Интеллектуальная собственность для хоббитов: что, как и зачем. И при чем тут хоббиты

Эксперты стратегического консалтинга в сфере интеллектуальной собственности Claims Игорь Невзоров и Антон Ендресяк запускают на «Роем!» цикл статей про то, как устроена защита интеллектуальной собственности в России и в мире, как компании используют ее, чтобы защитить свои интересы, бороться с конкурентами или даже изменить весь расклад на рынке в свою пользу. Задавайте вопросы в комментариях.

Сегодня в сознании многих «интеллектуальная собственность» — это скучная рутина, которую нужно защищать, потому что «так принято». Подобно оформлению шенгенской визы — чтобы поехать в Европу, или паспорту сделки — чтобы перевести доллары в другую страну.

Инвестор не даст денег, если не будет заявки на патент. Продукт не выпустить на рынок, если не будет товарного знака. Такие, порой ошибочные, суждения разделяются многими. Для них «у нас все в порядке с интеллектуальной собственностью» — лишь формальное условие ведения бизнеса. Наряду с тренингами по пожарной безопасности и аттестацией рабочих мест.

Такой взгляд ограничен.

В нем игнорируется активный потенциал интеллектуальных прав. Возможность преобразовать рынок под свой бизнес. Оказать влияние на сознание покупателей, изменив его в свою пользу.

В интеллектуальной собственности все почти как у Джона Р. Толкиена. Есть современные «тролли» — недобросовестные захватчики чужих товарных знаков и патентов, «кошмарящие» бизнес необоснованными исками.

Есть здесь «патентные хоббиты» — те, кто не верит либо не видит потенциала современной магии— защиты интеллектуальной собственности, предпочитая жить в собственном микромире, далеком от войн и потрясений больших народов. Для них защита интеллектуальных прав — это пустая трата ресурсов и сил. Бороться с нарушителями сложно, а часто невозможно. Незначительное изменение софта либо перерисованный логотип у конкурента освобождают его от ответственности. Судебная система неэффективна и в ней дорого и долго добиться решения в свою пользу. Так они считают.

В нашем цикле публикаций мы отвечает на распространенные вопросы об этом.

Можно ли обойтись в принципе без защиты интеллектуальной собственности и ничего не защищать?

Можно.

Современное законодательство построено таким образом, что предоставляет защиту любым оригинальным идеям и разработкам от копирования или мимикрии. Вне зависимости от каких-то дополнительных формальностей.

Если конкурент использует программный код уволившейся от разработчика команды либо выпускает продукт с похожими образами и идеями — такие действия могут быть признаны недобросовестной конкуренцией, прямо запрещенной международным и российским правом.

Разработчик вправе требовать пресечения недобросовестных действий, в том числе, без специально оформленных авторских прав, товарных знаков или патентов.

Тогда зачем тратить лишние деньги на какие-то дополнительные регистрации и патенты?

Далеко не во всех случаях недобросовестность конкурента очевидна. Он может выпускать продукты, которые лишь относительно похожи на продукт разработчика, но за счет использования сходных графических приемов вызывают у потребителя похожие ассоциации.

Вот несколько примеров, в том числе существующих в разных сегментах рынка. В них возможность одного производителя ссылаться на недобросовестность другого крайне ограничена.

Соответственно, невелик и шанс выиграть дело — запретить выпуск сходного продукта.

Получение патента, оформление авторских прав и регистрация товарных знаков делают защиту оригинальных идей более предсказуемой, а правовую позицию разработчика более сильной.

Дополнительные регистрации и патенты создают для разработчика больше вариантов давления на конкурента. Здесь как в компьютерной игре: вы можете попытаться пройти игру и убить дракона в финале без прокачки, рискуя только зря потратить время и нервы, а потом бросить все на полпути. Либо вы можете воспользоваться «прокачкой скиллов» и уверенно пройти игру за сутки.

А если я либертарианец, и считаю, что каждый вправе свободно использовать труд каждого, получается, что интеллектуальная собственность мне не нужна?

Интеллектуальная собственность — это не только инструмент противодействия конкуренту, паразитирующему на оригинальной идее, но также способ защиты бизнеса от претензий конкурента, который не является либертарианцем.

Корректно оформленные права на софт дают защиту от иска со стороны новой компании разработчиков, если та пожелает предъявить требование о прекращении использования программы.

Зарегистрированный товарный знак — пока он не отменен — действует как защитное поле вокруг бренда, позволяя противостоять искам и претензиям патентных троллей либо конкурентов со сходным товарным знаком.

Обладатель товарного знака «Жемчуг» обратился в суд с требованием прекратить производство зубной пасты «Любимый жемчуг», который также успел зарегистрировать соответствующий товарный знак. Несмотря на успех в первой инстанции, в итоге суды посчитали, что «до оспаривания регистрации товарного знака ответчика «Любимый жемчуг» ответчик имеет право указывать его на упаковке производимого товара». Тем самым продукт остался на рынке, а в иске обладателя знака «Жемчуг» было отказано.

Полученный патент опровергает возможность конкурента получить аналогичный и ограничить объем производства товара правообладателя.

Почему вы говорите, что интеллектуальная собственность — это современная магия?

Интеллектуальная собственность позволяет изменять мир.

Она тесно связана с идеями, заложенными в окружающие нас предметы. Защита собственной идеи позволяет пресечь идею конкурента и контролировать, а если нужно, то и уничтожить, все, в чем идея конкурента нашла свое воплощение.

Подобно толкиеновским волшебникам правообладатель обустраивает реальность вокруг себя таким образом, чтобы его идеи становились наиболее популярны и различимы среди потребителей.

Интеллектуальная собственность:

Преобразует внешний вид зданий и улиц. «Контрафактный дом»

В Австралии семейная пара решила построить себе новенький домик в элитном районе. Рабочие взяли для постройки будущей недвижимости планы другого домика, стоявшего неподалеку. Вероятно, им было неизвестно, что планы охраняются авторским правом.

Разгневанный хозяин здания-оригинала обратился с иском о перестройке «контрафактного дома» семейной пары, заявив в суде: «каждый раз, когда я прохожу мимо собственного дома, и вижу дом соседей, уникальность моего дома рушится прямо на моих глазах».

Суд встал на сторону хозяина и приказал семейной паре изменить элементы дома (например, круглые окна на стенах) либо полностью отказаться от ряда дизайнерских решений.

Лишает людей возможности двигаться определенным образом. «Запрещенные жесты».

Совсем скоро рок музыка может потерять свой главный символ — руку сложенную в «козу» или, как ее называют за рубежом, в «рога дьявола». А случиться это может потому, что Джен Симонс — солист группы Kiss — попытался зарегистрировать этот жест в качестве товарного знака. Симонс утверждает, что именно он первым «запустил этот жест в народ», а значит ему и должны принадлежать все права. Вне зависимости от того, откажется ли он в конечном итоге от заявки либо будет настаивать на регистрации — прецедент получил значительную известность и может стать причиной подачи другими подобных заявок на другие жесты. При этом, заявка Симонса уже сейчас не единственная. Жесты регистрируют многие знаменитости. Например, игрок хоккейного клуба «Тоттенхэм» подавал на регистрацию «жест победы».

Позволяет заморозить поставки товаров, перевозимых через границу. «Параллельный импорт».

Не так давно российская таможня перестала пускать в страну смартфоны из других стран. Казалось бы, что могло пойти не так, если он куплен у официального дилера, которому разрешил продажу сам производитель? Все, оказывается, не так просто. Интеллектуальная собственность может защищать любого, в данном случае — эксклюзивного продавца таких смартфонов в России. И действительно, почему же он должен терять свои прибыли, если производитель разрешил продажи в России только ему?

Прекращает существование образов, брендов и продуктов, существовавших десятилетия. «Крупская Аленка».

Кондитерская фабрика им. Крупской выпускала шоколад «Аленка» в советское время наряду с другими советскими кондитерскими фабриками, а затем возобновила производство уже в современной России. Конкурент — фабрика «Красный Октябрь» — предъявил требования о прекращении производства и взыскании компенсации в размере 205 миллионов рублей. После разбирательств в антимонопольном органе и судебных инстанциях, выпуск шоколада «Аленка» фабрикой им. Крупской был прекращен.

Создает в сознании людей новые ассоциации и манипулирует их сознанием. «Цвет Тиффани»

Бренд «Тиффани» защищен в России и мире посредством серии товарных знаков, включающих среди прочего особый бирюзовый цвет (Pantone 1837), а также коробочки бирюзовых оттенков. Контроль за отсутствием на рынке конкурентов в аналогичных цветах приводит к формированию четкой ассоциации в сознании потребителей конкретного цвета с рекламной кампанией и высоким качеством продукции под данным брендом. Как результат, цвет приобретает статус «супер-идентификатора» и особую популярность в глазах поклонников «Тиффани». «Тиффани» внимательно следит за конкурентами и имеет все необходимое для запрета появления сходных идей оформления товара на ювелирном рынке.

Но ведь это противоречит здравому смыслу — нельзя же монополизировать идею? И сделать так, чтобы никто не использовал конкретный цвет на конкретном продукте? Нельзя же ограничить свободу предпринимательства?

Интеллектуальная собственность — это законная форма монополии. Ее цель поощрить тех разработчиков, которые приносят в мир новые идеи и дать им возможность заработать на них.

Как раз противоположное противоречило бы здравому смыслу: когда любой мог бы бесплатно использовать идеи и мысли, на которые разработчик затратил месяцы и годы своей жизни, не говоря уже о деньгах. Современная интеллектуальная собственность позволяет защищать отдельные идеи и образы, свойственные конкретному продукту. Можно выделить оригинальную черту бренда — например, красную подошву обуви Louboutin. И сделать так, чтобы никто другой не мог продавать обувь с красной подошвой.

Такая же методика работает в отношении услуг. Когда компания защищает оригинальную черту своего бренда. Например, бренд Pony Express защитил зеленый цвет формы курьеров для услуг по доставке корреспонденции и товаров.

На настоящий момент многие известные бренды защищены с помощью цветовых товарных знаков, которые являются одной из наиболее прогрессивных и комплексных форм правовой охраны.

Предоставить монополию конкретной компании на определенный цвет для конкретного товара — вот смысл цветового товарного знака. В данном сегменте рынка будет существовать только один бренд с зарегистрированным либо похожим цветом.

А что делать, если все цвета будут зарегистрированы и они закончатся?

Цвета регистрируются в отношении определенных видов товаров либо услуг. Например, зеленый цвет уже зарегистрирован в отношении банковских услуг на имя «Сбербанка», и одновременно регистрируется для услуг связи на имя «Мегафон», а также чая — на имя компании «Орими».

Первый цвет принадлежит «Сбербанку», второй — «Мегафону», третий — «Орими»

Предположить, что все производители займут все цвета в отношении всех товаров, аналогично ситуации, когда компьютерная программа путем перебора ходов сможет сыграть все шахматные партии.

Намного вероятнее, что к моменту регистрации всех цветов на рынке — с учетом развития технологий — появятся совершенно другие идентификаторы, которые будут намного лучше, чем цвета, отличать товары одних производителей от других.

Динамические состояния, реакции и ощущения, трехмерные голографические образы, интерактивные интерфейсы, взаимодействующие с потребителям — вот те идентификаторы бренда, которые могут прийти в общество в относительно недалеком будущем. Фактически, став более яркими «маяками» бренда для потребителей, чем цвет сегодня.

Они также смогут быть защищены посредством интеллектуальной собственности. Возможно, совсем другой, новой. Интеллектуальной собственности будущего.

А есть ли в этом смысл, если конкурент может взять другой — похожий — пантон и его использовать?

Право интеллектуальной собственности устроено таким образом, что позволяет бороться не только с тождественными идеями конкурента, но с любыми переработками либо сходными идеями.

В ситуации с цветом использование конкурентом цвета, даже аналогичного основному (например, салатный цвет для банковской деятельности либо услуг связи), все равно предоставляет обладателю цветового товарного знака средства борьбы.

Товарный знак противодействует не только тождественному, но сходному до степени смешения цвету либо иному обозначению. С этой точки зрения любой цвет, который воспринимается потребителями «сходным» либо «потенциально сходным» с зарегистрированным, может быть запрещен к использованию в судебном либо административном порядке.

Все потребители разные и у всех разное цветовосприятие. Как же понять, что является критерием для вывода о сходстве?

Позиция российских судов обычно сводится к тому, что критерием сходства, достаточного для вывода о наличии нарушения, является цифра в районе 20 процентов. Если в среднем более 20% потребителей посчитали, что сходство имеет место — нарушение скорее всего произошло.

Фрагмент Постановления Президиума ВАС РФ от 18.07.2006 г. № 3691/06

Количество потребителей, предполагающих сходство, устанавливается, как правило, в рамках социологических опросов, проводимых как вне суда, так и непосредственно в рамках судебного разбирательства.

Волшебство волшебством. Но нужна ли интеллектуальная собственность для чего-то еще, кроме как для защиты цветов?

Интеллектуальная собственность — это средство активного противодействия любым идеям, сходным с придуманной автором. Она пронизывает весь пространственный континиум и позволяет бороться с недобросовестными ситуациями.

Мы суммировали основные проблемные ситуации и вопросы и ответим на них в следующих публикациях:

  • Разработчик ушел с моим кодом. Как наладить внутренние процессы, связанные с интеллектуальной собственностью? Нужно ли наказать разработчика?
  • Конкурент скопировал мой код. Как защитить свои разработки и нужно ли это делать?
  • Запускаю новый продукт: Что минимально достаточно сделать для защиты интеллектуальных прав, чтобы не тратить много денег?
  • Увели домен. Как обезопасить себя от доменных троллей?
  • Появился клон приложения. Как убрать конкурента с маркета?
  • Обвиняют в нарушении закона об авторском праве. Как выйти победителем?
  • Использовать контент пользователей в коммерческих целях. Что нужно сделать, чтобы обезопасить себя?
  • На новом рынке уже используют моё имя. Как защитить свой бренд перед экспансией на новые рынки?
  • Использование чужих брендов в контекстной рекламе. Это допустимо?
  • Патентные поверенные: Кто они такие и в чем основной подвох работы с ними?
  • Что необходимо знать о патентах и работе с Роспатентом?
  • Суд по защите интеллектуальной собственности в России и мире. Дорого ли это и долго ли?

Добавить 15 комментариев

  • Ответить

    tldr: капитал крадёт у людей их реальность по маленьким кусочкам, присваивая их себе на основе непонятно каких формальных прав (неформально: по праву сильного).

  • Ответить

    Интересно. Можете ли Вы разобрать такой кейс — я скопирую сайт/сервис конкурента и весь его текст и даже контекст. Есть ли такие истории? Тот же парсинг — это вообще законно? Есть ли прецеденты в РФ? И как защищаться?

    P. S. «Футбольного» клуба Тоттенхэм.

  • Ответить

    Авторы хорошо продемонстрировали проблемы авторского права: создатели свадебного лимузина могут зарегистрировать белый цвет в качестве фирменного и больше мы автомобилей белого цвета или цвета сходного до степени смешения на улицах не увидим.

    И если регистрация цвета оператора сотовой связи вопросов не вызывает: их мало и они в цветах разойдутся, то на рынках с большим числом игроков все это создает проблемы.

    Также возникает проблема с тем, что регистрируются часто тривиальные вещи, защищать которую регистраторы и не собираются. При этом давайте встанем в роли создателя свадебного лимузина: не зарегистрируешь — потом кто-то может подать на регистрацию белого и запретить тебе пользоваться твоей же идеей. Зарегистрируешь, но не собираешься бороться с другими (потому что на самом деле ты конкурируешь не цветом, а качеством): масса игроков на рынке становятся нарушителями.

    Вот Apple запатентовала управление смартфоном жестами. Applе может и не запретила другим производителям сенсорных смартфонов продавать их. Но если бы Applе не запатентовала способ управления, то мог бы запатентовать кто-то другой и запретить продавать Apple её же смартфоны.

    Технология, созданная для «защиты интересов» начинает высасывать из авторов деньги, а многих других делает нарушителями.

  • Ответить

    Зарегистрировать «жест» вдоха и брать отчисления со всех, кто дышит — квинтессенция «авторского» права.
    На самом деле, то что право автора — тоже ложь. Права принадлежат правообладателям. Настоящим авторам и разработчикам с них в лучшем случае капают копейки.

    Почти сразу авторы проговариваются — любые споры можно разрешить через суд ничего не регистрируя. Зачем же нужна регистрация? Чтобы получить юридические права на то, на что иметь права кому-то вообще абсурдно — цвет, буквы, цифры. Право на цифру 7 — не дико ли? Нет, если это можно устроить и получать потом деньги.
    А раньше такие же люди участвовали в работорговле. Тоже не дико было.

  • Ответить

    >Как раз противоположное противоречило бы здравому смыслу: когда любой мог бы бесплатно использовать идеи и мысли, на которые разработчик затратил месяцы и годы своей жизни, не говоря уже о деньгах.

    Никакого противоречия здравому смыслу я не наблюдаю.
    Ну да, любой мог бы бесплатно использовать идеи и мысли, на которые разработчик затратил месяцы и годы своей жизни, и деньги.
    И что?)

  • Ответить
    Владимир Мяу и компания

    А если же вам интересно IP не для хоббитов и прочих эльфов, а для более людей, то оно примерно такое: во-первых, оно делится на право авторское и право патентное. Различие между ними в основном в том, что первое защищается автоматически в силу факта создания объекта IP, тогда как на второе требуется приобретение патента.

    К авторскому праву исторически относятся литературные, музыкальные, художественные произведения и прочее подобное. По аналогии оно расширено на ПО, в данном случае от плагиата защищается непосредственно программный код, а также структура и наполнение БД (они проходят больше по аналогии с литературными справочниками).

    По авторскому праву подписано множество международных конвенций, так что оно защищается примерно одинаковым способом по всему миру, и действует презумпция авторства того, кто себя пяткой в грудь ударил. Естественно, чтобы избежать всякого, рекомендуется хотя бы депонировать (например, послать самому себе по почте запечатанный конверт с сорцом). Зарегистрировать в государстве тоже не помешает (особенно бухгалтерии и другим бумажкофилам).

    В Америке софт еще и патентуют, но тут я ничего не знаю. Слава богу, у нас такого нет, иначе было бы как у них, когда Гугль раздаёт свой андроид бесплатно, и с каждой копии делает патентные отчисления в МС.

    Так что если вы хотите, например, склонировать софт — вы берете и клонируете, при условии, что вы не наворовали код буквально и не наворовали картинки и прочее.

    Патентное право — условно я бы поделил на патенты по изобретениям (в т.ч. полезным моделям, образцам внешнего вида техники) и торговые патенты (торговые марки, знаки, слоганы и прочее). Здесь, несмотря на тоже наличие международных конвенций, патент нужно приобретать отдельно на отдельных территориях. И если вы запатентовали «кока-кола» в США, но забыли в Россиюшке, то можете смело в России лить свою собственную «кока-колу». И наоборот.

    Патенты на изобретения, в частности, требуют наличия какой-то там новизны и чего-то такого, целый перечень условий. Т.е. просто взять и запатентовать идею — нельзя. Также и не патентуются алгоритмы, языки программирования (ну, опять, может в Америке и патентуют — там нормально патентовать прямогульник со скругленными углами, сумку из бумаги или картонную коробку).

    Это был очень краткий пересказ учебников по IP от начала 2000-х, с тех пор оно у нас в стране несколько поменялось, но не верю, что сильно.

    Disclaimer: Это всё может быть брехня, не верьте мне на слово и проверяйте сами.

  • Ответить

    Виктор, спасибо за вопрос.

    По общему правилу, копирование контента, структуры сайта, размещенных на нем изображений и текстов, входящих в него баз данных требует согласия обладателя прав на первоначальный сайт. Сайт — достаточно сложная с юридической точки зрения структура. Это своеобразный сборник, где создателю принадлежит право на оригинальную подборку материалов, которые он своей фантазией соединил вместе. В этом смысле создание точных клонов сайтов требует «очистки» с точки зрения авторских прав и получения согласия.

    Указанное применимо и к парсингу. Законодательный подход и практика в данной сфере только формируются. Суды (в первую очередь, американские) принимают отдельные решения, указывающие на то, что если сайт, информация с которого парсится, защищен авторским правом, то при создании его копии требуется получение согласия правообладателя сайта (более подробно см., одно из самых первых дел, рассмотренных в США — Facebook vs Power Ventures https://en.wikipedia.org/wiki/Facebook,_Inc._v._Power_Ventures,_Inc.)

    Одновременно, в ряде государств, в том числе в странах Европейского союза и России законодательно предусматривается особое право изготовителя базы данных, для создания которой потребовались «значительные финансовые, материальные, организационные и иные затраты» (ст. 1334 ГК РФ). Закон предполагает, что «извлечение всего содержания базы данных или существенной части материалов» из такой базы данных требует согласия ее создателя либо правообладателя.

    Таким образом, на текущий момент практика идет по пути, что создание клона посредством парсинга требует разрешения создателя оригинального объекта.

    Другое дело, что информационные технологии и общество развиваются куда быстрее, чем развивается право. Мы допускаем, что развитие Интернет-технологий будет постепенно приводить к либерализации текущего подхода, а законодатель и суды будут находить все больше и больше случаев, когда парсинг будет свободным.

  • Ответить

    Если вдуматься, то многие абсурдные вещи становятся ещё более абсурдными.
    С цветами, например, есть большая проблема.
    Я не о дальтониках и не о том, что при разном освещении цвет предметов предстаёт совершенно разным. Вопрос гораздо серьезнее.
    Например, когда мы говорим о законах физики, мы всегда имеем ввиду наблюдаемую часть вселенной.
    Когда мы говорим о правах на IP, мы какую часть вселенной имеем ввиду и из какой системы отсчета наблюдается эта часть вселенной?
    Материальные объекты вселенной пребывают в постоянном относительном движении с достаточно большими скоростями. Ввиду известного эффекта Доплера наблюдаемая длина волны излучения (излучаемая, отражаемая предметами) может существенно изменяться.
    То есть, если уж столбить цвет, то нужно обязательно указывать не только для какой части вселенной это делается, но и какие системы отсчета имеются ввиду. Разумно было бы столбить цвета в некой выделенной специальной системе отсчета, например, связанной с реликтовым излучением.
    Впрочем, и в этом случае, можно получить по голове от верховного правообладателя, который однажды всё это сотворил. Согласитесь, что странновато наблюдать откуда-то оттудава «сверху», как какие-то мелкие организмы, возомнив о себе, начинают все эти тёрки по поводу того, что принадлежит всем (или никому).
    Если наблюдать цвета в США непосредственно из патентного ведомства РФ через такой специальный надзорный телескоп с отражательными зеркалами на орбите, то из-за эффекта Доплера мы увидим нечто совсем иное — чёрт знает что увидим — ведь мы находимся на вращающемся шарике на разных его сторонах и относительные линейные скорости объекта наблюдения и субъекта наблюдателя будут весьма велики. Кроме того, «принимаемый цвет» будет зависеть и от его траектории на пути из магазина в США в патентное ведомство РФ, от того как именно будут развешаны все эти зеркала и каковы будут их относительные скорости на орбите. Предполагаю, что наименьшие искажения будут, если направить лучи по траектории над северным Полюсом. Пожалуй, нужно срочно подавать заявку на этот способ.

  • Ответить

    Вся эта патентная бадяга — вещь нужная, но бесполезная в некотором роде.
    Если она зачем и нужна — чтобы никто не докопался, что ты у когото спер чтото. Ибо, в случае чего -всегда есть бумага о госрегистрации и, если все зарегено (а следовательно -проверено), то вопросы уже к Роспатенту.
    По жизини же все (почти все, если не открытие или сурьезное изобретение) — обходится полезной моделью.
    На это нужно смотреть не как на источник роялти, (хотя при оформлении и регистрации лиц.согл. даже на свою фирму — вещь удобная для платежей) а прсто как на защиту своего продукта.
    По-хорошему, каждый кто чемто таким занимается должен просто для тренировки ассигновать тыщ 100 (пошлины, поиск, услуги повернного) и запатентовать например какойнибудт тов.знак + какуюнибудь полезную модель типо картофелечистки. Ну и не слезать с поверенного — пусть все разъясняет от и до.
    Также патент необходим и как подтвержднеие прав если комуто (например заводу) продается чтото полезное. Ибо тогда есть предмет покупки, а не просто блабла. Если стороны не могут сами консенсус — то можно и оценщиков привлекать и т. д. Также и для судов.

    >> В Америке софт еще и патентуют, но тут я ничего не знаю. Слава богу, у нас такого нет, иначе было бы как у них,

    у нас тоже патентуют без проблем, это идет отдельной строкой наряду с всякими открытиями и промобразцами, а также штаммами. Другое дело — уж кто там патентует их (код). В сове время, когда были ЭВМ, распечатки с кодом в тюках возили в г. Тверь (тогда Калинин) и там был специальный даже архив (хранили всю эту бадягу там на будущее).

    В настоящее же время, учитывая некий тухляк с иновациями здесь и изменения законодательсва «там», а также новым подходом к коммерциализации всех этих кундштюк (чем создавать в Крыжополе ооо с прицелом на вырост в IBM, проще сразу предложить в IBM) складывается тенденция первичной подачи заявок как предварительной заявки в США, что устраняет всю эту мороку и писанину котороая здесь требуется, но дает просто 12 мес. на попытку чтото сделать с изобретением (или похерить). И стоит копейки. Собно, это принцип столбления непонятного участка, как при золотой лихорадке.
    Если же дело окажется годное — не позднее года можно уже начать серьезное и более дорогое оформление патента.

  • Ответить

    Алгоритмы, вроде как, у нас не обладают патентоспособностью. Интересно, не опротестовывают потом попытки скрыть патентование алгоритма словесной мишурой?

    А вот про дешевую подачу заявки у них там интересно было бы почитать. У наших, насколько помню, есть правило — если запатентовал в какой-то одной стране, тоже самое в России можешь запатентовать в течении ограниченного срока (толи 6, толи 12 месяцев). Т.е. если принимаешь решение о патентовании, запускать процедуру патентования надо в каждой стране в отдельности в течении короткого времени?

  • Ответить
    Владимир Мяу и компания
    В Америке софт еще и патентуют, но тут я ничего не знаю. Слава богу, у нас такого нет, иначе было бы как у них,

    у нас тоже патентуют без проблем, это идет отдельной строкой наряду с всякими открытиями и промобразцами

    А можете пример хоть какой привести? А то мне все-таки кажется, что вы имеете в виду не патент на софт, а просто регистрацию в ФИПСе. Такую регистрацию я не раз проходил, но эта регистрация именно из разряда полезной бумажки, которую можно приклеить к бухгалтерии или там договору купли-продажи. Потому что в остальном это было именно авторское право, т.е. не патентное.

    запускать процедуру патентования надо в каждой стране в отдельности в течении короткого времени?

    Запускать процедуру патентования нужно сразу во всех интересуемых территориях (не странах, т.к. на многих территориях типа ЕС или ТС существует общее патентование). Т.е. вы можете не патентовать своё «супер-кальбаса» где-нибудь в Африке, если не собираетесь её там продавать, просто не удивляйтесь, если местный африканский делей будет продавать там «супер-кальбаса» и это будет полностью законно.

  • Ответить

    Программы обладают. Ну и алгоритмы, небось, тоже, коли программы.
    http://www1.fips.ru/wps/wcm/connect/content_ru/ru/soft/
    Сам я правда именно программы или алгоритмы не патентовал. Писать — писал, но не защищал ибо это ни к чему (имхо). Да и дело это живое, постоянно меняющеееся, версии там и прочие переверсии. Каждый день ненапатентуешься. Но ктото таки видимо патнетует, раз есть услуга.

    А вот обычные всякие вещи — паетнтовал. У нас этом плане все норм., вполне по мировым стандартам, подписаны все протоколы международные. И подача заявки у нас автоматом дает приоритет. Ну и дальше просто время и возм. переписка по возражениям. Все весьма лояльно. Ну бывают нюансы, когда уж слишком замахнулся — тогда они боятся конфликтов по международным делам и просят ужать то се.
    После получения бамаги (там период) можно подавать по странам (междунар. фаза). Дело более затратное. конечно. Но тоже стоит того, если предполагается допустим экспорт. Щас, конечно, всвязи общей ситуацией никакого экспорта ждать не приходится.
    Таким образом, раньше, если не спеша, был смысл подавать здесь и потом неспешно переходить на международные.
    Щас, вроде как, вырисовывается картина с этими предварительными по США (такая форма только в сша, они себе ее выклянчили у междунар. сообщества). Темболее и гугл-патент стал весьма удобен поиск. Она вобще подается на любом языке в онлайне и тутже оплачивается. И все. Приоритетзастолблен, можно начинать суету по существу (не дожидаясь как здесь экспертизы блабла итп). и через год решать — стоит ли оформлять полную заявку. Приоритет по РФ тоже столбится этим способом.
    Вот пример о чем речь (не реклама, просто вся инфа на русском какправило от тоже пат.поверенных):
    https://habrahabr.ru/post/288390/

    Думаю вот тоже протестить это дело, спалю баксов 200−300 на опыты. Есть пара мыслей про арбузоуборочный комбайн, сельхозтехника щас — самая неохваченная область, все ломанулись автоматизировать и сокращать сельхозрабочих.
    А тут вон прикол на приколе — Глазьев, который того и гляди, РАН возглавит, оказывается недавно оформил себе Открытие!!! (sic!) волн Кондратьева. От скромности не помрет. А мыто дураки, маслом старались. Иной раз приходилось чтоб быстрей и проще оформить бумажку наставивать на статусе ПМ, хотя даже сам Роспатент квалифицировал как изобретение. Скромность в наше время ведет к бедности.

  • Ответить
    Владимир Мяу и компания

    Программы обладают. Ну и алгоритмы, небось, тоже, коли программы.
    http://www1.fips.ru/wps/wcm/connect/content_ru/ru/soft/

    Ну по вашей ссылке «количество регистраций», а вовсе не «количество патентов». Что как раз и соответствует тому, что я говорю — вы всегда можете зарегистрировать свой софт (или БД, хотя конечно странно регать БД без софта), но это будет НЕ патент, и это будет НЕ обязательно по отношению к защите прав, хотя и конечно весьма желательно просто тупо по принципу «без бумажки ты букашка». Хотя к слову, даже и бумажки мне выдавали в своё время (ФИПС) с зототой тисненой печатью, на что весьма бурно и негативно реагировали все те органы, которые привыкли к синей пичати. Для них золотая тиснениая печтать была явно филькиной грамотой, так что мне пришлось побегать…

  • Ответить

    Спасибо за Ваш вопрос.
    Парсинг как процесс сам по себе авторским правом не ограничивается. Более того, парсинг объектов, не охраняемых авторским правом, допустим (например, объектов, в отношении которых срок авторского права истек либо объектов, которые не отвечают критериям оригинальности, достаточным для придания им правовой охраны).
    Вместе с тем, если объектом парсинга выступает охраняемый авторским правом сайт или база данных, создание их копии авторским правом ограничено.
    При этом, если в части отдельно взятых объектов охраны их копирование в личных целях допустимо (ст. 1273 ГК РФ), то в отношении именно баз данных либо их существенных частей — свободное копирование в личных целях прямо ограничено нормой закона. («…Воспроизведение в личных целях допускается, за исключением… воспроизведения баз данных или их существенных частей).
    То есть, некоммерческое создание копий баз данных возможно всего лишь в нескольких случаях (ст. 1280 ГК РФ), в основном связанных с обеспечением технической возможности использования тех баз данных, которые были официально приобретены. Указанного, как правило, недостаточно в стандартной ситуации парсинга.

Для добавления комментария войдите или зарегистрируйтесь.