Топы 1С-Битрикс нашли в «налоге на Google» угрозу для русских и уловку для иностранцев

Развитие событий: Рыжиков, «1С-Битрикс»: «Не бывает ситуаций, когда готовая бизнес-модель просто берется и используется» (16 августа)

Глава 1С-Битрикс Сергей Рыжиков и финдиректор Константин Коньков отказались из положений «налога на Google» предсказать вероятность ухода иностранных компаний от уплаты этого налога, но не исключили её. Положения закона допускают двоякое правоприменение. И наоборот. Для российских софтверных компаний невозможно понять риски применения закона против них. Обязанность платить НДС с продаж ПО (и других электронных операций), после подписания закона Президентом, будет введена в 2017 году, Госдума приняла закон вчера, 15 июня. При разборе закона, теми кого он «должен защитить», возникла неустранимая неопределенность в применяемых правилах и прописанных нормах.

Вместе с Константин Коньков мы подготовили небольшой обзор важных изменений, которые нам принесет новый закон названный как «Налог на Google». Надо похвалить наших законодателей или журналистов, одним только названием им удалось мастерски отвлечь внимание. Утвержденные изменения, по нашему мнению, затрагивают все компании, не только западных игроков. Самое сложное, они вносят целый ряд неясностей в трактовку уже действующих статей по льготе на НДС для софтверных компаний.

Как мы понимаем, появление этого закона идет в тренде мировой реконструкции налоговой системы для адаптации к реалиям интернет-торговли. Недавние изменения в Европе, которые ввели НДС для внешних компаний, изначально были встречены очень плохо, особенно бизнесами из США. Но сейчас уже все успокоилось и все научились вычислять и платить НДС в зависимости от страны покупателя. Но в Европе НДС платили все, для локальных игроков ничего не поменялось. Изменения были введены для внешних игроков.

Смотрите, что получается у нас.

------------

Закон ввел новую статью 174.2 НК РФ об особенностях исчисления НДС иностранными организациями при оказании услуг в электронной форме. Несмотря на такое название, статья вводит общее определение «услуг в электронной форме», которое применяется в целях всей главы кодекса об НДС, то есть не только к иностранным организациям, но и к российским.

Льгота при продаже прав на софт (ст. 149 НК РФ) применяется ко всем операциям вне зависимости от субъекта, совершающего операцию (российское или иностранное предприятие). Следовательно, любое лицо, продающее на территории России права на софт с оформлением лицензионного договора, имеет право применить льготу, которая не поставлена в зависимость от способа передачи программы.

Стоит также отметить, что лицензионным договором признается так же договор, заключаемый в упрощенном порядке, когда согласие пользователь соглашается с условиями, изложенными на экземпляре программы или в электронном виде (п. 5 ст.1286 ГК РФ). Таким образом, новая статья 174.2 НК РФ не исключает право иностранного продавца воспользоваться данной льготой при заключении лицензионного договора в упрощенном порядке.

Возникает также неустранимая неопределенность в применяемых правилах для случаев, когда продавец (российский или иностранный) заключает с покупателями софта лицензионные договоры и при этом предоставляет сам софт через интернет: считать это льготной операцией (ст.149) или некой иной «услугой в электронной форме», для которой льгота не должна применяться (но такая форма передачи софта сама по себе не выведена из льготной статьи).

В итоге сегодня невозможно предсказать правоприменение этого противоречия в будущем, а, значит, понять вероятность ухода иностранных компаний от уплаты этого налога, а для российских софтверных компаний понять риски будущего применения этого закона не в их пользу и обязанности уплатить НДС со всех продаж софта с 2017 года.
---------

Закон новый, нам всем еще предстоит его хорошо понять и сделать выводы, скорректировать свою деятельность. Законодательство сложно менять. Я понимаю создателей закона. Но и нам, как участникам рынка, приходится сложно в условиях неопределенности и противоречий в законах.

Лучшие комментарии

  • Контекст комментария

    Matvey Kuritsyn Ecwid

    Хороший обзор! Когда вводили изменения в VAT на электронные товары в EU, никому не было ничего понятно. Именно предприниматели и волонтеры, а не законотворцы, пытались разобраться, разъяснить ситуацию, переписать понятными словами для всех. Так что спасибо Сергею и Константину. Было бы круто, кстати, увидеть что-то подобное http://euvataction.org/ для нашего нового закона — был бы отличный хаб для сбора инфы и FAQ для продавцов софта.

    Пара заметок насчет отсылки к аналогичному закону в EU 2015 года:

    > Недавние изменения в Европе, которые ввели НДС для внешних компаний, изначально были встречены очень плохо, особенно бизнесами из США. Но сейчас уже все успокоилось и все научились вычислять и платить НДС в зависимости от страны покупателя.

    Это не совсем так. Мы помогали многим маленьким US продавцам с 2015 года понять этот новый закон. Большинство не научилось, а забило. Эти законы не случайно зовутся Google law или Amazon law — никто не смотрит на небольшие бизнесы. Большинство американских продавцов как продавали электронные товары в Европу без налога, так и продолжают. За время, прошедшее после вступления того закона в силу, не слышал ни одного случая про штрафы или какие-то еще воздействия на нарушителей. Так и здесь, мне кажется — всё упирается в «наказание».

    По моим ощущениям, второй по популярности вариант решения проблем с EU VAT 2015 законом после «забить» — перестать торговать в Европу. Много продавцов просто перестали обслуживать EU покупателей. Не без потерь для себя, конечно. Тот же Google в самом начале этой заварушки в 2015 закрыл свой сервис Helpouts для европейцев — просто вывесил баннер на сайте «Если вы из EU, ничего не получится. Дело не в тебе, дело во мне.»

    > Но в Европе НДС платили все, для локальных игроков ничего не поменялось. Изменения были введены для внешних игроков.

    Это не так. Этот закон сильно изменил порядки в Европе и доставил кучу проблем небольшим европейским бизнесам:
    — Во-первых, у них в каждой стране есть VAT threshold. Особенно он ощутимый в UK — около 80K фунтов в год. Если продаешь меньше, можешь вообще не регистрироваться и не платить VAT. Новый закон от 2015 с электронными товарами сказал «Трешхолд больше не работает. Продаешь электронные товары — плати VAT». Микробизнесы страдают.
    — Во-вторых, VAT-registered бизнесы в EU раньше всегда брали налоговую ставку своей страны с покупателя, даже если он из другой EU страны. И платили налоги в свою налоговую, а не в другие страны (за редкими исключениями). Удобно. Новый закон им сказал «Регистрируйся в налоговой каждой страны, куда продаешь, или ищи обходные решения типа MOSS. И бери с покупателя ставку той страны, откуда покупатель — каждый раз разную». Плюс еще много возни с запоминанием и хранением доказательств, что покупатель действиельно из той страны, из которой он говорит.

    Так что этот закон хорошенько ударил по локальным продавцам. Судя по посту Сергея, это и в России будет актуально, к сожалению.

Добавить 9 комментариев

  • Ответить
    ilyak организация, способная на многое

    У русских компаний денег меньше, но зато их чмырить гораздо проще.
    Аппарат этим и займётся, будучи предоставлен сам себе.

  • Ответить

    Налоговые нормы для технологических компаний обязаны содержать неразрешимую машиной неопределённость. В противном случае технократы однажды сообразят, что в полностью определённой среде выгодно коммутировать налогооблагаемые проводки и расчётные счета. После начала машинного сбора налогов, целая ветвь исполнительной власти, будет деклассирована, выписана из привилегированного сословия и направится на базар, торговать китайскими рейтузами трёхгрошовыми хэбэшками и укропом. Деклассированные — это раскачивание лодки и первый шаг к революции.

  • Ответить

    Эта проблема изначально неустранима, так как технократы пытаются формализовать абсолютно нестрогую вещь — язык. Рыжиков вон стандартным образом для айтишника запутался во фразах закона. А ответ тут простой — сможет твой юрист оформить всё как продажу лицензии — не будешь платить НДС, не сможет — будешь.
    Но Рыжиков, как все технократы, требует строгих определений и непротиворечивой грамматики.

  • Ответить
    Владимир Мяу и компания

    > Но Рыжиков, как все технократы, требует строгих
    > определений и непротиворечивой грамматики.

    А что в этом плохого?! Я тоже этого требую. Но надо мной еще в вузе препод посмеялся. Типа, это вы программсты-дурачки всё формализуете и версиями нумеруете, а мозгов у вас мало, ведь даже я знаю, что такое ООП (и дал мне какой-то бред в виде определения), а вы зато не знаете, как устроен закон. Молодец мужик, думаю, далеко пошел с тех пор.

    И не надо тут рассказывать про грамматику и не строгий язык. Не дурачки тут сидят. Размытые и запутанные законы — это не язык (который при желании вполне формализуется, если даже не на 100%, то до нужных величин), а гольная политота. И ничего, кроме политоты, в этом нет.

  • Ответить

    Как обычно, где-нибудь к январю выдут подзаконные акты, а в январе — разъяснения ФНС, которые закроют все или почти все «неустранимые неопределенности».

  • Ответить

    Хороший обзор! Когда вводили изменения в VAT на электронные товары в EU, никому не было ничего понятно. Именно предприниматели и волонтеры, а не законотворцы, пытались разобраться, разъяснить ситуацию, переписать понятными словами для всех. Так что спасибо Сергею и Константину. Было бы круто, кстати, увидеть что-то подобное http://euvataction.org/ для нашего нового закона — был бы отличный хаб для сбора инфы и FAQ для продавцов софта.

    Пара заметок насчет отсылки к аналогичному закону в EU 2015 года:

    > Недавние изменения в Европе, которые ввели НДС для внешних компаний, изначально были встречены очень плохо, особенно бизнесами из США. Но сейчас уже все успокоилось и все научились вычислять и платить НДС в зависимости от страны покупателя.

    Это не совсем так. Мы помогали многим маленьким US продавцам с 2015 года понять этот новый закон. Большинство не научилось, а забило. Эти законы не случайно зовутся Google law или Amazon law — никто не смотрит на небольшие бизнесы. Большинство американских продавцов как продавали электронные товары в Европу без налога, так и продолжают. За время, прошедшее после вступления того закона в силу, не слышал ни одного случая про штрафы или какие-то еще воздействия на нарушителей. Так и здесь, мне кажется — всё упирается в «наказание».

    По моим ощущениям, второй по популярности вариант решения проблем с EU VAT 2015 законом после «забить» — перестать торговать в Европу. Много продавцов просто перестали обслуживать EU покупателей. Не без потерь для себя, конечно. Тот же Google в самом начале этой заварушки в 2015 закрыл свой сервис Helpouts для европейцев — просто вывесил баннер на сайте «Если вы из EU, ничего не получится. Дело не в тебе, дело во мне.»

    > Но в Европе НДС платили все, для локальных игроков ничего не поменялось. Изменения были введены для внешних игроков.

    Это не так. Этот закон сильно изменил порядки в Европе и доставил кучу проблем небольшим европейским бизнесам:
    — Во-первых, у них в каждой стране есть VAT threshold. Особенно он ощутимый в UK — около 80K фунтов в год. Если продаешь меньше, можешь вообще не регистрироваться и не платить VAT. Новый закон от 2015 с электронными товарами сказал «Трешхолд больше не работает. Продаешь электронные товары — плати VAT». Микробизнесы страдают.
    — Во-вторых, VAT-registered бизнесы в EU раньше всегда брали налоговую ставку своей страны с покупателя, даже если он из другой EU страны. И платили налоги в свою налоговую, а не в другие страны (за редкими исключениями). Удобно. Новый закон им сказал «Регистрируйся в налоговой каждой страны, куда продаешь, или ищи обходные решения типа MOSS. И бери с покупателя ставку той страны, откуда покупатель — каждый раз разную». Плюс еще много возни с запоминанием и хранением доказательств, что покупатель действиельно из той страны, из которой он говорит.

    Так что этот закон хорошенько ударил по локальным продавцам. Судя по посту Сергея, это и в России будет актуально, к сожалению.

  • Ответить

    В этом ничего нет плохо. Просто это принципиально недостижимо. Нельзя нестрогим аппаратом — человеческим языком — провести строгую кодификацию, т.е. это вечная проблема всего человечества, поэтому и есть понятие юридического прецедента, судебной практики и вообще весь институт судебной власти.

  • Ответить

    Ну и если вы такой максималист, можно вас попросить в качестве упражнения дать строгое и непротиворечивое определение трансграничной торговли виртуальными услугами, а также строго и непротиворечиво определить понятие Оператор персональных данных.

  • Ответить

    Смотрите, я не максималист и не минималист, это всё не моё. Но с точки зрения истории мы все знаем, что разного рода универсально вычислимыми задачами и прочей формализацией мыслительной деятельности люди всерьез, не на шутку, увлекались еще с античных времен. Но у них не было механизмов, куда бы вылить свои экзерсисы. Потом развился механистический век, и Беббидж предпринял недурственную попытку переложить всё это дело на крутящиеся шестеренки. И частично ему это удалось, иначе почему же один из ЯП называется Ада. Это ж-ж-ж было не спроста уже тогда.

    Потом, как мы знаем, было много всего интересного, а также и странного, ну хотя бы типа сожженного в печах тогдашними милоново-мизулиными ненавистного Тьюринга. Ну и все эти Амдахлы, Креи, Кнуты, Керниганы и Ричи, Страуструпы и Гофы, и даже богомерзкий в некоторых кругах Гей-тсс, впрочем, сейчас модно говорить, что ПК изобрел Джобс. Это всё это вместе взятое — наша с вами история, в которую мы тут тыкаем в кнопочки и передаем друг другу какие-то глупости мысли.

    Я, вообще говоря, не мастер определять формальные грамматики, я никогда этого не делал, и единственный самодельный DSL, которым я пользуюсь в работе, я его нафигачил просто в XML на интуитивных предположениях (т.е. опыте). От меня не стоит ждать, что я создам грамматику, даже если бы я захотел. Когда я не профессионал — я так и говорю, что я не профессионал.

    Но я знаю (ну или «верю», как вам угодно), что если бы такая задача стояла, такую юридическую грамматику бы обязательно создали. Как создали грамматики машинных языков, языков второго, третьего и четвертого поколений, все эти оракульные SQL и даже исконно-посконные русские 1С (которые некоторым даже кажутся не смешными), я уже не говорю про модную тенденцию семантических построений, они мне прям вообще нравятся. Вот тогда, когда я учился, у меня была развилка «кем работать мне тогда, чем заниматься», и тогда я бы с удовольствием позанимался и юридической формализацией, если бы это было перспективно. А сейчас… это никому не нужно и сейчас, так что можете считать меня звиздуном за моё вот такое мнениё, которое состоит в том, что если бы такая задача стояла — формализовать закон, его бы формализовали, как формализовали языки программирования, а также формализовали пассажирские авиасообщения, полеты человека на орбиту и на луну, атомные реакции и много чего еще. Что-то никто не поперхнулся об естественный язык, просто выдумали много других DSL типа разного математики, физики и прочего. Пользуются и в ус не дуют.

    А в политоте рулит софт саенс, и ловить рыбу в мутной воде — один из его паттернов. Ходят упорные мифы и легенды, согласно которым крутую систему управления социалистическим государством пытались построить еще в СССР, но якобы оно каждый раз разбивалось именно об политоту. Потому что политота не дураки, они же понимают, что если машина сможет делать то же, что делают они, то они вроде как и не нужны будут. Даже луддиты на такое в свое время не согласились