Российский разработчик суперкомпьютеров: Поддерживать Россию на уровне государства сейчас не модно

Всеволод Опанасенко, основатель компании «Т-платформы», известной разработкой суперкомпьютеров рассказал «Ведомостям» о мировом и российском рынке суперкомпьютеров.

О суперкомпьютерах и их применении в России:

На «Ломоносове», крупнейшей машине в России, работает около 800 научных групп. Очередь на «Ломоносов» постоянно держится в пределах 400−500 заданий, его загрузка более 90%. Она близка к критической, нормальный уровень загрузки суперкомпьютера — не больше 80−83%: часть оборудования не участвует в расчетах во время профилактического обслуживания, процесса выгрузки и загрузки задач. По результатам прошлого года на базе задач, решенных на «Ломоносове», было написано более 500 научных статей и защищено около 50 докторских и кандидатских работ. […]

В рейтинге 500 самых мощных компьютеров мира 42% всех систем используется в промышленности и еще 26% - для исследований, в том числе в инженерных областях. В текущем российском рейтинге тор-50 уже 30% суперкомпьютеров коммерческого использования, включая промышленность, финансовые компании и IТ-провайдеров. 5−7 лет назад у нас совсем не было коммерческих систем.

Об импорте вычислительной техники из России:

За последние полтора года ситуация несколько осложнилась. В апреле мы подписали договор о поставке суперкомпьютера в немецкий вычислительный центр «Юлих» на 19,5 млн евро. Этот тендер мы выиграли в ноябре прошлого года, после чего наши европейские конкуренты подали на «Юлих» в суд. Гуманный немецкий суд вынес справедливое решение, и сейчас мы уже заканчиваем инсталляцию. Это важный прецедент, потому что сейчас суперкомпьютеры попадают под санкции при импорте в Россию, а мы экспортируем в Германию. У нас был еще ряд заказчиков в Германии и Юго-Восточной Азии, которые готовы были покупать наши суперкомпьютеры, но переговоры сейчас идут тяжело.

Коллеги боятся, что мы не сможем исполнить свои обязательства. Санкции [в отношении России] могут быть усилены. Мы сами находились под санкциями весь 2013 год и потеряли из-за этого ряд европейских сделок. В суперкомпьютерной отрасли основные заказчики — это госсектор. А поддерживать Россию на уровне государства сейчас не модно, и тут начинает играть роль политический фактор. Сейчас санкции на нас в экономическом смысле никак не отражаются, но они значительно осложняют международные переговоры.