куда».

    Сразу после кризиса к команде проекта присоединилась директор по продукту — Екатерина Федорова из «Яндекса». «Помню, как просила ее подписать оффер в два часа ночи по Москве, звонила и говорила, что не смогу уйти спать, пока этого не произойдет, — настолько важным для нас тогда это было, мы хватались за Катю, как за соломинку», — вспоминает Самсонова. Следом за ней в TheQuestion из того же «Яндекса» пришел руководитель проектов разработки Булат Каримов.

  • Ответить

    Вы будете спорить с тем, что яндекс сдает гуглу свои позиции? Что тогда считать умиранием?
    Яндекс напоминает красного гиганта, который прежде чем угаснуть, раздувается во все стороны, с понижением плотности, так и яндекс, пытается быть везде и сразу.
    https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%97%D0%B2%D1%91%D0%B7%D0%B4%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D1%8D%D0%B2%D0%BE%D0%BB%D1%8E%D1%86%D0%B8%D1%8F

  • Ответить
    internet_gign > Альтер Эго контекст

    «Они пришли с крутой идеей: рассказать людям про интересные места и занятия в разных странах, а не про свои билеты. Этот ход стал основой того, как TheQuestion работал с партнерами: мы старались работать с теми, кто лучше нас знал, как стоит самих себя продвигать, мы у них этому учились. Да и вообще мы начинали настолько «зелеными», что сначала спрашивали, как вообще устроено ценообразование на рынке и сколько нам с наших же клиентов брать». стандартные подход для англоязычного инет, медийный мэинстрим, если так можно сказать, у нас только все в зачаточном уровне… плюс принципиальная проблема стартовые инвестиции, у Самсоновой правильный круг контактов для этого был — результат успех… Еще важный момент что проект легко корректировался с учетом текущего момента… Можно легко вектор поменять…