Максим Ноготков: «Я делал ставку на то, что в России все будет в порядке»

Развитие событий: Олег Малис хочет увеличить долю в "Связном" через суд (9 февраля 2016)

Основатель «Связного» Максим Ноготков выступил на мероприятии #tceh, где рассказал про свое отношение к происходящему с компанией.

Алексей Обровец: Как вы относитесь к тому, что происходит сейчас? Что это — неудача, неуспех, тяжелый период?

Максим Ноготков: Я рассчитывал на определенное развитие событий. Я делал ставку на то, что в России все будет в порядке, доходы людей и экономика будут расти, а инвестиционные деньги всегда будут доступны. На фоне таких оптимистичных ожиданий я набрал довольно значительную сумму кредитов, которые из-за всех событий в 2014 году не смог рефинансировать.

Я отношусь к этому как к этапу, который меня многому научил. Поскольку у меня таких этапов в жизни было несколько, я просто сейчас ищу новые темы, новое применение тем знаниям, тому опыту, который у меня есть.

А если говорить про «Связной», то у меня всегда была мечта создать компанию, который работает вне зависимости от моего присутствия, от того жив я или мертв. И у меня сейчас уникальный случай — посмотреть, как компания может жить без меня. Это довольно интересно.

Максим Ноготков, Связной, на tceh.com

— Ваши прогнозы?

— Я думаю, все будет хорошо с компанией.

— Лично для вас то, что сейчас происходит со «Связным» — это и есть темное, сложное время или были другие времена и потемней?

— Были времена и темнее гораздо. Просто потому что были более серьезные угрозы.

— А можно пример?

— Ну, я думаю, что аудитория больше с этим не столкнется, потому что Россия прошла огромный путь за это время. И технологические стартапы не испытывают эти риски по многим причинам.

[…]

— Я считаю, что в бизнесе нет какого прямого пути к цели. У тебя есть путеводная звезда и ты идешь к ней очень странными путями. Мне кажется, всегда очень важно сохранять сохранять какое-то упорство, сохранять силы независимо от того падаешь ли ты.

У меня была ситуация в 2007 года, когда «Связному» предъявили очень большие налоговые претензии на 3 млрд с лишним — на тот момент это половина стоимости компании. Все в итоге отдали, это произошло года через полтора-два. Но был очень тяжелый период, потому что компания стояла на грани банкротства, я даже заболел на пару недель. Но мы через это прошли. И прошли лучше чем конкуренты — «Эльдорадо», «Техносила» и другие, которым предъявили похожие налоговые претензии.

Я к этому отношусь так, что каждые несколько лет в жизни возникает такой сложный период. Каждые три-четыре года — черная-белая полоса, черная-белая полоса. Я привык относиться к черным полосам если не как к вызову, то как к опыту, который мне зачем-то нужен, чтобы стать опытнее, лучше и умнее. И я спокойно отношусь к перепадам.

[…]

Если честно, я очень поверхностно «Связным» занимался последние несколько лет. В апреле 2007 года я фактически поставил директора «Связного» и ушел. Я люблю создавать новые проекты, не очень люблю заниматься долго одним проектом.

[…]

Я очень люблю проекты, которые не пытаются сделать что-то эффективнее или сделать то же самое, но дешевле. Я люблю делать проекты, которые создают что-то новое.

[…]

— Сейчас, оглядываясь назад, что бы вы сделали по-другому со «Связным»?

— Я бы по другому выстроил структуру капитала. Я длительное время пытался держаться за контроль, за 51%. Исходя из этого я не любил работать с партнерами. Так сложилось, что исторически все опыты, которые были, плохо заканчивались еще со школы. Я старался акции компании не отдавать. И оглядываясь назад, я бы пошел на то, чтобы быть хоть миноритарным акционером, но не иметь ситуации [долговая нагрузка], в которой я сейчас оказался.

Добавить 1 комментарий