Ашот Оганесян продал DeviceLock в Acronis

Ашот Оганесян в Facebook рассказал о том, как он продал компанию Devicelock DLP в Acronis:

Начиная с 2007 года, я решил, что компания это тоже товар и ее можно продать, если предложат хорошие условия (деньги это условие обязательное, но недостаточное). Ну и к тому же потенциальные покупатели были всегда и всегда они приходили сами. По некоторым причинам из трех букв (N, D и A) их названия я раскрыть не могу.

Сначала это была знаменитая контора, делавшая крипту (в правильном значении этого слова) — запомнились они тем, что их финдир прилетел из США в Москву без российской визы и звонил мне с погранконтроля с жалобой на кровавое Кей Джи Би не пускающего его в страну. Ну и дальше с ними все шло примерно так же, а затем их купили…
Потом были три известные европейские антивирусные конторы, с двумя из которых переговоры были по два раза (с разницей в 6 и 8 лет). Где между ними была еще одна американская ИБ-компания, ныне поглощенная.
Переговоры это не просто емейлами обменялись, доходило до полноценного дьюдила. Но всегда все обламывалось либо на деньгах (особо хитрые антивирусники даже хотели купить нас за наши же деньги, если пересказать их схему сделки с йуридического на человеческий), либо на дальнейших условиях (например, обязательный переезд топменеджмента в восточноевропейскую Крокожию).

Всякие инвест-фонды, с которыми много говорил в разное время по разным причинам, я тут не считаю. Это не продажа бизнеса.

Ну и о самом важном, тут как говорится «параметры сделки стороны не раскрывают», но это достаточно крупная сделка для мирового рынка DLP, я вполне доволен.

Roem.ru: Acronis тем самым, если кто-то не заметил, вложил ещё один кирпичик в строящуюся компанию, которая занимается и защитой корпоративных данных.

Лучшие комментарии

  • Контекст комментария

    Саша Зудин

    Умный инвестор не похож на доброго волшебника и благотворителя никогда. Он секьюритизирует свои инвестиции всеми доступными законом средствами. И обычно у него это получается сильно лучше чем у банков по ипотечным залогам — ибо там тяжело обременить деривативы из залога — а тут запросто. Зашел на чуть чуть — а IP целиком деривативное потом можешь матросить — вспомните недавний случай с Nginx-ом.

    И инвестор сильно хуже владельца в том смысле что он серийный субъект и в отличии от владельца который не всегда знаком с механикой акционерных разборок очень четко понимает как можно даже будучи миноритарием превратить жизнь мажоритария в кошмар на фоне которого нужный инвестору выход покажется мажоритарному собственнику манной небесной — ну или скажем так сильно менее сложным путем чем отстаивание своих интересов. Из свеженького — banki.ru — причем это самый мягкий пример отношений инвестора к компании. Я бы даже сказал ультрацивилизованный.

    Лично против меня в 2004 году потенциальный инвестор после того как понял что его предложение не интересно пытался для придания разговору должной интимности возбудить уголовное дело :) — так что не зная всей поднаготной происходящего сказать что либо очень сложно глядя на ситуацию со стороны.

    Если половые органы в тисках — пусть даже не уголовных — а нежных исковых юридических :) — то на Фейсубичишке напишешь любой текст под диктовку. И расскажешь то что надо рассказать.

    Лично у меня нет никаких оснований сомневаться :) в том, что команда около Акронисная не относится к добрым волшебникам. Они скорее черные всадники инвест рынка и действуют мягко говоря по максимально жесткому сценарию всегда.

Добавить 16 комментариев

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Ну и к тому же потенциальные покупатели были всегда и всегда они приходили сами.

    Ашот хорохорится и приукрашивает, как всегда. «Всегда приходили сами»! Это неправда. Почему-то он не может просто говорить правду, какое-то странное свойство.

    Ашот делал круги по рынку с 2007 года, очень хотел продаться, да только никто не брал.
    Он сам приходил продаваться в ЛК, где-то году в 2008, когда Наталья ещё там была председателем СД. Приходил сам, один. Разговаривал с нею. Просил 20 миллионов долларов. Оборот у него тогда был порядка 100 миллионов рублей в год, то есть примерно 3 миллиона долларов по тогдашнему курсу.

    Перед этим была подготовка: с нами с Натальей встречался его «риэлтер» — Саша Галицкий. Он то ли был инвестором Дивайслока, то ли просто помогал Ашоту найти инвестора. Он говорил нам, что это хорошая компания, хорошая технология, Ашот хороший парень, а кроме этого Саша сообщил нам очень странный аргумент, почему Ашот продаёт компанию: «Ашоту нужно купить дом».
    То есть окэшиться.
    Это очень плохая мотивация для покупателя — знать, что основатель хочет кэшаут и вообще свинтить и потреблять.

    Потом уже приехал сам Ашот к Наталье на Планерную в ЛК. Естественно, после такой аргументации, да и после расспросов про оборот и прибыльность желания купить не возникло, бизнес там был вялый. Ну, перехват USB, не бином Ньютона.
    Хотя деньги тогда у ЛК были в количестве, сумма не была неподъёмная.
    Ну вот и никто больше не купил до сей поры, за 12 лет, хотя товар стоял на продаже, по-моему, всё это время.

    это достаточно крупная сделка для мирового рынка DLP, я вполне доволен.

    Что-то у меня есть сомнение, что Ашот и его Дивайслок работают «на рынке DLP». Тем более на «мировом».
    Devicelock не занимается контентом, вообще не занимается семантикой, не занимается анализом текстов или картинок, просто блокирует девайсы, как и заявлено в названии компании.
    У него нет серверных перехватчиков потока коммуникаций компании. То есть это один очень маленький кусочек решения DLP, чисто клиентский. И очень старый кусочек.

    Заметим, что по отзывам продавцов и участников рынка, ни в одном тендере, ни в одной встрече с заказчиком про Device Lock не было ничего слышно последние лет пять как минимум. Куда-то он делся.
    Активным участником рынка, конкурентом Инфовотчу, Солару, Сёрчинформу, Цекуриону или даже Форспойнту Devicelock не является.
    Он, правда, вроде член АРПП, а продукт в ходит в Реестр отечественного ПО.

    В принципе, для Ашота сделка отличная, стать вице-президентом Акрониса, продав компанию.

  • Ответить

    Ты шутишь, наверно. А скорее, пересказываешь байки друга Ашота.
    Стремление защитить друга — похвальное. Но не любой же ценой. Не ценой здравого смысла, например.

    Расскажи тогда больше баек, поконкретнее. Например, какой оборот Девайслока? Он сильно вырос с тех пор? Был 2−3 ляма баксов. Сколько сейчас? Почему его не видно нигде на русском рынке?
    Что за «японский рынок DLP», каков его объём, сколько это «40%"?

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Смотри, Роман, я не хочу как-то опорочить твоего друга Ашотика. Мне он не упёрся, я вообще его не вижу даже в ФБ, потому что он меня забанил лет шесть назад, когда в очередной раз облажался с привычкой публично врать.
    Меня зацепила фраза «покупатели приходили сами», что очевидная неправда. Он пытался продаться много лет.

    Я просто про ясность и прозрачность новостей о рынке. Допустим, когда Ашот приходил к Наталье, у него оборот был 100 миллионов рублей — с его же слов. У Инфовотча, который Наталья только что забрала у ЛК — выручка была примерно столько же, даже меньше, порядка 60 М.
    Сейчас выручка у ИВ — миллиард шестьсот в 2019. Ашот вырос на столько же? Нет? А на сколько? Он вышел за рубеж? Куда? А сколько людей работает в проданной компании?
    Это довольно естественные вопросы под статьёй о продаже компании. Без выручки, стоимости — неприкольно читать ни статью, ни россказни основателя в фесбучеке. А поздравить ты его можешь и в ФБ. Я же говорю — сделка для него наверняка очень удачная.

  • Ответить

    Про прозрачность понятно, но можно и самому ходить продаваться, и видеть тех, кто сам приходил.

    Выручку, полагаю, можно посмотреть, если уж не цену сделки.
    Вдобавок, вполне возможно, что бренд, в силу склейки в новостях с информированностью об утечках вырос сильнее и стал стоить больше, и в рамках Акрониса его можно будет использовать эффективнее и это даст некоторый буст продаж.

    А Acronis сэкономил год-два для старта своего DLP. Это стоит денег.

  • Ответить

    Ну, кто же спорит, что пиар на примыкании, то есть на приклеивании к новостям об утечках как-то помог Ашоту. Я здесь об этом писал. Это была очевидная пиар-стратегия или скорее, тактика: искать в Даркнете объявления о продаже данных, сливать сенсацию знакомым журам в Ъ и приклеиваться с экспертным комментарием «вот же как плохо охраняют данные в компании Х, а ведь могли бы использовать наш продукт». Ну да, действительно.

    Вряд ли Акронис что-то сэкономил, потому что:

    а) нет у Ашота никакого DLP. Есть небольшой кусочек — агент на клиенте, следящий за портами, который есть у всех. Эта компетенция приобретается быстро, просто запуском такого проекта максимум на полгода-год внутри компании — да, можно её приобрести и покупкой, то есть можно предположить, что это именно покупка команды, а не бизнеса.

    б) Рынок DLP вообще-то уже стагнирует, все игроки ищут новое — и технологии, и ниши. В России этот рынок — небольшой, а за рубежом он вообще ничтожный: в большинстве стран Запада перехват коммуникаций запрещён законом, а на Востоке у всех все коммуникации — в смартфоне (BYOD), для чего у Ашота решения нет и не будет, потому что это очень сложно.

    Новые решения DLP 2.0 лежат в области умного самообучающегося анализа контента, коммуникаций, аномалий бизнес-процессов, то есть в области перехода к Personnel AI, к предсказанию проблем, утечек, конфликтов, увольнений, сговоров и тому подобному — от простого анализа кода, инцидентов и блокирования файлов. Тут Devicelock опять не при делах, они этим не занимались, насколько я знаю.

    В принципе, приобретение вице-президента и нескольких его людей, которые понимают в защите данных больше, чем люди внутри — нормальное решение. Если там был найден баланс по цене — ну и хорошо.

  • Ответить

    «а на Востоке у всех все коммуникации — в смартфоне (BYOD)»

    Вроде бы самые интересные утечки происходят у крупных корпораций и госорганов, неужели на востоке этими данными рулят через смартфоны? На тему анализа аномалий сам Ашот вроде бы писал что этим занимается, насколько успешно судить не могу, не моя тема совершенно.

  • Ответить

    За два миллиона, наверное, и купили. По справочнику прибыль 16 млн. уножаем на 100* мес, делим на 12, делим на 71. (* - или не на 100).

  • Ответить

    Ну где Ашот и где госорганы на Востоке.

    1. Продать систему ИБ в госорганы малайцам или арабам — это надо серьёзно вложиться, иметь представителей, офис по возможности, выхаживать этот контакт годами. И нужно иметь УТП, потому что так-то там пасётся Симантек, Трендмайкро и прочие Чекпойнты.
    На страну нужно затратить минимум сотни тысяч долларов, пока там будет первый контракт. Это же В2 В и В2G. Мли, скорее B2B2G.

    2. Насколько я слышал, в Дивайслоке контентом и семантикой вообще не занимались, то есть перехватить документ с заданным смыслом (хоть по ключевым словам) их прибор был, скорее всего, не способен.
    Для этого же надо иметь прикладную лингвистику, индексацию, поиск, разбор сотен форматов файлов и сообщений. То есть иметь в штате разработчиков ИИ и лингвистов, по возможности. Этот RnD — дорог.

  • Ответить

    Вроде бы самые интересные утечки происходят у крупных корпораций и госорганов, неужели на востоке этими данными рулят через смартфоны?

    Рулят-то, возможно, через десктопы и сервера, а утечки-то происходят через смартфоны — в этом и суть проблемы BYOD.

  • Ответить

    «Он то ли был инвестором Дивайслока» — если и правда был, то это не операция продажи, а операция обращения права требования долга/инвестиции на залог, коим по сути и являлся Дивайслок в обеспечение инвестиций. То есть это бухгалтерская операция которой попытались придать флёр громким пресс-релизом. Между словами Акронис и Галицкий с точки зрения бухучёта особой разницы нет. Ну с точностью до того, что Галицкий возможно играет не на свои деньги, а на привлеченные. В таком случае просто подошло время либо показать выход либо списать инвестицию. Для стороннего наблюдателя выход выглядит куда презентабельнее.

  • Ответить

    Умный инвестор не похож на доброго волшебника и благотворителя никогда. Он секьюритизирует свои инвестиции всеми доступными законом средствами. И обычно у него это получается сильно лучше чем у банков по ипотечным залогам — ибо там тяжело обременить деривативы из залога — а тут запросто. Зашел на чуть чуть — а IP целиком деривативное потом можешь матросить — вспомните недавний случай с Nginx-ом.

    И инвестор сильно хуже владельца в том смысле что он серийный субъект и в отличии от владельца который не всегда знаком с механикой акционерных разборок очень четко понимает как можно даже будучи миноритарием превратить жизнь мажоритария в кошмар на фоне которого нужный инвестору выход покажется мажоритарному собственнику манной небесной — ну или скажем так сильно менее сложным путем чем отстаивание своих интересов. Из свеженького — banki.ru — причем это самый мягкий пример отношений инвестора к компании. Я бы даже сказал ультрацивилизованный.

    Лично против меня в 2004 году потенциальный инвестор после того как понял что его предложение не интересно пытался для придания разговору должной интимности возбудить уголовное дело :) — так что не зная всей поднаготной происходящего сказать что либо очень сложно глядя на ситуацию со стороны.

    Если половые органы в тисках — пусть даже не уголовных — а нежных исковых юридических :) — то на Фейсубичишке напишешь любой текст под диктовку. И расскажешь то что надо рассказать.

    Лично у меня нет никаких оснований сомневаться :) в том, что команда около Акронисная не относится к добрым волшебникам. Они скорее черные всадники инвест рынка и действуют мягко говоря по максимально жесткому сценарию всегда.

  • Ответить

    > «всегда умиляет уверенность рашкованов в том, что за пределами границы (и их убогого мирка) жизни нет.»

    А вы из распрекрасной Америки пишите? Хорошо, давайте о вашей, американской, жизни там поговорим. Мне вот интересно (не то что бы по интересу интересно, но раз уж взялись за детали), то вот когда всё это движение BLM началось у вас. То вы, наверное, когда перед своим афроафриканским парнем-американцем в коленно-локтевом виде стояли, это засчитывалось как за стояние на коленях? Или вам приходилось по принципу буравчика Джанибекова менять дислокацию на неустричное стояние на коленях и обратно? Или может быть даже приходилось вращаться с перманентной частотой? И если последнее, то не боялись ли вы активировать черную дыру нарушением физических принципов таким сверхбыстрым вращением, я имею ввиду классическую черную дыру?

Для добавления комментария войдите или зарегистрируйтесь.