Слив: думское совещание с (не) согласными экспертами по законопроекту «О суверенном интернете»

Развитие событий: Дума приняла закон "О суверенном Рунете" (16 апреля)

Хостер Филипп Кулин пересказал сюжет «совещания с экспертами» по законопроекту «о суверенном интернете». 34 представителя интернет индустрии, операторов, ассоциаций совещались 2,5 часа — само мероприятие прошло 17 января, до первого чтения. Запись совещания начала распространяться лишь в минувшие выходные. Законопроект уже принят во втором чтении, а завтра 16 апреля вероятно будет принят окончательно в третьем. Но экспертных собраний больше не было. Кулин резюмирует, по его оценке 17 января:

«Большинство было против законопроекта. Причем были даже те, кто был резко против. Часть была вроде и не против, но требовала более серьёзного и профессионального подхода. Даже ассоциации, завязанные на импортозамещении, и те имели серьёзные предложения, требовали более серьёзного и профессионального подхода. Славословили только политики, Tele2 и Ростелеком». И задаётся вопросом: «А фраза «мы поддерживаем данное регулирование» — она откуда? Это какие-то фанты на входе на такие совещании выдают и типа, если не зачитаешь — не включат микрофон? Половина из произнесших эту фразу растерли законопроект в пыль в следующих 3-4 предложениях».

В совещании принимали участие: Андрей Луговой (депутат Госдумы, соавтор законопроекта), Ашманов Игорь, Быков Антон (Транстелеком), Васильев Алексей (Гипросвязь), Венедиктов Роман (DataIX), Воробьев Андрей (КЦ нацдомена), Габриелян Владимир (техдир Mail.Ru Group), Ганин Алексей (GR Мегафон), Гошко Юлия (GR Tele2), Гребенников Сергей (РОЦИТ), Гуреева Наталья (ФСТЭК), Давыдов Денис (Лига безопасного Интернета), Дмитрий Тер-Степанов (АНО «Цифровая экономика»), Докучаев Владимир (АПОС), Ибрагимов Руслан (МТС), Иванов Олег (замминистра Минцифры), Комлев Николай (АП КИТ), Кремер Аркадий (АДЭ), Кудрявцев Максим (депутат Госдумы), Лашин Ренат (АРПП «Отечественный софт»), Левин Леонид (депутат Госдумы), Лифшиц Евгений (агентство кибербезопасности), Мальянов Сергей (Вымпелком), Массух Илья (ЦКИТ), Мурашов Николай (ЦЗИиСС), Панков Александр (заместитель руководителя Роскомнадзора), Петров Сергей (ИРИ), Плуготаренко Сергей (РАЭК), Пугачев Виталий (ФСО), Рогдев Алексей (ТЦИ), Соколов Алексей (Яндекс), Хилов Павел (Экспертный центр электронного государства), Хуторцев Сергей (Ростелеком), Шередин Роман (заместитель руководителя Россвязи).


Дайджест сказанного всеми участниками совещания.


Ниже полная расшифровка выступления №31 — Давыдова Дениса Николаевича, исполнительного директора «Лиги безопасного Интернета». Эксперт — «за».

Уважаемый господин председатель! Дамы и господа!

Вот мы говорим про угрозы и я длительное время занимаюсь контентными угрозами и оценкой угроз безопасности с точки зрения контентнта. Всё помнят синий кит, затем последовавшие атаки в школах и мы были именно той организацией, которая в 2015-ом году, в 2015-ом году это произошло, первые суициды , связанные с Интернетом, с социальными сетями. Начали распутывать, разбирать. В итоге оказалось, что эти действия были, осуществлялись вот эти вербовка подростков и детей, меры воздействия на них осуществлялись по так называемому боевому руководству подразделения j flix(?), которое входит стуктурно в британскую спецслужбу j tech(?) . Соответственно, другие факторы воздействия на подростков и на ведение так называемых информационных войн тоже очень часто связывают с подразделениями этой британской спецслужбы. В частности «дочь кондиционера» «а ещё в Крыму в 2014-ом году» и прочими другими историями. Так вот у нас сегодня с вами в стране примерно 27% подростков проводит около 5 часов в Интернете, в том числе в социальных сетях.

И вот эти группы, связанные с уголовной тематикой, с скуллшутингом и другие деструктивные группы в общей сложности включают порядка 5 млн подростков на сегодняшний день. Т.е. 5 млн подростков так или иначе включены в деятельность этих групп. И, конечно, вот хочется огромные слова признательности Андрею Константиновичу выразить и его соавтрам за разработку такого законопроекта, потому что это очень большой шаг вперёд. Кроме этого хотелось бы вот что отметить: ведь на сегодняшний день, операторы связи получают списки ресурсов, которые включены в единый реестр, а дальше с ними как-то работают.

Понятно, что есть очень шустрые операторы связи. А вообще эти ресурсы из единого реестра запрещённых сайтов получают порядка девяти-десяти тысяч, наверное, операторов связи. Не все действуют оперативно, качественно. Это приводит к тому что некоторые ресурсы могут быть какое то время доступны. Некоторые ресурсы не всегда удаётся Заблокировать. А некоторые ресурсы, блокировка некоторых ресурсов, разными операторами связи приводит к блокировке посторонних ресурсов. О чем уже говорилось. Так вот, в данном законопроекте эта проблема решается, решается качественным образом. Так что мы эти контентные угрозы можем решить раз и навсегда. Поэтому, конечно, мы призываем к скорейшему принятию законопроекта. И еще одна ремарка вот к той концепции киберстратегии США, которая была принята в прошлом году: говорится о том что Соединенные Штаты Америки будут противодействовать другим странам в приобретении суверинитета и укреплении суверинитета в киберпространстве. Вот сейчас мы с вами говорим о принятии законопроекта, который устанавливает организационно-технические рамки для того чтобы Российская Федерация этот суверинитет укрепила. И, на мой взгляд, те, кто выступает против принятия этого законопроекта, говорят, что в целом «за», но есть вот какие-то технические детали, те, кто забалтывает вот эту проблему и мешает принять этот законопроект, как раз и являются теми, кто реализует пункты киберстратегии США, которые говорят о том, что США будут препятствовать другим странам, в частности России, в укреплении её киберсуверинитета.

Спасибо!

Добавить 51 комментарий

  • Ответить
    Альтер Эго

    Соколов Алексей Юрьевич, директор по развитию сетевой инфраструктуры Яндекс расшифровка из канала Фила.

    Ну, кажется, так сказать, и всем это понятно, что для того чтобы какую-нибудь проблему решить, или какие-то угрозы, соответственно, нам отбить, в первую очередь надо эту проблему сформулировать, и, соответственно, эти угрозы тоже сформулировать. Вот, с нашей точки зрения всё-таки при всех плюсах данного законопроекта, совершенно, так сказать, вовремя направленного на защиту российского сегмента сети интернет, есть очень большая недоработка, связанная с отсутствием реестра угроз и, соответственно, с тем, как эти, соответственно, угрозы будут пытаться решать. Ну, я могу привести, например такой… несколько примеров, их очень много может быть.

    Вот было сказано как раз про сертификаты и так далее. Вот в законе сказано, что мы создадим национальный центр сертификации. Но проблема не в том, чтобы создать национальный центр сертификации. Проблема в том, чтобы эти сертификаты акцептировались, соответственно, операционными системами и/или браузерами. Которые, пока не собираются это делать. И поэтому, например, вот тот же самый вопрос про сертификаты он упирается не в создание национального центра, а в создание механизма, по которому можно было бы каким-то образом заставить, соответственно, производителей программного обеспечения, соответственно, вот эту проблему для нас решить. Тоже самое, например, вот, касается доменной зоны, да. Мы говорим, что мы создаем, соответственно, собственную там систему доменных имен. Ну, оставим в стороне, что это значит, это можно уточнить. Но например, тот же самый, опять таки вещь. Создать корневой сервер — это проблемы нет. На самом деле сейчас на территории России то ли 4, то ли 5 корневых серверов уже стоят. Поэтому может быть более правильным было поставить вопрос о перехвате управления или копирования регулярном этих серверов и так далее.

    [невнятная реплика из зала]

    Конечно! Потому что в законопроекте на самом деле. Вот на что я хочу обратить внимание, что можно только тогда, даже на самом общем уровне, выработать методы решения каких-то проблем, только тогда когда мы в чем-то сформулируем и пусть даже вне закона, ну сами для себя, поймём, как мы будем решать.

    Мне вот совершенно непонятно, опять возвращаясь, я с чем согласен с господином Ибрагимовым, да, что пока совершенно не понятно насколько вот эти «чёрные ящики», которые будут устанавливаться у операторов и не только операторов, будут решать какие-то проблемы, да. Более того, мне вообще не понятно, как при той мощности трафика, который сейчас есть, те устройства, которые надо будет ставить, а надо будет ставить только DPI, иначе никак, потому что смысла иначе не будет, как она терабитные потоки будет обрабатывать и сколько будут стоить такие устройства.

    И надо ли это делать, опять таки, у всех. Потому что в тех формулировках, которые сейчас есть, связанных с номером автономной системы, под это подпадает, извините, любая, даже самая мелкая организация, которая хочет иметь резервирование. Это слишком широкий круг. И более того, такая формулировка она стимулирует ухудшение связности российского интернета, потому что люди, чтобы избежать, соответственно, тех обязанностей, которые там налагает этот законопроект, могут массово отказываться от собственных автономных систем и, соответственно, лишать себя резервирования. И такая опасность тоже может быть.

    Т.е. поэтому мне кажется, что в целом законопроект конечно нужен, ну, безусловно. Но, мне кажется, он всё-таки требует серьёзной доработки. И в первую очередь с точки зрения предварительного составления угроз и плана противодействия им. Всё остальное будет из этого следовать. Сейчас мне не очень очевидно, как «черные ящики» и те предложения, которые есть, будут решать те многочисленные угрозы, которые есть. Например, я могу ещё долго их перечислять — BGP-hijacking, DNS-amplification, много чего ещё. Совершенно непонятно, как это будет решаться. Это требуется уточнить.

    Спасибо!

  • Ответить
    Нет Независимый предприниматель

    Председатель без должности/звания. Сам по себе имя нарицательное уже. Забавный балаган.

  • Ответить
    Альтер Эго

    Кулин про выступление Шередина: Шередин понятно, зачем говорит. Там по проекту «Информационная инфраструктура» (он упоминает в выступлении этот проект) в паспорте программы «Цифровая экономика» ОЧЕНЬ круглая сумма за те данные, которые он 15 лет собирает. Если это отдадут кому-то ещё — он теряет доступ к ДЕСЯТКАМ миллиардов. А если нет, то получает ещё 4.5 (со слов депутата ЛДПР Иванова на втором чтении).

    Выступление Шередина Романа Валериевича, заместителя руководителя федерального агентства «Россвязь»:

    Спасибо, Леонид Леонидович, уважаемые коллеги!

    Ну, собственно говоря, цель принятия законопроекта, цель, которая обозначена в пояснительной записке, мы, безусловно, поддерживаем и считаем принятие этого законопроекта необходимым. Вместе с тем, вместе с тем, на наш взгляд имеются три вопроса, которые при подготовке текста, собственно говоря, законопроекта к внесению или на стадии решения о подготовке подзаконных актов необходимо вычитывать. Первое, это то, что начиная с принятия закона «О связи», ещё фактически уже почти 15 лет, порядок управления сетью связи общего пользования, предусмотренный статьями 65 и 66 закона в действующей редакции, он должен быть, безусловно, сохранен. В принципе, предлагаемом законопроекте это статьи соответственно остаются и они есть.

    Что касается второго момента, о котором я хотел бы сказать. Мы полагаем, что, вот те все обязательные нормативно-правовые требования, которые предполагаются к установлению — различные порядки, правила, форматы, которые поименованы в статьях 56.1 и 56.2 законопроекта — мы все же полагаем, что они должны быть перенесены на уровень министерства связи и… либо правительства, поскольку, ну я думаю, что не для кого не секрет, что контрольно-надзорный орган не должен сам устанавливать обязательные для выполнения требования и их контролировать. Это вот, второй момент.

    Третий, который в части, связанный и с первым, и со вторым, и этим … сказано, это ситуация связанная с информацией о сетях связи операторов. Да, действительно на сегодняшний момент общей картины связанной по существующей сети в едином стиле по всей Российской Федерации — ее нет. Но в месте с тем, я хотел бы напомнить, что начиная с 2004 года, в соответствии с постановлением, в соответствующем законом «О связи», статьей закона «О связи», с постановлением 2006 года номер 103 такие данные собираются. Их собирает Россвязь. Эти данные есть и на сегодняшний день, я могу вам доложить, что мы располагаем данными по технологическим возможностям сетей связи и соответственно перспективах развития порядка 7000 операторов. Порядка 1000 из этих данных у нас находятся в электронном виде и в соответствии с отдельными мероприятиями программы. программы «Информационная инфраструктура», мы эти данные будем соответственно передавать для наполнения генеральной схемы по сети электросвязи.

    Поэтому я бы просил учесть, что именно порядок представления информации, который сложился для операторов связи, я подчеркиваю, для операторов связи, потому что законопроект предполагает предоставление информации и другими лицами, вот чтобы этот порядок также был сохранен и соответственно продолжал работать. Вот это три таких на наш взгляд момента, которые мы просили бы учесть при подготовке законопроекта, соответственно к внесению в государственную думу, да, и они вернее при принятии соответственно его в первом чтении и в дальнейшей работе, ну еще раз подчеркиваю, что основную идею законопроекта мы поддерживаем и считаем его принятие необходимым. Спасибо.

  • Ответить

    >> Вот мы говорим про угрозы и я длительное время занимаюсь контентными угрозами и оценкой угроз безопасности

    это цветочки. подумаешь блаблабла в соцсетях. Они, гады, дальше пошли. Мало того, что все слайсеры для обработки 3д файлов для печати отсылают «анонимную» инфу создателям этих самых слайсеров (что дает возм. представлять детально или общо что, где, как, с какой интенсивностью и в каокм объеме печатает кто где на 3д принтерах всех типов и назначений. Еще года 2 назад в калифорнии выступал ихний чувак — рассказывал о исследовании, что если в цеху просто лежит или в кармане — смартфон, то он может, сцуко, анализировать шумы (щаговые двигатели и т. д.). И если знать какая именно модель станка, то он по звуку определяет координаты и длительность движения и следовательно, если подслушивает долго, чисто по бззбзз моторчиков выстраивает в 3д собсно ту деталь, которая изготавлаваетца. Тупо, просто, эффективно дешево и точно.
    Думаю тут мало просто отбирать смартфоны либо экранировать цеха. Ибо гады могут на улице поставаить за территорией в землю датчик-микрофон (все вибрации — легко снимаются от цеха наверно за километр) и полностью всю картину работы и какие детали — узнать.
    Одним словом, от синих китов и школоты надо уже этой представительной группе экспертов и на промышленну безопасность внести раздел. Иначе как изготтвить на чпу сверхекретную деталь для гиперзвуковой торпеды, ежели кругом земля дрожит, а шпион считывает писк шаговиков?

  • Ответить

    >>> Вот было сказано как раз про сертификаты и так далее. Вот в законе сказано, что мы создадим национальный центр сертификации. Но проблема не в том, чтобы создать национальный центр сертификации. Проблема в том, чтобы эти сертификаты акцептировались,
    >>> Более того, мне вообще не понятно, как при той мощности трафика, который сейчас есть, те устройства, которые надо будет ставить, а надо будет ставить только DPI, иначе никак, потому что смысла иначе не будет, как она терабитные потоки будет обрабатывать и сколько будут стоить такие устройства.

    в правильную сторону мыслит товарищ. Это тот случай, что тот кто нам мешает, тот нам и поможет. И ненадо ничего там дипиайничать с терабайтами. Надо просто ресурсам из списка не дать сертификата (что просто и быстро). И тогда даже опера в режиме впн напишет чтото типо «запрашиваемый ресурс не имеет сертификата, блаблабла). Просто отрезать например sophos.сом и всио. Ресурс можно считать заблокированым на территории.

  • Ответить

    >> «В совещании принимали участие: Андрей Луговой (депутат Госдумы), …, Луговой Андрей (депутат Госдумы), …»

    э, батенька. Это необходимый паззл в длинной истории демонтажа системы и самых опасных ее частей. Это завод просто закрыть — не плати деньги, не пускай на территорию, ктото умер, ктот спился, заржавело и все.
    А в тонком мире — не так просто. Надо метки сделать. Полного долбоеба найти, прикормить, долго содержать и пиарить. Выпускник училища верховного совета (верховного совета — нету) какбы такой сверхблондин, белокурая бестия. Но в охране Березовсково и вообще телевидения, зачемто взялся (?) бороться с нанимателями - самыми опасными и детектируемыми способами на территории неподалеку от единственных в мире лабалаботрий. Ага.
    И всегда случайный диагноз — и по полоноию и по болгарину маркову и по скрипалям. Англия, морг, друг Холмс случайно зашол к другу паологоанатому, посмотрел на пробирку, догадался, блабллаабла….
    Тупость служб — в повторении из раза в раз. Как и у преступников, кстати, которых все хотелки, фантазии и нарушения описаны в УК.
    С полнием случайно догадалас Британия, с новичком случайно догаалась, с зонтиком случайно догоадалась, Россия спасла героев, невыдав их сделав депутатами, блаблабла….
    Давеча мигалки разрешил главнокомандущий прицепить на 4 машины внешней разведки (!!!):
    https://auto.mail.ru/article/72511-v_rossii_stalo_na_chetyre_migalki_bolshe/
    это как примерно, коту (животное, кот) прицепить бубенцы.
    Если кот (ходит, крадется, ночное животное, блабла) смирился с бубенцами — это уже и не кот.
    Демонтаж доселе опасной системы служб ссср — дело сложнейшее и тончайшее. Не каждый сайентолог справиться. Идея с мудаками — уже не катит.

  • Ответить

    >Так что мы эти контентные угрозы можем решить раз и навсегда.

    Где только берут таких авторитетных экспертов как Давыдов Денис Николаевич?

  • Ответить

    >> Кулину надо было просто попить чайку с Луговым, поговорить по душам.

    ахаха))) Клишас дал большое интервью немцам, прям на второй минуте, разумеется, его спросили о прецедентах отключения интернета извне. И поплыл. Отболтался про гриф дсп.)))))) Одно неясно — когоже таки отключали (и когда) и как это удалось сделать, что никто не узнал, окромя наших «специалистов»?
    Между тем, даже И.С. тут нам вещал про отключение Сирии силами цру. Это значит, что И.С. разгласил сведения под грифом ДСП? Либо это Клишас плавает в вопросе и не знает то, о чем даже И.С. тракутет как общеизвестный и подтвержденный факт?)))

    скорее же всего, когда такие нестыковки и нескладухи — это просто маловысококвалифицированные господа затеяли играть квартет. Ибо все прецеденты с отключениями всегда были характерны отключением ИЗНУТРИ, а не извне. От всяких североафриканцев (египет, Тунис и т. д.) до украины (не мы отключили там яндекс, мэйл, вк, а они у себя).
    Как говорил проф. Преображенский у Булгакова — лукавить и привирать надо уметь, знать когда, где, для чего и что при этом есть. А ведь многие даже врать толком не умеют. Ибо вранье предполагает глубочайшее знание предмета и прецедентной истории (и имеет целью замаскировать эти знания), а не с целью скрыть свое незнание и непонимание.
    Чувак к интервью не подготовился, ежу было ясно, что вопрос о прецедентах и смыслах «отключений интернета» будет одним из первых и основных.

  • Ответить
    Альтер Эго

    Выступающий № 18 — Ганин Алексей Владимирович, директор по связям с государственными органами компании «Мегафон»

    Спасибо, Леонид Леонидович! Уважаемые коллеги!

    Я бы хотел сказать, что мы, конечно, понимаем важность целей и задач, объявленных в данном регулировании. Мало того, могу сказать, что мы сами заинтересованы, безусловно, в том, чтобы наши сети функционировали устойчиво и надежно при любых обстоятельствах, в том числе и при возможных атаках на сети извне. Но мы исходим и текста законопроекта, который предложен. Этот текст и механизмы, который там заложены, у нас вызывают вопросы и озабоченности. Я могу сказать, что на разных площадках за прошедшее время этот проект уже обсуждался и заключения, которые были представлены, ну в том числе АНО «Цифровая экономика» предварительно обсуждался, в экспертном совете при Правительстве в рабочей группе «Связь и информационные технологии», в «медиаком союзе» и в некоторых других. Заключения, в основном негативные, они были от двух до 18 страниц. Ну это о чем говорит? Это говорит о том, что: а) этот проект, законопроект, имеет большую важность; б) что он окажет существенное влияние вообще на развитие отрасли телекоммуникаций. Поэтому из только замечаний сегодня высказанных коллегами, чтобы не повторятся, я бы хотел дополнить некоторые моменты.

    Руслан Султанович упомянул о том, что у нас возникает так называемая ответственность третьих лиц. Ну мы видим из текста законопроекта, что на сеть оператора устанавливается некое оборудование. Что это оборудование, прямо в тексте написано, может оказывать негативное воздействие на сеть. Что это негативное воздействие на сеть может быть настолько негативным, что оператор освобождается от административной ответственности за невыполнение лицензионных условий оказания связи. Но при этом отсутствует какое-нибудь упоминание того, что эти сети строились для оказания услуг абонентам, пользователям, на возмездной и коммерческой основе. И претензии будут предъявлять эти пользователи естественно оператору. Среди этих пользователей могут быть как физические пользователи с массового рынка, так и корпоративные клиенты, в том числе крупные корпорации и субъекты критической инфраструктуры. И так же, в том числе, и госорганы. Т.е. подразумевается, что могут происходить какие-то сбои на сети и нам придется нести за это ответственность. Этот момент никак не урегулирован. Значит, здесь есть одна особенность, постольку поскольку, устанавливаемое оборудование никак не контролируется оператором связи, у оператора связи, по мнению наших технических экспертов, нет никакой возможности четко установить, что сбой на сети произошел по вине этого установленного оборудования или не по вине этого установленного оборудования.

    Фактически, получается… Да, на обсуждениях, ну как бы говорилось, ну да ну предъявляйте эти иски, которые к вам будут приходить от абонентов, от пользователей, Роскомнадзору. Который как бы является владельцем этих устройств. Но мы не можем прийти к Роскомнадзору, и сказать: «Нам кажется, что вроде бы произошел сбой на сети, и вроде бы по вашей вине». Значит, представляется, что необходимо разработать некий регламент взаимодействия или механизм. Например, когда Роскомнадзор, предварительно, официально уведомляет оператора о том, что какие-то действия на сети будут проводится с помощью этого оборудования. И тогда у нас будет возможность, вот эту проблему третьих лиц закрыть. И такой механизм, кстати говоря, уже существует, потому что в законе о Связи, в подзаконных актах уже отработан механизм, когда при определенных условиях уведомляют операторов, в установленных законом случае, о необходимых ограничениях на сети связи. Ну при контртеррористических операциях, в ряде других случаев. Возможно, есть смысл адаптировать этот подход и на взаимоотношения с Роскомнадзором, чтобы он приобрел такую нормальную основу.

    Значит, еще о чем хотелось бы сказать. Про управление средствами фильтрации. Управление средствами фильтрации будет осуществляться Роскомнадзором. Оборудование будет иметь свою систему управления. Фактически, получается, что это новый критический элемент для всей сети связи. При этом средства фильтрации, наверняка имеют конечную производительность. Ну об этом тоже было сказано, что с одной стороны, мы можем, будем испытывать трудности при пропуске информации, с другой стороны совершенствование и развитие этих устройств может опаздывать от планов развития самих операторов. В отношении пропускной способности у нас уже есть достаточно негативный пример, о котором я могу упомянуть, потому что мы неоднократно обращались в госорганы — это взаимодействие со СМЭВ — системой межведомственного электронного взаимодействия. По ряду нормативных актов, по закону, мы, операторы, обязаны проверять сведения о своих абонентах с использованием системы СМЭФ. И мы имеем соответствующее подключение.

    Но мы столкнулись с тем, что пропускная способность на порядок, даже не в разы, а на порядок, ниже требуемой. Т.е. к нам приходят, ну скажем так, миллион обращений из соответствующих органов на проверку данных об абоненте, но мы не можем выполнить законодательство, хотя готовы к тому, потому что система имеет гораздо более низкую пропускную способность. Не более, там 30 тысяч проверок в месяц. Наши обращения пока остались без ответа, потому что бюджетные процессы там и так далее. В общем пока неясно когда система заработает в полном объеме. Потоки и объем растут. Такое же может произойти и с этим оборудованием, мы опасаемся. Кроме того, в отношении финансово-экономического обоснования уже было достаточно много было сказано. Я бы хотел просто добавить, что операторы уже несут достаточно серьезные затраты по предыдущим инициативам: это по 374-му закону о хранении информации, это и по критической инфраструктуре, по развитию СОРМ, и это еще, как ни странно, там связано и с отменой внутрисетевого и национального роуминга — это все наши затраты, которые никак не компенсируются. Нам бы не хотелось, чтобы предполагаемые затраты на реализацию этого законопроекта легли на нас дополнительным бременем. У нас впереди предстоят серьезные инвестиционные программы, связанные с цифровой экономикой: это и умные города и безопасные города, умные энергетические сети, телемедицина и так далее. Можно перечислять областей очень много, где потребуются инвестиции, это существенно снизит наши возможности.

    Да, учитывая это, хотелось бы сказать, постольку поскольку этот вопрос носит системный, комплексный характер, конечно хотелось бы, чтобы он изучался системно и комплексно. Нам кажется, что надо наладить работу по разработке подробной, детальной концепции, технического обоснования, включая тестирование оборудования, официальное оборудование, тестирование, пилоты. Оценить их воздействие на сети. Технические риски. Поработать с организационными вопросами, правовыми вопросами, соответствующие действующим правовым механизмам. Определить какие и в каком количестве подзаконные акты нужны для реализации. И после этого можно будет сделать финансово-экономическое обоснование. И тогда будет понятно кто и какие затраты понесет. Нам представляется, что здесь, наверное, можно использовать какую-то площадку, где в равной степени представлены компетенции государственных органов, отрасли телекоммуникаций и информационных технологий, научно-исследовательских учреждений может быть. Вот Аркадий Соломонович предложил, как бы свою помощь в этом вопросе, может быть на площадке АДЭ можно было бы развернуть такую работу. Вот. И после детальной проработки тогда можно наверно вернутся к тексту, чтобы сделать его таким, чтобы он вел не к ухудшении ситуации, не к снижению устойчивости сети, а именно к повышению надежности.

  • Ответить

    >> Что это оборудование, прямо в тексте написано, может оказывать негативное воздействие на сеть.

    почему бы не предположить, что некоторые интересанты этих затей имеют не только желание подзаработать на капвложениях или там поднять свою значимость как законотворцев, а более глобальные и далекоидущие цели?
    Прецедентов нет, а закон пропихивается. Между тем, критерий научность\лженаучность какраз и определяется прецедентностью или мысленным экспериментом. Отвлечет огромные деньжищи, снизит производительность и т. д. — тоесть, вред и ущерб будет большой, долгий и вполне конкретный. Затормозит развитие сетей, которые сегодня не только побрюзжать в соцсетях или по мобиле поговорить, или даже просто какоето предприятие = а интернет вещей, беспилотники, блаблабла — все, что там перечислено в выступлении и еще наверно огромный объем задач (а следовательно — и трафа) будет решаться прямо в ближайшие годы во всем мире.
    Очевидно, что в таком отбрасывании назад целой страны — только недоброжелатели и могут быть заинтересованы. Психологический портрет уже они вычислили (это как хроший рыбак разные приманки на разную рыбу применяет). Зачем отключать идиотам интернет извне, когда они сами (и за свои деньги!) себе его затормозят, а также еще и отложат развитие и охват, в борьбе с писульками какгогото навального (великого прям и ужасного).
    Чисто логически выходит, что эти два однокурсника как шерочка с машерочкой синхронно разыгрывают просто пасьянс, который выгоден кому угодно, кроме как стране.
    Мало того, что деньги огромные в трубу, торомжение чисто технического развития (потеря темпов и сроков, отставание от остального мира, где такой фигней не занимаются), так еще коекому эта затея однозначно рейтинг понизит, само собой. Ибо мера затратная и в народе непопулярная.
    Потакать этому — это надо вообще нюх потерять.

  • Ответить

    Одно не ясно. Если отключение интернета извне серьезно ломает нашу инфраструктуру, то это разнозначно объявлению войны.
    А для войны у нас есть ядерная триада (точнее для сдерживание потенциальных партнеров)
    Что мешало просто явно прописать работоспособность интернета в доктрине. Так чтобы всем было понятно, что нам все равно, бомбят ли Воронеж или отключают интернет.

    Но наши не ищут легких путей

  • Ответить

    Вы удивитесь, но в российской доктрине информационной безопасности (да, у нас есть доктрина), как раз прописаны атаки, целью которых является, например, разрушение территориальной целостности России и даже её союзников. И прочие неприятности внутри страны. Прописано и стратегическое сдерживание.

    III. Основные информационные угрозы и состояние информационной безопасности

    15. Состояние информационной безопасности в области обороны страны характеризуется увеличением масштабов применения отдельными государствами и организациями информационных технологий в военно-политических целях, в том числе для осуществления действий, противоречащих международному праву, направленных на подрыв суверенитета, политической и социальной стабильности, территориальной целостности Российской Федерации и ее союзников и представляющих угрозу международному миру, глобальной и региональной безопасности.

    16. Состояние информационной безопасности в области государственной и общественной безопасности характеризуется постоянным повышением сложности, увеличением масштабов и ростом скоординированности компьютерных атак на объекты критической информационной инфраструктуры, усилением разведывательной деятельности иностранных государств в отношении Российской Федерации, а также нарастанием угроз применения информационных технологий в целях нанесения ущерба суверенитету, территориальной целостности, политической и социальной стабильности Российской Федерации.

    IV. Стратегические цели и основные направления обеспечения информационной безопасности

    20. Стратегической целью обеспечения информационной безопасности в области обороны страны является защита жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, связанных с применением информационных технологий в военно-политических целях, противоречащих международному праву, в том числе в целях осуществления враждебных действий и актов агрессии, направленных на подрыв суверенитета, нарушение территориальной целостности государств и представляющих угрозу международному миру, безопасности и стратегической стабильности.

    21. В соответствии с военной политикой Российской Федерации основными направлениями обеспечения информационной безопасности в области обороны страны являются:

    а) стратегическое сдерживание и предотвращение военных конфликтов, которые могут возникнуть в результате применения информационных технологий;

    Указ Президента РФ от 5 декабря 2016 г. № 646 «Об утверждении Доктрины информационной безопасности Российской Федерации»

  • Ответить

    безусловно и однозначно. И еще кучу сопутсвующих задач решить. «Доктрины» «стратегическое сдерживание» блаблабла — это общие словеса. Ни о чом.
    а в сухом остатке: 1) нарушение долгосрочных планов (технических и инвестиционных) по развитию сетей и т. д. 2) перенаправление средств непойми куда и непонятно как реализовывать пока 3) непонятно, а будет ли вообще результат достигнут? 4) потеря не только огромных средств, но и огромного времени.
    При этом, у «партнеров» останется еще сравнительно 400 всяких способов это все обвалить и не извне, а и изнутри. Ну, например, запустить в этот самый «угрожаемый период» изнутри заранее заготовленные вирусы. И всио. На какоето время все и обвалится. Изолируйся неизолируйся. И т.д.
    Думаю, что выдумав собсно весь этот Инет и железо к нему — уж какнибудь выдумают они и кучу всяких способов его вырубить при необходимости.
    Кроме того, даже если в условиях внешенего отключения както будет продолжаться работа — надо понять, за сколько дней вообще «протухнет» эта вся локалка без обновлений, внешних всяких ресурсов и т. д.
    До интернета ли будет вообще, если до такого дойдет?

    Ну и сам и способ пропихивания сам за себя говорит. Существо вопроса не обсуждается. Но есть какбы 2 таких актора-однокурсника (что уже суперподозрительно). Один такой весь в белом, красивый и спортивный, дургой такой противоположный, с турбионами. При этом известно, что фамилия первого даже не произноситься вслух (!!!). Т.е. и обсуждать не надо — достаточно упомянуть только цель этого закона (про эффект, затраты и т. д. — уже пофиг). И будет получено одобрение. Элементарная схема, а хитрее и не надо если и так сработало опять.

    Сказка Андерсена про голого короля — точь в точь. Тоже 2 мошенника приехали в город для пошива платья. И тоже никто не мог признаться, что ткани никакой никто не ткет (мы видим попытки это както обосновать в этих самых протоколах обсуждений):
    Скоро послал король другого честного чиновника посмотреть, как идет дело, скоро ли будет готова ткань. И с этим сталось то же, что и с министром, он все смотрел, смотрел, но так ничего и не высмотрел, потому что, кроме пустых станков, ничего и не было.

    — Ну как? Правда, хороша ткань? — спрашивают обманщики и ну объяснять-показывать великолепный узор, которого и в помине не было.

    «Я не глуп! — подумал чиновник. — Так, стало быть, не подхожу к доброму месту, на котором сижу? Странно! Во всяком случае, нельзя и виду подавать!»

    И он стал расхваливать ткань, которой не видел, и выразил свое восхищение прекрасной расцветкой и замечательным узором.
    ……………
    и интересно заканчивается. Там Г. Х. уловил психотип короля, который уже и сам дотумкал, что его обманывают, но продолжал делать вид:

    И королю стало не по себе: ему казалось, что люди правы, но он думал про себя: «Надо же выдержать процессию до конца».
    И он выступал еще величавее, а камергеры шли за ним, неся шлейф, которого не было.

  • Ответить

    Вы все излишне усложняете. Рейтинги падают, и тотальный контроль интернета видится им единственным способом хоть как-то противостоять этому процессу. А уж мастера попилить бюджеты найдутся всегда, хоть на суверенном чебурнете, хоть на чем еще.

  • Ответить

    Но, простите, разве того самого сильно волнуют рейтинги? Мы ж не в Европе живем и даже не в штатах, где политики фапают на рейтинги
    Разве у него не все 76% (емнип)?

    Может просто они там наверху не до конца потеряли совесть и им просто стыдно. Недаром вон приняли законы про правильное оскорбление власти (следующий шаг будет дописывать как с «Кигилом», ток будем к фамилии дописывать в обязательно порядке «солнцеликий и луноподобный»)

  • Ответить

    Вы не понимаете как работает власть, рейтинги одобрения волновали даже римских императоров.
    Власть зиждется на добровольном подчинении, плебс должен быть уверен, что система не протухла окончательно, что текущая правящая элита меньшее зло по сравнению с возможным хаосов в случае ее падения и т. д.
    Как только реальный рейтинг становится слишком низкий, появляются реальные предпосылки потери власти (даже росгвардейцы не будут рисковать своим животом ради непопулярной власти), как в пользу внутрипартийной оппозиции (как в 1991), так и в пользу неопределенного круга лиц, как в 1917.

  • Ответить

    Волновать пусть волнуют. Но делать ради этого что-то? Фобия какая-то уже.
    И главное как эти мероприятия рейтинг то поднимут? отключим радио-свободу на ютубе и сразу рейтинги вырастут? :)
    Главный рейтинг у человека это его кошелек. Да, россиянам в целом пофиг на абстрактные свободы, демократию и защиту прав ЛГБТ.
    Но совсем не пофиг на свой кошель

  • Ответить

    Тут два слоя проблемы, снаружи могут так отключить интернет, что он будет работать, но очень медленно, местные сразу подумают на очередную рукожопость РКН.
    Второй слой — намек иностранцам, а именно фейсбуку и ютуб, типа вести себя нужно аккуратно, без беспредельных вбросов, иначе отключим вас.

    >Главный рейтинг у человека это его кошелек.
    Все еще зависит от мировосприятия, кошелек на половину полон или пуст, возможностью самоизоляции рунета можно попытаться сдвинуть общую повестку (по крайней мере в оф. СМИ) в сторону «на половину полон»

    >Да, россиянам в целом пофиг на абстрактные свободы, демократию и защиту прав ЛГБТ.

    Может и пофиг, но они слушают тех кто вещает про все это, как в старой советской шутке: «есть обычай на Руси ночью слушать бибиси»

  • Ответить
    Альтер Эго

    Выступающий № 9 — Ибрагимов Руслан Султанович, вице-президент МТС

    Спасибо, Леонид Леонидович. Добрый день, уважаемые коллеги.

    Наш анализ законопроекта и пояснительной записки позволяет выделить две цели на решение которых законопроект направлен. Первая цель — это та, о которой мы все сегодня говорили, на ней сфокусировались — обеспечение работоспособность Рунета в случае отключение российских операторов связи от корневых серверов.

    Но видится и другая цель законопроекта, на которой меньше как-то заостряли сегодня внимание — это ограничение доступа к информресурсам, содержащим запрещенную к распространению в РФ информацию не только по сетевым адресам, но и путём запрета или ограничения пропуска трафика. Т.е. речь идёт о контроле в принципе за контентом распространяемой информации. Хотел бы отметить, что меры для достижения первой цели законопроекта уже достаточно хорошо были проработаны в прошлом году на площадке министерства и по ним выработана консолидированная позиция. К таким мерам можно отнести: обеспечение контроля за линиями связи, пересекающими госграницу Российской Федерации; создание национальной информационной системы доменных имен и сетевых адресов, реестр точек обмена информацией… точек обмена трафиком, и создание системы управления маршрутизации в сети связи. По этим вопросам, повторяю, насколько я понимаю, есть консолидированная позиция.

    Что касается второй цели законопроекта, которую предлагается решить путем вменения операторам связи устанавливать дополнительное оборудование, даже и бесплатно, технических средств противодействия угрозам, способным вмешиваться в маршрутизацию трафика. Вот по этой части ведется сейчас дискуссия. И именно по ней достаточно много технических, финансовых и прочих аспектов, которые до сих пор, до сегодняшнего дня, не совсем понятны. Ни участникам рынка, ни участникам со стороны государства, которые принимают участие в дискуссии. Т.е. эта часть нам представляется менее проработанной, наиболее спорной.

    Ну например. Законопроектом декларируется, что оборудование для установки операторами связи будет передаваться безвозмездно. Вместе с тем, нет ясности с источником финансирования расходов, которые будут вынуждены понести операторы связи. На установку этого оборудования, на адаптацию существующих сетей связи к этому оборудованию, подводку электроснабжения и кондиционирования. Это всё достаточно серьёзные вопросы, которые обеспечивают работу этого оборудования. Техническое обслуживание, ремонт и так далее. Затраты на это к расходам госбюджета не отнесены, соответственно мы можем предположить, что всё это ляжет на наши плечи.

    Второе. Законопроект содержит предпосылки для ограничения развития сетей связи при увеличениях ёмкости. Что, в связи с предполагаемым ростом трафика, который прогнозируется в связи с цифровизацией экономики, а также с введением пятого поколения сетей связи, то это может вцелом привести всю сеть к деградации. Потому что по сути строительство сетей будет ограничено тем оборудованием, которое будет стоять на наших сетях. Вот. И наши вложения в умощнение этих сетей, они могут быть поставлены в зависимость от того оборудования, про которое мы пока ещё ничего не знаем. Эти вопросы, повторяю, пока не урегулированы. Они непонятны и их надо обсуждать. Технические вопросы.

    Ну и наконец третьей серьёзной проблемой является проблема неурегулированности в законопроекте вопрос ответственности за убытки, которые могут быть причинены пользователю сети. При этом в законопроекте предполагается, что такой ущерб может быть. Там описана эта ситуация, что. И говорится, что операторы не несут лицензионной ответственности. Но помимо лицензионной ответственности, мы несем ещё гражданскую правовую ответственность перед потребителями. Где-то, так сказать, остановился сигнал, на каких-то критических точках что-то произошло. Кто будет нести ответственность за это? В результате, так сказать, управления сетями через эти пропускные пункты. Этот вопрос он крайне важен, потому что мы работаем с миллионами потребителей. И очевидно эти вопросы будут вставать каждый день. Кто за это будет отвечать из этого закона не понятно. Поскольку мы уже переходим в плоскость гражданско-правовой ответственности, соответственно нам представляется, что этот аспект законопроекта логично обсуждать в том числе и на площадке комитета по гражданскому законодательству…. Государственной Думы.

    В связи с изложенным, что мы предлагаем. Просто чтобы постараться быть конструктивным [прим. Фила: с этим законопроектом это реально сложно — хочется взять и], потому что действительно общее понимание есть, особенно по первой задаче [прим. Фила: в это время видимо из зала показали красную карточку за непрочитанный фант про поддержку и важность]… Можно было бы предложить сосредоточиться сегодня на решении первой задачи законопроекта, пока исключив нормы про установку на сетях оператора специального оборудования, с целью продолжения дальнейшей профессиональной дискуссии по этой второй задаче. Это позволит с нашей точки зрения решить проблему внешних угроз, о которых в общем-то говорили… много… [прим. Фила: оратору тут взгрустнулось и он совсем уже шептать начал, да ещё чья-то мобила звонила] и принять быстро законопроект [прим. Фила: это стандартная тактика затягивания проекта в болото]. А дальше сосредоточиться как раз на решении второй задачи.

    При этом, учитывая, что имеется государственный интерес создания системы защиты государственных информационных ресурсов, предлагаем порядок управления маршрутизацией трафика выработать и распространить только в отношении трафика субъектов критической инфраструктуры. Здесь уже обращалось внимание на то, что есть соответствующий закон [прим. Фила: о критической инфраструктуре, № 187-ФЗ от 26 июля 2017 года]. Мне кажется… его вот нельзя игнорировать. Там достаточно много есть положений, которые можно уже использовать. Вот.

    Справочно скажу, что к субъектам критической инфраструктуры, ну там вот для широкой аудитории, относятся государственные органы, государственные учреждения, российские юридические лица, сферы здравоохранения, науки, транспорта, связи, энергетики, и в банковской сфере, топливно-энергетического сектора и так далее. Т.е. достаточно, так сказать, серьёзные объекты критической инфраструктуры, где как раз важно правильное управление трафиком. И есть остальная часть, ну, грубо говоря, населения, которую как бы мы сейчас одной гребенкой охватываем. ограничительные меры, да. В дальнейшей дискуссии можно было бы предложить вот такое вот направление. Распространить порядок на субъекты критической инфраструктуры информационные. И не распространять этот порядок на трафик абонента, использующего контенто-информационные ресурсы. Речь идёт о фильмах, музыке и так далее… в обще-потребительских целях. Тогда это было бы ну такое достаточно точечное регулирование и те угрозы, о которых говорится, могли бы тоже, так сказать, разрешены соответствующим образом.

    Спасибо.

    ☝️ Прим. Фила: То, о чем говорит Руслан Султанович ссылаясь на консолидированную позицию — всё это погибло с прошлым составом Минкомсвязи. Даже люди все ушли. Но он ещё цепляется за это: «Как же так, мы же работали, мы же договорились, счастье было так близко».

  • Ответить
    Альтер Эго

    Выступающий № 12 — Мальянов Сергей Анатольевич, директор по работе с госорганами «Вымпелком»

    Спасибо, Леонид Леонидович.

    Удачное место для выступления. Достаточно яркие выступления. Коллегам спасибо. Спасибо Алексей Константинович [прим. Фила: он и дальше по тексту будет называть Андрея Лугового Алексеем] за то, что раскрыл свой замысел — что же он хотел сказать.

    Начну с того, что я не отношу себя к той категории коллег, которые поддержали этот закон. И не потому то они закон поддержали… они поддержали то, что нужно регулировать этот вопрос, а не сам законопроект. И почему. Законопроект, в соответствии с его замыслом и концепцией, направлен на принятие необходимых защитных мер для обеспечения долгосрочной устойчивой работы сети «Интернет» в России, повышение надежности работы российских интернет-ресурсов. Это из пояснительной записки.

    На наш взгляд авторам законопроекта НЕ УДАЛОСЬ решить задачу предложенной моделью регулирования. Даже уважаемый Алексей Константинович сказал, что эти угрозы «очевидны». Коллеги высказались, что прежде чем делать систему, нужно описать, что же мы хотим. Вы четко сказали — два направления угроз очевидных. Это технологические и контентные.

    Начну с контентных. Действительно, большая часть законопроекта направлена на установку технических средств защиты, так называемых, которые должны фильтровать контент. К целостности, устойчивости и безопасности сетей связи общего пользования и к работе сети «Интернет» эта позиция не имеет никакого отношения.

    Второе. Технологические угрозы для парирования которых нужно узнать, а какая же у нас сеть, как она устроена, как она работает, с тем, чтобы устными командами управлять этой сетью. Роман Валериевич сказал, что Федеральное Агенство Связи имеет полную информацию о сетях связи общего пользования, их составе, структуре и перспективах развития. Эта информация передаётся в соответствии с законом «о связи» и 103-им постановлением Правительства. Есть соответствующие приказы — 258 Министерства Связи, где указано, что раз в год все операторы связи эту информацию передают. Роскомнадзор и Министерство связи имеют возможность пользоваться этой информацией. Всё. Зачем нам на уровень закона выносить ещё раз тоже самое, что уже передаётся на уровне подзаконного акта.

    Таким образом, в рамках концепции закона, закон не реализует ту задачу, даже концептуально, ради которой он направлен. Нет сомнений, что эту задачу нужно решать. Но если мы сейчас скажем, что да, закон «неважный», но мы его там ко второму чтению «подрихтуем» своими замечаниями, ничего не получится, уважаемые коллеги. Концепция закона тогда в корне изменится. Это будет другой закон. Поэтому предлагается работать над другим законом.

    Возвращаясь к вопросам управления с точки зрения технологий, Министерство цифрового развития вместе с операторами связи нашли консенсус, подготовлен закон по неразборчиво, мне не известен этот термин, но скорее всего имеется ввиду 187-ФЗ от 26 июля 2017 года «об объектах критической инфраструктуры», о нем же говорят и Ибрагимов, и Ганин, так называемый, где все вещи уже отражены. Зачем ещё один нужен?

    Т.е. понятной модели угроз не получилось, понятной модели парирования этих угроз не получилось, и, соответственно, в терминах права эти модели описаны не были. Вопросы централизованного управления сетью связи общего пользования. Да, это требование записано и в доктрине информационной безопасности Российской Федерации. Это требование записано и в стратегии развития «Информационного общества». Эти нормы и мероприятия описаны в программе «Цифровой экономики».

    Но простите, что это за управление. централизованное управление сетями связи методом управления средствами DPI по очистке контента и устными замечаниями Роскомнадзора, что не туда маршрутизируется. Вопросы «не туда»… Аркадий Саломонович уже сказал — 1.6%. Какой «туда», что такое «не туда» (прим. Фила: тут упоминается отчет АДЭ о петлевом трафике осенью 2017 года). Видимо поэтому, в результате отсутствия замысла, а как же нужно парировать эти угрозы, законопроект уходит от прямых норм при обеспечении защиты сети «Интернет». А её защищать надо. И перекладывает на подзаконные акты различного уровня. А их более тридцати.

    Что там будет написано, не знаю. Закон Яровой и КИИ нам уже показали — может быть написано всё что угодно. Поэтому никто не может сказать, как же будет обеспечена защита сети «Интернет», что будет это стоить государству и операторам связи. Да, красивая «конфета»: «Мы вам даём сервера бесплатно, а вы дальше работайте. Это здорово. Это помощь государству». При этом уже поднимался вопрос — а кто будет отвечать за установку…

    Примеры привожу. Мы прикинули, допустим, что если это оборудование будет установлено по периметру нашей сети, это наиболее вероятный сценарий, то потребуется установка серверов более чем на 150-ти площадках, от одного до 20 серверов на площадку. Т.е. больше 400-от серверов только на сети «Вымпелкома» Их суммарная стоимость это… на плечи государству… миллиард рублей. Работа по инсталляции — это полмиллиарда. На наших плечах. Ежегодное расширение со второго года — 125 миллионов рублей без учета стоимости серверов — это ещё 1.2 миллиарда рублей за 5 лет. Ежегодная стоимость расширения, а мы не знаем как это будет — угонится Роскомнадзор или организации, которым он поручит установку этого оборудования в соответствии с расширением нашей сети. Да, мы говорим — возможно планирование. Но учтите — это бюджетный процесс и всё не так просто.

    Про проблемы ответственности третьих лиц уже сказали. Пятое. Центр мониторинга и управления сетью связи общего пользования. Исходя из понимания предлагаемых норм, это ни что иное, как государственная информационная система. В соответствии с законом 149-ФЗ «об информации, информационных технологиях и защите информации», вся информация, которая там хранится определяется законом и порядок её сбора определяется Правительством. Законопроектом это передано на плечи Роскомнадзора. Что противоречит действующему законодательству. Я не буду вдаваться — там много таких вещей.

    Собственно Роскомнадзор наделяется несвойственными функциями. Вводится новая система распределения полномочий между федеральными органами исполнительной власти которое приводит к дуальности регулирования управления сетью и маршрутизацией трафика. Так вопросы присоединения сетей связи действующее законодательство относит к функциям Минкомсвязи, этот законопроект — к Роскомнадзору. Требования к сетям связи: действующее законодательство — Минкомсвязи, законопроект — Рокомнадзору. Управление сетями связи на порядок пропуска трафика: действующее законодательство — Минкомсвязи и Россвязь, в случае чрезвычайных ситуаций, законопроект — Роскомнадзору.

    Очень велики риски установки средств DPI. Риск получения информации персональных данных третьими лицами, риск использования полученных данных с технических средств противодействия угрозам, не связанных с принятием обязательных к выполнению указаний. Поэтому законопроект не достигает поставленных целей, противоречит нормам действующего законодательства, требует существенно переработки. Ну и предлагается, скажу словами Руслана Султановича, продолжить дискуссию по разработке законопроекта по защите сети «Интернет», прежде, чем его выносить на первое чтение. Спасибо.

  • Ответить

    чтобы выразить простую и кнкретную мысль, вынуждены говорить говорить говорить, изощряясь в изощренных оборотах. Ибо ссут. На то и расчет пропихивателей. На вшивую интеллеигентность.
    А мысль простая — товар малина, гавна в нем половина (если не больше). Вредно, дорого, сложно и ненужно.
    Все эти проекты и затеи прекрасно в фильме Э.Климова Агония в первой серии показана и подоплека и внутренние цели интересантов. Там прихиндеи на патриотической сурдинке пропихиавют какото проект якобы минеральной воды для солдат через окружение царя.
    В последнее время уже почти все сотстоит из подобного рода «проектов» и обоснований этих проектов. От какихто мундиалей, севморпутей до и интернета тогоже самого. Сыр и лимузины уже импортозаместили.

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Прикольно, что балбесам сделали общественные слушания, дали высказаться против законопроекта всем, кто хотел.

    И вот балбесы — ну давай азартно перепечатывать результаты обсуждения, почему-то из-за этого чувствуя себя правдорубами и буквально на баррикадах.
    С задержкой в три месяца.

    Ну да, вот это там обсуждалось. И что?

    И такие мнения были, и противоположные.
    «Большинства против», как пишет непозванный Кулин — не было.

    Более того, большинство-то решает не здесь, а при голосовании в парламенте. Большинство решило — закон приняли в третьем чтении.
    Ну вот давайте теперь махать кулаками после драки.

    На самом деле, там есть ровно одна дилемма: можно контролировать контент или нет. Драка идёт исключительно за это.
    Остальные вопросы — кто платит, как масштабировать, как обеспечить устойчивость к выключению извне — проблемами не являются.
    «Противостояние» — на уровне нытья в бложеках, конечно — вызывает только фильтрация контента у операторов.

    К сожалению, на той стороне, где как бы «за свободу» контента от регулирования, находятся те, про кого в Киберстратегии США сказано прямым текстом:

    «Мы будем всячески противодействовать попыткам авторитарных государств, рассматривающих открытый интернет как политическую угрозу, превратить свободный и открытый Интернет в авторитарную сеть с тотальным контролем под видом обеспечения безопасности или борьбы с терроризмом. …
    США будут всеми средствами помогать гражданским активистам и маргиналам во всех странах и на всех уровнях безопасно выходить в интернет и продвигать «интернет-свободу».

    На «этой стороне», возможно, в том числе разные неприятные чиновники, не знающие терминологии депутаты, криворукие программисты регуляторов, продавцы DPI и т.п.
    А на той — просто агенты влияния США. Никаких других в Роскомсвободе и её аналогах — нет, это просто платные пропагандисты противника.

    К сожалению, выбор именно такой.

  • Ответить

    >> А на той — просто агенты влияния США. Никаких других в Роскомсвободе и её аналогах — нет, это просто платные пропагандисты противника.

    Во. Давненько. Важным составляющим в принятии любого идиотского вредного и бесполезного закона с непонятной перспективой реализации должен быть т.н. «полезный идиот».
    Полезный идиот — это какбы ткое «гуру», но не от мира сего. Он обязан верить во все и без сомнений — в платных пропагандистов, а агентов влияния, в возможность суверного интернета, в существование бесов и т. д.
    Ну, объясните нам, чем «локальная сеть» (или по дебильной терминологии — суверенная сеть??))))))) отличается от «инернета»?
    Прежде чем спорить, наверно надо терминологически определиться? Не?
    Бывает локаьный интернет? В пределах здания, квартиры, учреждения и т. д. «Суверенный интернет города» — сорри, но это малограмотность. Может быть локальная сеть города, внуригородская локальная сеть, но не интернет.
    Поскольку понятие «интернет» и предполагает ВСЮ сеть. Даже т.н. рунет — и то подсеть интернета, причом — неформальная, не жестко определяемая. Просто такая совокупность ресурсов и доменов.
    Сувернного интернета быть не может, поскольку это уже не интернет. Не?
    Ценность интернета — в доступе КО ВСЕМУ объему информации, находящемуся в доступе. Странно, что такие элементарные вещи нужно обсуждать в 21 году.

    Любая локальная сеть протухает по определению. И информационно и технически и ментально, поскольку лишена фактора синергии инфы, ради которой и затеян, собсно, инренет.
    Пример: в СССР была (да и щас есть) система спецвязи (круто, атс-1, атс-2 и т. д.). В итоге обмена инфой по этой связи — протух СССР.
    Ибо реально мир был один, а рассуждения оторванных от реалий чуваков с вертушками — были ради самих вертушек. Это элементарно.

  • Ответить
    Альтер Эго

    Выступающий № 26 — Комлев Николай Васильевич, исполнительный директор Ассоциации предприятий компьютерных и информационных технологий.

    ☝️ [прим. Фила: тихая незаметная ассоциация с очень внушительным членством: Яндекс, , КРОК, Руссофт, Касперский, Консультант+; позиция АПКИТ, озвученная на совещании, кратко описана и на сайте АПКИТ]

    Коллеги, добрый день.

    С точки зрения… Я представляю ассоциацию, «айтишную», IT-компании, которые строят «цифровую экономику». У нас нету операторов связи в составе, мы как раз все пользователи, которые пользуются интернетом, хотим построить «цифровую экономику», без интернета никуда, да. И с точки зрения циничного бизнеса угрозы отключение интернета блокировкой извне или по вине того, что. из-за вот этих устройств [прим. Фила: устройства противодействия угрозам, которыми будет управлять Роскомнадзор] операторы не будут справляться — для циничного бизнеса эти угрозы одинаковые, равноценные. Интернет не работает — бизнес встал.

    Поэтому вот с точки зрения целей и задач, да, как гражданин, как граждане и так далее мы понимаем — хорошие задачи. Но как это сделано в текущей редакции — мы не разделяем оптимизма и не поддерживаем такую редакцию законопроекта. похмыкал и громко горько вздохнул Действительно очень важная тема это насколько этот законопроект снизит устойчивость и надежность работы изнутри. По причине тех самых устройств, когда интернет развивается быстро, скорости растут, а эти устройства будут вероятно тормозить работу.

    О чем здесь сегодня говорили операторы связи. О том, что финансово-экономическое обоснование. ээ. ну… очень странное декларативное: «Не потребует затраты». Здесь, по-моему, даже сторонники законопроекта — все говорят, что всё равно потребует затрат. На эксплуатацию, на обслуживание и так далее. И это в конечном итоге ляжет на плечи бизнеса, на плечи потребителя. Эта часть, я считаю, не проработана. Здесь вопрос такой… затрагиваются организаторы распространения информации — ОРИ. Но для нас уже это ещё с предыдущих законопроектов — когда затрагивается ОРИ — это значит, что законопроект может быть расширен на ряд других компаний и не только операторов связи. Это тоже несколько вызывает опасения.

    Ну и, наконец, вот здесь коллега передо мной выступал [прим. Фила: Быков Антон, Транстелеком] по поводу того, что есть официальные каналы трансграничные, а есть так называемые «серые». Вот излишним… Сейчас информация, которую государство хочет контролировать — она в основной своей части контролируется. Загоняя и ужесточая… часть информации будет уходить вот в такие «серые» каналы, какие привел в пример коллега. Мне кажется, это не в интересах государства.

    Ну, возвращаясь к началу, для нас важно, чтобы бизнес, который связан с «цифровой экономикой», не пострадал от ухудшения работы интернета вследствие законопроекта, который вроде бы преследует благие цели.

    И, наверное, последний аргумент — я согласен с коллегами, которые здесь выступали до меня, в том числе Роман Валериевич и, по-моему, Руслан Ибрагимов говорил, о том, что регулирование здесь… не нужно всю техническую часть вносить в закон, поднимать на уровень законодательства. Есть исполнительная власть, которой, наверное, ставят задачи, которая должна их исполнять. И если есть проблема… вот никто не объяснил, почему существующей исполнительной власти не хватает полномочий для выполнения этих задач? Почему нужно обязательно по любому поводу новый закон вводить? Мне кажется, что очень многое могло бы сделать Министерство цифрового развития. Вот в этой части. В решении вот тех вот задач, которые обозначаются как цели законопроекта.

    Спасибо.

  • Ответить
    Альтер Эго

    Луговой отблагодарил «Билайн/Вымпелком»:

    Как «Вымпелком» сумел посчитать затраты на ещё не написанный закон?: Андрей Луговой

    Направил депутатский запрос президенту компании «Вымпелком» (сотовая сеть «Билайн») Александру Крупнову.

    На слушаниях в Госдуме представитель этой компании заявил, что «Вымпелком» уже посчитал вероятные расходы на реализацию закона об обеспечении бесперебойной работы интернета в России. […]

    законопроект ещё только внесён в Госдуму и не прошёл ещё даже первое чтение. До третьего чтения его параметры могут значительно измениться. В ходе обсуждения в Госдуме выяснилось, что даже представители надзорных ведомств не владеют полной информации о работе интернета в России — необходима инвентаризация.

    А «Вымпелком» (он же «Билайн») уже всё знает и всё посчитал.

  • Ответить
    Альтер Эго

    Выступающий № 33 — Мурашов Николай Николаевич, заместитель директора Национального координационного центра по компьютерным инцидентам, заместитель начальника Центра защиты информации и специальной связи ФСБ РФ

    Мурашов Николай Николаевич, член экспертного совета. Я член экспертного совета. Значит, ну коллеги, я хотел бы за две минуты высказать ряд суждений. Здесь было высказано много. Значит, ну не два процента, а 70, Аркадий Соломонович, я готов дыры в вашей методике показать [прим. Фила: мы и ваш отчет с методами почитаем, но его нет]. Значит, ну не определяется точно, причем включая речевой трафик. Значит, это означает что? Что государство не гарантирует права и свободы граждан. В частности право на защиту тайны частной жизни и на защиту тайны переписки.

    Потому что во всех сопредельных государствах, в соответствии с их законодательством, значит, перехват сообщений от и между иностранными корреспондентами не является обязательным решение суда. Ибо для таковой достаточно решение соответствующего старшего офицера службы разведки. Это первое.

    Второе, что я хотел бы сказать. Есть понятие государственного суверенитета. И оно существует в том числе и в информационной сфере. С учетом того, что действительно, мы не можем гарантировать права и свободы граждан. Это действительно так. С другой стороны, значит, мы не можем обеспечить верховенство закона у нас. Т.е. законы принимаются, а как нам показала практика, закон фактически реализован быть не может. Потому что не может быть реализована блокировка трафика, в частности. Таким образом, можно сделать вывод о том, что существующая нормативная база, законодательная база не позволяют гарантировать, не позволяют обеспечивать суверенитет Россиской Федерации в информационном пространстве.

    Поэтому, несомненно, предложение о вносе закона в первом чтении и его дальнейшей доработки в ходе второго чтения, я поддерживаю. Теперь короткие вещи, которые я бы хотел сказать. Я являюсь разработчиком закона о безопасности критической информационной структуры с самого начала его появления до момента его принятия. Поэтому данный закон никакого отношения к закону о безопасности критической информационной инфраструктуры с моей точки зрения, как разработчика закона, не имеет. Это второе.

    Была определённая путаница, когда стали, после появления объектов критической информационной инфраструктуры, появились критические объекты Интернета. Это разные вещи. И это надо достаточно четко понимать [прим. Фила: я уже запутался]. Может быть, когда будут вводится определения, обязательно это дело скорректировать.

    И третье, что я бы хотел сказать. Что предложение Транстелекома об усилении контроля за трансграничным трафиком, т.е. за пунктами перехода, полностью поддерживаю. В настоящий момент, так называемые трансграничные переходы так называемых технологических сетей связи, которые представляют из себя кабели по 94 волоконно-оптических жил [прим. Фила: такого типа кабеля не существует]. И нет никакого законодательства, отсутствует законодательство по которому может контролироваться использование данного трафика, т.к. он не входит в сеть связи общего пользования. Это естественно, серая зона, которая фактически приводит к тоже к незаконному выводу трафика зарубеж и его дальнейшего использования [прим. Фила: это бессмыслица какая-то].

    Все! Спасибо большое.

  • Ответить
    Альтер Эго

    ✋ Я тут вынужден прояснить некоторые вещи. Мы все знаем Игоря Ашманова и его компанию «Ашманов и партнёры». Несомненно, Ашманов важный для Рунета человек, эксперт и всё такое, как бы мы ни относились к его позиции. Однако. В национально программе «Цифровая экономика» есть такое направление, как «Информационная безопасность». Именно по этому направлению будут финансироваться большинство расходов данного законопроекта. Руководителем Рабочей Группы направления «Информационная безопасность» является Наталья Ивановна Касперская. Наталья Ивановна приходится супругой Игорю Станиславовичу. Я ни в коем случае не предлагаю рассматривать позицию Ашманова через призму злого умысла. Но хотел, чтобы слушатели/читатели учитывали этот конфликт интересов.

    Выступающий № 22 — Ашманов Игорь Станиславович

    Добрый день, здравствуйте!

    Я бы хотел пару общих замечаний сначала для журналистов сделать, здесь они наверняка есть. По каким-то причинам, совершенно непостижимым, закон о том, чтобы наш интернет стал устойчивым к отключению извне, превратилось в то, что проклятый режим хочет его выключить изнутри. Просьба просто больше этого не писать.

    И второе. Закон использует, к счастью, как последние, там, пару лет, настоящую правильную терминологию, такую же, как специалисты в отрасли, например, «автономная система». У некоторых журналистов в связи с незнакомств… с тем, что они не знакомы с терминологией, это тоже как-то преобразовалось в то, что это закон об автономном интернете. Пожалуйста, больше не делайте такой ошибки. У нас этих автономных систем, как только что сказали, э… Гипросвязь посчитала — шесть с половиной тысяч и это просто диапазон IP-адресов, который выделяется провайдеру или другому участнику [прим. Фила: нет, это не диапазон IP-адресов, не используйте это ошибочное определение].

    Значит, я хотел сказать следующее. Вот здесь прозвуч… про угрозу добавить… да, кроме всего прочего, понятно, что требование, чтобы в закон было включено ТЗ на эту систему фильтрации, оно тоже довольно странное. Закон рамочный и, конечно, поднимать на его уровень технические требования или цены на эти системы… Там же конкурс будет. То есть, на самом деле, более-менее бессмысленно. И я потом скажу, что, конечно, это гигантские деньги, скорее всего — везде поставить DPI или что-то аналогичное. Но это другая история [прим. Фила: мне не очень ясно почему это какая-то другая история].

    Значит, про угрозы. Только что вот Сергей сказал, что: «Ну, а чо, эти угрозы, вчера, что ли, появились?». Давайте честно скажем — да, они появились вчера. В ноябре опубликована Киберстратегия США [прим. Фила: Игорь Станиславович лукавит — например, в декабре 2016 появилась доктрина кибербезопасности России, она тоже не добрая и там уже упоминаются угрозы, на неё ссылался Мальянов в своем выступлении]. Она подписана Трампом. Трамп написал там предисловие, обращаясь к fellow americans, своим друзьям-американцам, и там сказано, дословно, следующее: «Американцы должны доминировать в киберпространстве так же, как и в остальном мире». У американцев есть враги. Это, в первую очередь, Россия — кибервраг [прим. Фила: слово «Russia» там встречается два раза, оба раза в списке «Китай, Россия, Иран, КНДР», создается впечатление, что Игорь Станиславович хочет задавить авторитетом и запутать всех домыслами].

    Там написано — «враги»! Там написано… там используются слово «противник». Не конкурент, не партнер, как Леонид Леонидович говорит, потому что у нас так принято наверху говорить — там используются абсолютно прямые слова. Это… мы — враги, нам практически объявлена вой… кибервойна в этой самой киберстратегии. Там написано, что эти противники должны быть наказаны за непослушание в киберпространстве, они бросают нам вызов, там это… повторяются эти слова «вызов», «противники», «наказаны» — punish там написано. Это слово употребляется много раз [прим Фила: ровно два раза в продублированном предложении].

    Это настоящая угроза, потому что нам прямо сказали, что Америка будет доминировать в этом пространстве и будет нас наказывать за ненадлежащее поведение, за какое? Там сказано прямо — если кто-то, прикрываясь понятиями суверенитета или информационной безопасности, прикрываясь ложными понятиями суверенитета и информационной безопасности, будет ограничивать интернет для своих граждан, мы его накажем [прим. Фила: Игорь Станиславович зачем-то цитирует документ с авторскими вставками слов, которых там нет]. Потому что открытый интернет очень важен для свободы и конкуренции американских компаний и продвижения американских ценностей по планете. Может быть не все читали эту стратегию, она не переведена на английский публично, есть, там, в разных ведомствах, переводили.

    Я вот сейчас просто статью пишу, я ее перевел и пишу разбор. Значит, это произошло в ноябре. Она там подписана, условно говоря, создана в сентябре, в ноябре ее опубликовали. То есть нам фактически сказано — вы враг, мы будем вас наказывать. Там есть параллельная стратегия Пентагона, где прямо сказана еще одна замечательнейшая вещь — вслушайтесь — тоже, киберстратегия Пентагона, соответствующая киберстратегии Белого дома. Там написано: «наши противники базируются на тех технологиях, которыми пользуемся и мы, которые изобретены в Америке. Это наше военное преимущество, которым надо воспользоваться». Вот прямо совершенно прямыми словами.

    Там никто ничего не скрывает, потому что все документы американцы пишут не для нас, а для своих… американцам. Нами они не интересуются, они должны объяснить свои действия своим. Вот. Это первая угроза, которая совершенно очевидна. И появилась она, вопреки тому, что говорит Сергей, прямо вот два месяца назад. В ситуации, когда такой противник, называющий нас, там, «врагом хуже Эболы», как вы помните, да? [прим. Фила: нет] Еще и до этого, называет нас врагом и держит в руках маршрутизацию в нашей… в нашем интернете [прим. Фила: это бессмыслица, США много чего держит, но наша маршрутизация в этот список не входит], мы должны что-то делать. Нельзя откладывать и еще полгода обсуждать, с моей точки зрения.

    Второе про контентные угрозы. Здесь было сказано, вот, негативное воздействие на сеть системы фильтрации. Надо не забывать про негативное воздействие сети на наше общество, значит. Я занимаюсь поиском всякого плохого контента тоже последние, там, 25 лет и фильтрацией. У нас есть законы, ну, там, 139й ФЗ, да, 436й о фильтрации или блокировке информации, вредной для жизни детей, и так далее. Сейчас вот, Яровая, как вы помните, внесла дополнения, кстати говоря, «для здоровья» там убрано, только «для жизни детей», но зато расширено на школьные расстрелы, там, не только на суициды, вот. С этим контентом что-то надо делать.

    До сих пор делали с помощью адресации, с помощью списков IP-адресов [прим. Фила: это не так]. Это не работает, как мы знаем, на примере попытки заблокировать Телеграм. Зачем его блокировали, как и что там, это другая история [прим. Фила: мне опять непонятно почему это другая история]. Но заблокировать его по сути не удалось. Кто хочет читать — тот читает, вот.

    Здесь речь идет о том, чтобы поставить систему, которая будет на уровне трафика распознавать сигнатуры и блокировать на уровне сигнатур. На самом деле понятно, что эти… с этими угрозами надо бороться. Скорее всего, бороться можно только таким способом. Закон не должен включать в себе ТЗ на такую систему и указание поставщика. Это абсолютно другая история — для подзаконных актов, госзакупок и так далее. Можно сказать, что, конечно, это будет дико дорого. Это понятно.

    Весь трафик пропустить через какое-то железо, весь трафик Рунета, это очень дорого. Это можно построить много Яндексов и mail.ru, это надо понимать. Если государство за это платит… Я, кстати, сомневаюсь, что в «Цифровой экономике» предусмотрены на это деньги. Например, на «информационную безопасность» 30 миллиардов рублей предусмотрено, или 35 [прим. Фила: лукавит, точная цифра — 30.204 млрд. до 2024 года]. На это ничего не купишь, в магазин на это не сходишь. Но это я к слову, так, я просто к тому, что, вероятно, нужно провайдерам показать это оборудование или, там, варианты этого оборудования, устроить тестовые площадки и после этого уже обсуждать подзаконные акты о том, как его использовать. Конечно, в этих актах и в самом законе должно быть указано, что все апгрейды, всё обслуживание, расширение парка техники и так далее, всё должно делаться не за деньги операторов.

    Всё, спасибо, я закончил.

  • Ответить

    Незаконный вывод трафика за рубеж — это не бессмыслица, это логическое продолжение таких излюбленных чекистских конструкций как «незаконное извлечение прибыли», «неоправданная наценка», итд, итп.

    Вывод был? Был. А уж умысел и законность товарищ майор как-нибудь сам определит.

  • Ответить

    >> Можно сказать, что, конечно, это будет дико дорого. Это понятно.
    >> Весь трафик пропустить через какое-то железо, весь трафик Рунета, это очень дорого. Если государство за это платит…

    Если говорить серьезно, то конечно, со стороны Ходжи Насреддина, это преступное бизнесбейздействие — не начать обучение ишака человеческой речи, темболее когда сам падишах…
    Эти все выступления и блеяния шибко умных представителей всяких телекомов про какието технические сложности и смыслы — лишь доказывают, что необходимость сухаревской конвенции в данном вопросе давно назрела.
    Уже систематизировали свою работу конструкторы гиперзвуковых ракет в 30 взмахов на ядерном топливе, подводных батискафов с неограниченным плаванием, уральские производители пармезанов, и проектировщики лунных станций. И только в стане безалаберных детей интернета царил разброд и мешал собирать в житницы.

  • Ответить

    Попробую упростить — если СОРМ2 еще работал в интересах России, то с СОРМ3 они полностью лягут под инфраструктуру NSA/CIA? Ведь в мире не существует DPI оборудования без бэкдоров NSA/CIA. А занимаются этим дуболомы в погонах, у которых даже соображалки не хватит поинтересоваться.

  • Ответить

    >> То-то китайский Интернет прямо протух.

    у китайтсев рост по плану. Смотрел тут статистику по промвытсавкам ведущим мировым. Сколько западных компаний, сколько китайских и сколько наших. Даже не буду эти ужасающие цифры писать.
    Им не до споров в инете, они фигарят и растут. Уровень качества и ассортимента уже просто чумовой.
    Кстати, с внешними контрагентами (по делу) прекрасно и мгновенно они контактируют какраз по инету. По доставкам товаров с того же али (те, которые по причине стабильного спроса постоянно на складах в РФ) — доставляют на 3й день. Факт.
    Что там говорить, Китай ушол в астрал.

    >> Обсуждай уже Зеленского, это тебе по уму.

    какраз не по уму. Во первых не особо следил за политикой и шоубизом, но такая чоткая и убедительная победа на базе соверешенно новых политтехнлогий (снять сериал заранее) — блеск, новое слово. И как системно исполнено. Безусловно, Коломойский голова, я бы ему пальца в рот не положил бы.
    Здоровый настрой и пофигизм народа (без суеты проголосовали за клоуна и не парились за какойто там несуверенный интернет) тоже многообещающе выглядит. Видимо, сказывается привычка многовекового выживания при всех ситуациях.
    Такое шоу кстати стало возможным только в условиях, когда все «электорально-токсичные активы» в количестве неск. милллионов (!!!) человек были не только нейтрализованы (не допущены к голосованию по факту), но еще и сбагрены вместе с малоликвидными промактивами на баланс бюджета «заклятого партнера». Это красивая многоходовочка.

    Но это их дела. Лучше разъясните, что имелось ввиду под бессмысленностью изучения учонными процессов возникновения Вселенной? К чему бы это заявление? Что пора уже академию наук закрывать к едрене бабушке?
    Просто вроде не так давно еще была борьба что Земля таки круглая и крутится вокруг Солнца, а не наоборот (Галилей, Коперник и т. п.). И тут вдруг откуда не возьмись про теорию большого взрыва?
    Это какбы в системе суверенного инета предполагается что будет трактоваться опять докоперниковские системы мироздания?

  • Ответить
    Альтер Эго

    Расшифровка вступительной речи Олега Иванова. До лета 2018 года заместитель Жарова в Роскомнадзоре. Именно его считают автором утекшей весной 2018 бумаги с IP-сетями Amazon, огласка которой спасла несколько IT-компаний. Именно его считают идеологом и ответственным за ковровые блокировки. Это он 12 февраля 2019 (через месяц после этой речи) будет стоять бок о бок с Боковой на пленарном заседании Госдумы и защищать законопроект в первом чтении, [прим. Фила: вря не краснея].

    Выступающий № 3 — Иванов Олег Анатольевич, заместитель министра цифрового развития

    Уважаемые коллеги!

    С самого начала я хочу вам сказать, что концептуально по целеполаганию Минкомсвязь и другие федеральные органы исполнительной власти, которые предоставили заключения по этому поводу, в итоге поддерживают. При этом мы чётко понимаем, что сейчас интернет и в целом система связи настолько внедрена в социальную сферу нашего общества, настолько сильно влияет на промышленный потенциал государства, различные экономические связи, что государство просто не имеет право, не может себе позволить, делать так, чтобы и сам интернет, и другие элементы сети связи общего пользования Российской Федерации оставались без должного управления, без должного контроля. Поэтому, ещё раз говорю, концептуально законопроект поддерживается.

    При этом, к нам в конце декабря в министерство поступил данный законопроект с поручением Правительства подготовить соответствующее заключение Правительства. Мы в соответствии с регламентом Правительства, естественно, разослали во все заинтересованные федеральные органы исполнительной власти проект, который был оперативно подготовлен.

    К сожалению, сейчас, правда в регламентные сроки, до сих пор ещё не все представили… федеральные органы исполнительной власти… свои замечания. Но по поступившим замечаниям *критических* моментов, которые не позволили бы принять законопроект в первом чтении пока вот не отмечается. При этом есть вот замечания, у меня сейчас проект официального отзыва лежит передо мной, замечаний достаточно много. Они изложены на 2 (3?)5 страницах [прим. Фила: офигенный законопроект].

    И понятно, что, наверное, вопрос действительно настолько сложный, настолько новый и инновационный, что действительно, наверное, нужно широкое обсуждение на втором чтении как минимум [прим. Фила: и как, министерство цифрового развития способствовало такому обсуждению в будущем?]. Но вот в поступивших на данный момент заключениях федеральных органов исполнительной власти, таких замечаний, которые бы не позволили принимать его в первом чтении, сейчас мы, на данный момент времени, не отмечаем. Правда, должен оговориться, что не все пока поступили отзывы.

    Поэтому сейчас я хотел бы попросить и аппарат комитета действительно какие-то моменты широко обсудить, дать всем возможность высказаться для того, чтобы посмотреть, учтены ли все критические вещи в нашем проекте официального отзыва. И может быть на согласительных совещаниях внутри Правительства тоже эти вопросы обсудить [прим. Фила: это витиеватое высказывание означает, что после этого заседания мнение за пределами согласительных совещаний уже никого интересовать не будет].

    Ну, а в целом просто говорю, что пока препятствий для того, чтобы концептуально поддержать я не вижу. [прим. Фила: здесь Леонид Левин спрашивает про финансовую составляющую законопроекта… путая Иванова с авторами законопроекта].

    Ну на самом деле сегодня, я сказал, не от всех поступили заключения. От Минфина как раз ещё пока не поступило. Но, тем не менее, вопрос на самом деле настолько назрел, что меры, которые предлагаются законопроектом, основные меры, они и так прорабатывались в Правительстве. И нас просто вот Павел Евгеньевич [прим. Фила: я не знаю кто это и о чем это] опередил несколько даже с внесением некоторых моментов… И наибольшая часть затратных предложений, которые здесь содержатся, она уже учтена в программе «Цифровая экономика» [прим. Фила: ВОТ ЭТО ПОВОРОТ! КОЛДУНСТВО!]

  • Ответить
    Альтер Эго

    Заключительное слово Олега Иванова на расширенном заседании комитета Госдумы по инфополитике. Он слегка расстроен от того, что услышал.

    🎧 Выступающий № 35 — Иванов Олег Анатольевич, заместитель министра цифрового развития

    Леонид Леонидович. Ну, во-первых, громадное спасибо Вам и комитету за организацию такого вот обсуждения. На самом деле многие вещи необходимо посмотреть, учесть и так далее. И многие, кстати, в проекте заключения Правительства также отражены. Вот собственно наверное процентов семьдесят, которых здесь звучало. Ну вот некоторые выступления по-началу вызывали некий внутренний протест.

    Поскольку, ну… вот прямо по учебнику… какое-то манипулирование сознанием, значит, сказать… объявить то, чего в законопроекте нет, а потом начать это критиковать. Но я даже хотел бы как-то подчеркнуть, прямо по персоналиям, но вот когда выступал Андрей Александрович Воробьев, я понял, что скорее всего это не от того, что это действительно нарочно делают… Я бы тут с Денисом Николаевичем тоже не согласился — вряд ли здесь… это другое… другой способ манипулирования, тут процесс, как с кинематографом, как Остап Бендер говорил. Вряд ли здесь есть враги России.

    Просто от того, что некоторые формулировки действительно нуждаются в уточнении, чтобы ни было никаких сомнений. Двоякого толкования, двоякого чтения. Ну и некоторые вещи нужно четче указать. Но, что я хотел бы сказать, что большинство замечаний, которые прозвучали, всё-таки их, наверное, нужно откладывать на второе чтение. И погружать в подзаконные акты в том числе.

    Потому что на первое чтение… А мы сейчас проводим общественное обсуждение перед первым чтением я так понимаю, да? Это именно концепция [прим. Фила: нет, концепцией это сложно назвать]. Нужность, важность и пути реализации целей, которые декларируются в законопроекте. И я считаю что, вот на сегодняшнем обсуждении практически единодушное мнение о том, что законопроект важный, что нужно его принимать не откладывая, и при этом пути реализации, которые предложены законопроектом, в основном соответствуют тем целям и задачам.

    А все частности, которые прозвучали и со стороны операторов связи, и со стороны общественных организаций, и так далее — необходимо писать уже внутри обсуждения на втором чтении. Я знаю как комитет проводит подготовку ко второму чтению, сколько раз собирает различные экспертные площадки, и обсуждает иногда там до глубокой ночи. Вот.

    Я уверен, что в таком значимом законопроекте комитет проявит такую же тщательность при принятии. Мы, чем. вспоминаем министерство, чем можем поможем. И думаю, что все те замечание, которые были конструктивные на сегодняшнем обсуждении, будут учтены [прим. Фила: извините, поёрничаю — я в этом месте слезу пустил от умиления].

    Спасибо.

  • Ответить

    Хоть ты и не гуманитарий, но не допираешь одну вещь: в России не производится ни один набор микросхем системной логики. Да, они купили в Китае разрозненные компоненты, и собрали в России. Даже переделали какую-нибудь встроенную оболочку под свои задачи.
    Отличай сборку и настройку с заливкой ПО, от производства основных компонентов.
    Про все эти «экосисы» я знаю уже давно. Однако в даташитах на свои устройства они упорно не указывают базу своего оборудования. Что это, государственная тайна, что ли?
    Но есть еще факт следующий: все сетевое оборудование для провайдеров в России делает в итоге либо Cisco либо Nokia. Ну может быть JN еще.

  • Ответить

    Чтобы вообще до всех дошло, вот когда мы вскрываем маршрутизатор Juniper, то видим на компонентах оборудования логотип Juniper.
    https://habr.com/ru/post/307696/
    А чей логотип мы увидим, открыв какую-нибудь сколковскую поделку от RDP.RU?

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    «Однако в даташитах на свои устройства они упорно не указывают базу своего оборудования. Что это, государственная тайна, что ли?»

    Думаю, тому есть несколько причин, одна из них очень простая — это программный продукт, хотя продают они программно-аппаратные комплексы.
    Это значит, что поставить и настроить свою DPI они могут на серверах и маршрутизаторах любого производителя.
    Есть у них наверняка любимые, прикормленные и откатанные, но вообще это часто вопрос покупателя , а не поставщика — какую аппаратную платформу брать.

    «Но есть еще факт следующий: все сетевое оборудование для провайдеров в России делает в итоге либо Cisco либо Nokia. Ну может быть JN еще».

    Ты компанию «Плохой путь» не забыл?

  • Ответить

    Это значит, что поставить и настроить свою DPI они могут на серверах и маршрутизаторах любого производителя.

    а внутри будет Intel CPU + Intel/Mellanox NIC + Linux с неким добавлением (хорошо если) от наших программистов, но обязательно со всем что есть и в процессорах Intel, и в Linux.

    это и есть основа т.н. «суверенитета».

    как выглядят попытки обретения суверенитета мы знаем по тому же Китаю — брать чужую технологию и пытаться скопировать. у нас же идут по пути «мы всё купим, нефти и газа у нас много». только это не суверенитет. о том, как будут работать наши сети при вооруженном столкновении с США или Китаем, увы, мы узнаем только при самом этом столкновении. ответят ли тогда за затраты на «суверенный интернет» вот эти самые люди, которые его сейчас продвигают? война всё спишет, а бабки по карманам рассуют уже сейчас — а войны-то может и не будет. да и кто ответит? коллективно же принимается решение, парламент же. нет ответственных.

    внутри нашего суверенитета должны быть наши процессоры (хотя бы). но их там нет. почему? я думаю там много проблем — и стоимость одна из главных, но вот сюда-то и направить бы средства, отжимаемые законами, чтобы серии расширить, чтобы по результату дешевле было, да? нет.

    в результате у нас ни суверенитета, ни новых технологий, и только несколько кучек программистов которые умеют написать модуль для линуксового ядра. ну и конечно бабки рассованные по карманам ушлых говорунов.

    то есть тема, как и везде у нас в последние 28 лет, не про построить, а про отжать. теперь вот отжимают жирок у операторов связи, но не чтобы построить что-то в России, а чтобы рассовать по карманам, пока есть кресло в департаменте — ведь каденция закончится и в следующую могут и не взять. поэтому на безбедную старость надо ковать железо уже сейчас, тем более такая тема подвернулась — суверенитет!

  • Ответить

    как выглядят попытки обретения суверенитета мы знаем по тому же Китаю — брать чужую технологию и пытаться скопировать.

    Знаем? ОК.
    Тогда скажи нам, о знающий, как выглядят «попытки обретения суверенитета» в Китае в случае Линукса?

  • Ответить

    вместо того чтобы пилить свой альтлинукс (хотя и это у них тоже имеется) Китай портировал (или для Китая портировали?) почти все известные дистрибутивы *nix систем (включая Open- Net и FreeBSD) под свой процессор. сейчас ставится масштабная задача достижения суверенитета по железу:

    «Для разработки высококачественных процессоров мирового уровня Китаю потребуется порядка 10 тыс. компьютерных инженеров и годы инвестиций», — отмечают представители инициативной группы. При этом объемы инвестиций оцениваются в миллиарды юаней ежегодно. Впрочем, КНР может себе это позволить: в 2018 году на науку и технику из центрального бюджета выделено 311,5 млрд юаней ($49,5 млрд).

    учитывая что это только десятая часть громадного научного-технического бюджета Китая (он второй после США, мы десятые с показателем в 10 раз меньше чем у Китая), что-то мне подсказывает, что в Китае суверенитета как раз достигнут.

    не сам линукс как таковой важен, а чтобы у вас в процессоре не жила виртуалка следящая за всеми вашими потоками и сливающая по щелчку всё что надо кому надо.

    стремление к суверенитету выглядит так:
    разработчики национальной китайской процессорной архитектуры (ядер) Godson на базе связки из процессора Loongson 3A3000 и собственного чипсета 7A1000 представили эталонную плату для сетевых решений с 8 портами Gigabit Ethernet. На основе платы можно создать целый спектр сетевого оборудования с развитыми механизмами контроля над данными со встроенными решениями для защиты данных.

    Процессор Loongson 3A3000 выпускается с использованием 28-нм техпроцесса на SOI-пластинах. В основе решения энергоэффективная архитектура в виде 4 вычислительных ядер. Чипсет 7A1000 выполнен с нормами 40 нм. Массив памяти DDR3 на плате объёмом 4 Гбайт тоже китайский — из микросхем разработанных и выпущенных в этой стране. А вот массив флеш-памяти ёмкостью 16 Гбайт, похоже, из чипов зарубежного производства.

    о чипах зарубежного производства Китай сейчас и озаботился.

    поддержка государством отечественного процессора выглядит вот так:

    Разработчик национальных китайских процессоров Godson (Loongson) сообщил, что центральные органы власти Китая объявили о намерении закупить крупные партии персональных компьютеров, серверов и активного сетевого оборудования на процессорах Godson 3A3000, 3B3000 и 3G3000.

    В период с 2018 по 2019 год включительно властями в Китае планируется закупить около 16 разновидностей ПК, серверов и коммутаторов (мостов) на процессорах линейки Godson 3×3000. Производителями систем выступают местные компании Centerm, Inspur Shentai, Tsinghua Tongfang, Baixin Chenlong, Great Wall, Yunhai Qilin, Wuzhou, Baode, PowerLeader, Dawning, Ruichi, Lianqin (Fuyang Weixin) и другие.

    Процессоры Godson 3×3000 уже используются в системе китайских аэрокосмических центров в терминалах связи и передачи данных.

    откройте в гуглопереводчике страницу новостей Loongson и почитайте, что значит стремление к цифровому суверенитету.

  • Ответить

    Куда и как будет сливать виртуалка, если рунет станет локальной сетью РФ?
    На флешку резиденту в американское посольство?
    Рунет все равно придется изолировать рано или поздно, ни при этом оезиме, так при следующем, вложиться в цифровой суверенитет так, как вкладывают китайцы мы не сможем чисто теоретически, у нас нет 1.5 млрд китайцев, которых можно выжать так, как это делает КПК печатая юань без ограничения.

  • Ответить

    «Это естественно, серая зона, которая фактически приводит к тоже к незаконному выводу трафика зарубеж и его дальнейшего использования» — это пять!

    Нужны посадки! Трафик за рубеж выводят НЕЗАКОННО! В ОФШОРЫ наверное! Отток трафика идет, куда ФСБ смотрит?