Алексей Чуркин, Flashsafe: Инвестор труслив, жаден и слаб

Развитие событий: Русская тоска: почему закрываются отечественные стартапы (10 сентября 2015)

Основатель стартапа Flashsafe Алексей Чуркин разрабатывает «бесконечные флешки», которые выполняют роль электронного ключа к облачной системе хранения файлов. Известность продукт самарских разработчиков получил после того, как тот приглянулся премьеру Дмитрию Медведеву в «Сколково» и Владимиру Путину. Финансирование Чуркин ведёт на свои деньги и грант фонда Бортника, осенью получит президентский грант от «Территории Смыслов». Бесплатное проживание в гостинице на окраине Москвы создателям сервиса в своё время обеспечила Росмолодежь. Сейчас команда собрала более 700 предзаказов своих «бесконечных флешек» от физлиц, несколько тысяч — от дилеров и оптовиков на общую сумму около 1,5 млн рублей. Инвесторов Чуркин не привлекает и объясняет почему:

  1. Большинство инвесторов необразованны. Это действительно так: по моим личным наблюдениям, 90% инвесторов не умеют вкладывать деньги, они нигде этому не учились и основываются на привычном для них «чутье»;
  2. Инвестор — фактически руководитель. Вы с командой решили вложить во что-то деньги? Ждите, пока одобрит «босс»;
  3. Госбюджет. Существуют государственные инвестиции — их, конечно, будет недостаточно для тех, чей стартап находится в зачаточном состоянии, зато такой источник не требует доли в компании. Всё, что нужно, так это быть честным с государственными компаниями, которые оказали вам доверие;
  4. Инвестор-Стив Джобс. Редкий инвестор признаёт в себе дилетанта в выбранной области. Как правило, он уверен, что знает продукт лучше вас — тех, кто работает над своим детищем сутки напролёт, и эта убеждённость провоцирует его на нецелесообразную, а то и вредную для дела активность;
  5. Инвестор-обманщик. Да, он может обмануть. Если это не близкий вам человек, предполагайте худшее — среди инвесторов также встречаются недобропорядочные люди;
  6. Стартап может выжить сам. Проект способен самоинвестироваться: вы можете зарабатывать на предварительных заказах и тратить деньги на развитие продукта, его производство;
  7. Инвесторы боятся. Они не готовы к рискам, их цель — заставить свои деньги приносить больше, стимулировать их на движение в сторону прибыли. Более того, инвесторы могут подать на вас в суд, если не почувствуют желаемой отдачи, и развалить компанию, запаниковав;
  8. Инвестор-хитрец. В рамках сделки с вами он может составить договор на миллион листов, при этом не утруждая себя компромиссами в части условий;
  9. Инвестор — не бро. Он вам не друг, он хочет денег. Простой пример: однажды я попросил нескольких инвесторов закинуть денег на краудфандинг — чтобы посмотреть на реакцию: большинство даже не ответило. А ведь энергичный и любознательный, дальновидный человек, скорее, согласился бы — почему нет?
  10. Инвестор-слабак. Деньги ослабляют людей: при наличии баснословных сумм на счетах человек почти наверняка буксует в развитии. Вспомните великую цитату: «Stay Hungry Stay Foolish».

Лучшие комментарии

  • Контекст комментария

    Леонид Делицын FINAM Global

    Соглашусь со многими характеристиками инвестора, ведь если бы он (или она) были другими — щедрыми, знающими, великодушными, но, наверное, работали бы миссионерами, доцентами, аналитиками или игроками в Что? Где? Когда? Наличие свободных средств и желания эти средства вкладывать — есть следствия перечисленных Алексеем Чуркиным качеств.

    Некоторые пункты вызывают возражение.

    Пункт 1: Инвесторы нигде не учились инвестировать и вкладываются, основываясь на чутье.

    С моей точки зрения это — важное достоинство венчурных инвесторов, так же, как и предпринимателей. Тем более, что специалисты любого рода у них в штате, как правило, есть.
    Люк Бессон не учился на продюсера, а Стивена Спилберга не приняли в киношколу. Марк Цукерберг не просиживал штаны на курсах основателей социальных сетей, у Билла Гейтса не было ментора, а Марк Андриссен не учился на менеджера по управлению рисками. Фактически эта особенность означает, что эти люди полагаются на собственное чутье, а не являются доверчивыми клиентами, внимающими самозванным специалистам в сложных областях, где наука находится в зачаточном состоянии. И раз инвесторы разбогатели, значит, чутье у них есть. Как правило, инвестировать эти люди учились — на собственном опыте, и у каждого из тех, кто на слуху, за спиной есть провалы и потери.

    Пункт 4. В нормальной ситуации никто не разбирается в продукте лучше его создателей. Венчурный инвестор всегда, в некотором роде дилетант, — а как можно быть профессионалом в создании того, чего ещё нет? Можно лишь иметь опыт развития новых (но похожих) проектов, подобно тому, как в кино или шоу бизнесе есть продюсеры с опытом. Тем не менее, инвестор часто имеет больше опыта в индустрии, чем основатель проекта, и, предположу, — больше, чем госкомпании. Если только речь не идёт о разработке решения для этой компании. У госкомпаний есть приоритеты, как правило, связанные утвержденными приоритетными направлениями развития науки и технологий, критическими технологиями и т. п. Но в Roem.ru, скажем, госкомпании, скорее всего, инвестировать не смогли бы, даже если бы какому-нибудь менеджеру там пришла в голову такая идея.

    Не соглашусь с пунктом 7. Инвесторы, безусловно, боятся, но к рискам они готовы. Но не к любым рискам, а к определённой категории риска. Неопытные инвесторы могут неверно оценивать степень риска, но венчурные инвесторы постоянно работают с рисками - отсюда и конвертируемые займы, и синдикативные сделки.

    По пункту 3. Если бы грантов хватало на всех, то потребность в инвесторах снизилась бы, кто же с этим будет спорить? Если у Колумба хватало бы собственных средств на тур в Индию, зачем бы ему потребовалась 15 лет осаждать госкомпании?

    По пункту 10. Среди руководителей госкомпаний, как будто, тоже есть небедные люди, и счета у них есть, а значит, они ослаблены ровно так же как частники. Вдобавок их ослабляют чины, награды и успех. Но Алексея это не пугает.

    В остальном же я со всем согласен.

Добавить 23 комментария

  • Ответить

    В статье написан полный бред. Для любого стартапа первый инвестор должен быть частным. И если он не глуп, он должен быть труслив и жаден. Иначе это не стартап, а хипстерская игра — «поиграем в стартапера».

  • Ответить

    И да, стартап никому ничем не обязан. Может подниматься хоть на кровные сбережения / кредиты самих стартаперов / добровольные пожертвования, посылая инвесторов лесом…

  • Ответить

    ужас вы что пьяны? Про ребят на всех топовых сайтах пишут (RT, BBC и т. д.), без инвестора нормально тянут, хотите что то полезное сделать — поддержите пацанов на бумстартере например: https://boomstarter.ru/projects/253350/flashsafe_-_beskonechnaya_fleshka

  • Ответить

    Спасибо за ссылку! Умилялся.

    Смешной «стартап». Представитель Росмолодёжи — фаундер. В описании проекта фаундеры пишут про неуязвимость хранилища от ФСБ-Моссада-ЦРУ. Это при том, что даже Windows 10, величайшей и богатейшей корпорации, без сертификации ФСБ использовать в РФ не удалось бы. Слово фаундерам:

    Мы всерьез позаботились о конфиденциальности ваших файлов, никто включая нас не знает что вы храните, потому-что на серверах ваша личная информация никак не ассоциируется с вами. Даже если злоумышленники или кто либо получит доступ к вашим файлам, их будет невозможно расшифровать без наличии устройства Flashsafe. (а ФСБ мы устройства не дадим, ага).

    — вспоминаем, что Росмолодёжь это «движение НАШИ». Складываем 2 и 2:

    Яндекс.Деньги сливают информацию о поддержавших Навального? В сети куча людей жалуется на то что их обзванивают комиссары движения Наши и спрашивают зачем они поддержали Навального (+) → Roem.ru

    Клиентов Яндекс.Денег вызывают в СКР из-за переводов на мэрскую кампанию Навальному (+комментарий Яндекс.Денег) → Roem.ru

    В офисе «Яндекс.Денег» идёт обыск (не мордой в пол, просто спрашивают) → Roem.ru

    Яндекс.Деньги — это проект Сбербанка и Яндекса, двух величайших и богатейших корпораций РФ в своих нишах. Оказывается даже Греф, Волож и Волошин — неспособны предотвратить вышеописанный сюжет с раздачей данных нашистам. Но это, разумеется, предотвратят сами росмолодёжники.

  • Ответить

    > Всё, что нужно, так это быть честным с государственными компаниями, которые оказали вам доверие;

    Какой, однако, незамутненный экземпляр. Да, у государственного инвестора есть такое свойство — ему не обязателен возврат инвестиций, он может оказаться вполне удовлетворенным, если чиновник, отвечающий за распределение денег, достигнет каких-то своих собственных целей — банально пополнит свой карман или, менее банально, проставит нужные галочки в выполнении каких-то своих программ. Да, если честно с ним об этом договориться, то все у тебя будет хорошо — если не стыдно работать на таких условиях.

  • Ответить

    P. S.: кто вникал, у них там хоть какая-то двухфакторность есть? или попадание «флешки» в чужие руки = полное раскрытие?

  • Ответить

    Вы читали описание продукта? Как я понимаю есть блокировка через интернет и пароль на флешку или отдельную папку (при вводе меняются местами цифры чтоб не удалось отследить движение мыши), по поводу использования смс для доступа не нашел

  • Ответить

    Соглашусь со многими характеристиками инвестора, ведь если бы он (или она) были другими — щедрыми, знающими, великодушными, но, наверное, работали бы миссионерами, доцентами, аналитиками или игроками в Что? Где? Когда? Наличие свободных средств и желания эти средства вкладывать — есть следствия перечисленных Алексеем Чуркиным качеств.

    Некоторые пункты вызывают возражение.

    Пункт 1: Инвесторы нигде не учились инвестировать и вкладываются, основываясь на чутье.

    С моей точки зрения это — важное достоинство венчурных инвесторов, так же, как и предпринимателей. Тем более, что специалисты любого рода у них в штате, как правило, есть.
    Люк Бессон не учился на продюсера, а Стивена Спилберга не приняли в киношколу. Марк Цукерберг не просиживал штаны на курсах основателей социальных сетей, у Билла Гейтса не было ментора, а Марк Андриссен не учился на менеджера по управлению рисками. Фактически эта особенность означает, что эти люди полагаются на собственное чутье, а не являются доверчивыми клиентами, внимающими самозванным специалистам в сложных областях, где наука находится в зачаточном состоянии. И раз инвесторы разбогатели, значит, чутье у них есть. Как правило, инвестировать эти люди учились — на собственном опыте, и у каждого из тех, кто на слуху, за спиной есть провалы и потери.

    Пункт 4. В нормальной ситуации никто не разбирается в продукте лучше его создателей. Венчурный инвестор всегда, в некотором роде дилетант, — а как можно быть профессионалом в создании того, чего ещё нет? Можно лишь иметь опыт развития новых (но похожих) проектов, подобно тому, как в кино или шоу бизнесе есть продюсеры с опытом. Тем не менее, инвестор часто имеет больше опыта в индустрии, чем основатель проекта, и, предположу, — больше, чем госкомпании. Если только речь не идёт о разработке решения для этой компании. У госкомпаний есть приоритеты, как правило, связанные утвержденными приоритетными направлениями развития науки и технологий, критическими технологиями и т. п. Но в Roem.ru, скажем, госкомпании, скорее всего, инвестировать не смогли бы, даже если бы какому-нибудь менеджеру там пришла в голову такая идея.

    Не соглашусь с пунктом 7. Инвесторы, безусловно, боятся, но к рискам они готовы. Но не к любым рискам, а к определённой категории риска. Неопытные инвесторы могут неверно оценивать степень риска, но венчурные инвесторы постоянно работают с рисками - отсюда и конвертируемые займы, и синдикативные сделки.

    По пункту 3. Если бы грантов хватало на всех, то потребность в инвесторах снизилась бы, кто же с этим будет спорить? Если у Колумба хватало бы собственных средств на тур в Индию, зачем бы ему потребовалась 15 лет осаждать госкомпании?

    По пункту 10. Среди руководителей госкомпаний, как будто, тоже есть небедные люди, и счета у них есть, а значит, они ослаблены ровно так же как частники. Вдобавок их ослабляют чины, награды и успех. Но Алексея это не пугает.

    В остальном же я со всем согласен.

  • Ответить

    Мальчику нужно переименовать свою «инновацию» в абсолютную флешку.
    Так как она связывается непосредственно с православным абсолютом.
    Это позволит привлекать настоящих инвесторов скрепленных скрепами с теми кто не жаден и не скуп. Они будут появляться на горизонте еще года два.

  • Ответить

    Увы, но комсомольцы 2.0 с горящими глазами и маркетинговым «образованием» это будущее российских «инноваций». Однако только селигерские комары являются их целевой аудиторией. По размеру инноватора…

  • Ответить

    Т.е. «про ребят на BBC пишут» это:

    «Премьер-министру России Дмитрию Медведеву показали в среду инновационные разработки фонда «Сколково». Среди них — емкость для сжиженного газа, «бесконечная флешка», трехмерный принтер для изготовления щитовидной железы мыши и другие.»

    Are you serious?!

    По-моему, мы получили отличный тест-кейс на тему «насколько можно верить словам Олега Давыдова».

  • Ответить

    Что на парня набросились?
    ‘Авторы качественных текстов получают — гонорары, славу и полезные знакомства в комментариях. Присылайте статьи, обзоры и аналитику.’