ФАС возбудил «дело против компании Google»

Развитие событий: Европейский альянс FairSearch поддержал «Яндекс» в битве против Google (6 марта 2015)

Обновлено 14:20 Представитель федеральной антимонопольной службы (ФАС) Дарья Силкова подтвердила РБК, что ФАС возбудила дело против Google.


Глава ФАС Игорь Артемьев, выступил на «правительственном часе» в Госдуме.

Мы всегда возбуждали и возбуждаем много таких дел против различных компаний. Вот последнее дело, которое мы возбудили буквально сегодня, — это дело против компании Google

— пишут «Известия».

ФАС расследует истории вокруг Google регулярно. Сегодня речь идёт о реакции ФАС на жалобу Яндекса. По мнению русского поисковика Google злоупотребляет своим положением и неконкурентно вынуждает производителей гаджетов игнорировать приложения и поиск Яндекса.

К февралю 2015 года, на примере рынка рекламы — где борется та же пара Яндекс vs. Google — очевидно, что Google исправно игнорирует предписания ФАС, просто платя наложенные штрафы → Roem.ru

Уже после выступления Артемьева, начальник отдела общественных связей ФАС Дарья Силкова не подтвердила Roem.ru, что ФАС действительно завёл то самое дело. Пресс-служба пока не может сказать «ни да, ни нет» и информация по антимонопольному делу будет примерно через час.

Слова главы ФАС Игоря Артемьева были неправильно поняты: он имел в виду, что ФАС получил жалобу на Google, однако дело не заводил.

— объясняла Силкова РБК.

Яндекс пожаловался в ФАС на Google 18 февраля. Вечером того же дня представитель ФАС заявил, что ведомство и раньше наблюдало за ситуацией с производителями Android гаджетов и Google — на формулировку решения потребуется два-три месяца, если против Google найдут улики.

В случае благополучного для Яндекса исхода дела Google получит предписание ФАС. От американцев потребуют исключить из соглашений с производителями пункты ограничивающие установку приложений сторонних разработчиков.

История стала публичной в сентябре 2014 и развивалась, как казалось тогда, до декабря. Яндекс последовательно пропал с гаджетов марки Explay, Prestigio и Fly. Причём последняя марка — вторая по популярности среди всех смартфонов в России и даёт 12,5% продаж устройств такого типа (больше только у Samsung).

Лучшие комментарии

  • Контекст комментария

    ak

    Пока что выглядит так, что именно Волож является инициатором жалобы на Гугл. Если послушать конф-колл позавчерашний, то вопросы по теме Андроида+ФАС переадресовывались именно Воложу или перехватывались им, и именно он сам на них отвечал, хотя по остальным вопросам (ну, кроме бигдаты еще) отвечали другие менеджеры.

    Из конфф-колла также более-менее очевидно, что Яндекс признает свою неконкурентноспособность в области построения экосистемы, отказывается от планов развития Кита на конкурентном рынке и выбирает административный путь борьбы с Гуглом (вопрос про построение своей экосистемы даже задавался на конф-колле отдельно).

    Муртазин справедливо пишет, что Яндекс.Кит никому не нужен, в т. ч. из-за проблем с совместимостью. И Яндекс, в общем-то, это признает, требуя безусловного предоставления Play Store и Play Services API всем желающим (несмотря на абсурдность этого требования, так как магазин приложений и Play Services API — это не стандарты и не API, а услуги конкретной компании, т.е. их нельзя «отдать в народ» и сделать стандартом).

    Но Яндекс не считает, что ради контроля главного экрана пользователя должен развивать свою экосистему и дать разработчикам комфортный путь и стимул для обеспечения совместимости с Китом (например, в виде некого API-фасада, который бы позволил разработчикам, использующим Play Services APIs (напр. Google Cloud Messaging API) легко переключать приложение на использование аналогов от Яндекса и какую-то финансовую мотивацию). Вместо этого в Яндексе, похоже, считают, что раз уж российские власти отобрали у основателей Яндекса контроль над компанией через золотую акцию, а Путин приказал «вылезать из-под коряги», то неплохо бы получить за такую ползучую национализацию какой-то бонус, а именно — государственный протекционизм в виде «онищенконизации» рынка мобильных платформ. Судя по сегодняшним метаниям сотрудников и руководства ФАС, ФАС нас «не разочарует».

    Показательный пример — это магазин приложений Яндекса, у которого нет веб-интерфейса. Сколько нужно денег из того миллиарда, что есть на счетах у Яндекса, чтобы приделать веб-морду к уже существующей базе данных? Тысяч 30−50 долларов? Но нет, даже такую ерунду Яндекс сделать не может. Особенно комично это выглядит в пресс-релизах Яндкеса о мобильных приложениях. В пресс-релизах Яндекс дает ссылки на приложения в таком порядке:

    «Яндекс.Транспорт доступен для устройств на базе iOS и Android. Загрузить приложение можно в Яндекс.Store, App Store и Google Play.»

    Ирония в том, что для App Store и Play даны ссылки на страницы приложений. А для Яндекс.Store — на «морду» магазина, где по сути ничего нет.

Добавить 9 комментариев

  • Ответить
    ak

    Пока что выглядит так, что именно Волож является инициатором жалобы на Гугл. Если послушать конф-колл позавчерашний, то вопросы по теме Андроида+ФАС переадресовывались именно Воложу или перехватывались им, и именно он сам на них отвечал, хотя по остальным вопросам (ну, кроме бигдаты еще) отвечали другие менеджеры.

    Из конфф-колла также более-менее очевидно, что Яндекс признает свою неконкурентноспособность в области построения экосистемы, отказывается от планов развития Кита на конкурентном рынке и выбирает административный путь борьбы с Гуглом (вопрос про построение своей экосистемы даже задавался на конф-колле отдельно).

    Муртазин справедливо пишет, что Яндекс.Кит никому не нужен, в т. ч. из-за проблем с совместимостью. И Яндекс, в общем-то, это признает, требуя безусловного предоставления Play Store и Play Services API всем желающим (несмотря на абсурдность этого требования, так как магазин приложений и Play Services API — это не стандарты и не API, а услуги конкретной компании, т.е. их нельзя «отдать в народ» и сделать стандартом).

    Но Яндекс не считает, что ради контроля главного экрана пользователя должен развивать свою экосистему и дать разработчикам комфортный путь и стимул для обеспечения совместимости с Китом (например, в виде некого API-фасада, который бы позволил разработчикам, использующим Play Services APIs (напр. Google Cloud Messaging API) легко переключать приложение на использование аналогов от Яндекса и какую-то финансовую мотивацию). Вместо этого в Яндексе, похоже, считают, что раз уж российские власти отобрали у основателей Яндекса контроль над компанией через золотую акцию, а Путин приказал «вылезать из-под коряги», то неплохо бы получить за такую ползучую национализацию какой-то бонус, а именно — государственный протекционизм в виде «онищенконизации» рынка мобильных платформ. Судя по сегодняшним метаниям сотрудников и руководства ФАС, ФАС нас «не разочарует».

    Показательный пример — это магазин приложений Яндекса, у которого нет веб-интерфейса. Сколько нужно денег из того миллиарда, что есть на счетах у Яндекса, чтобы приделать веб-морду к уже существующей базе данных? Тысяч 30−50 долларов? Но нет, даже такую ерунду Яндекс сделать не может. Особенно комично это выглядит в пресс-релизах Яндкеса о мобильных приложениях. В пресс-релизах Яндекс дает ссылки на приложения в таком порядке:

    «Яндекс.Транспорт доступен для устройств на базе iOS и Android. Загрузить приложение можно в Яндекс.Store, App Store и Google Play.»

    Ирония в том, что для App Store и Play даны ссылки на страницы приложений. А для Яндекс.Store — на «морду» магазина, где по сути ничего нет.

  • Ответить

    >. очевидно, что Google исправно игнорирует предписания ФАС, просто платя наложенные штрафы

    Ну всё, платит, в чем проблема, расходимся.

  • Ответить
    Юрий Синодов Основатель Roem.ru, sinodov.com

    Вообще, с делом против Google получилось очень странно. О жалобе «Яндекса» стало известно в среду, возможно, что ее направили раньше.

    В любом случае — объем жалобы 200 страниц. Чтобы изучить и подготовить предметный отзыв, если там не 80 процентов слайдов, со ссылкой на законы и так далее — пара рабочих дней при 100% приоритете («Бросаем всё, «Яндекс» пожаловался»)

    И тут же это все идет в работу. Похоже, что кое-кто вышел из-под коряги и весьма успешно.

  • Ответить

    Не думаю. Это очень тонкий вопрос — может ли Google делать условием партнерства по модели share revenue (как говорят осведомленные источники о корне преткновения) эксклюзивное партнерство только с ним?

    Ведь вот вам свободный выбор — не бери ничего — и заключай договора с кем хочешь

    Или получай свою долю, но тогда работай на нас.

    А то как-то и рыбку съесть и все прочее. Я с интересом посмотрю на документы по решению

  • Ответить

    Вопрос может быть и субтильным, а может быть и жирным. Предварительное согласование может «быть» или «не быть» по факту. Но это не имеет значения в ситуации когда оно может быть доказуемо выдумано нерусскими адвокатами. Ведь в споре нет русских компаний — в нём есть голландская и американская.

    Быть или не быть — это как копать. Я сейчас объясню.

    Отдельным музыкальным моментом в провальной по пиару для Яндекса истории (ну провальная же? Вы видели поддерживающие Яндекс камменты? Я — нет) — мне запомнилась роль GR Яндекса Марины Яниной, успешно ставшей к 2015 году из государственника и GR, «специалистом по корпоративным отношениям», и роль интернет-омбудсмена Дмитрия Мариничева.

    Нет, это конечно хорошо, что муж Яниной входит в экспертный совет ФАС http://www.fas.gov.ru/community-councils/community-membership2.html — просто это «сейчас хорошо», внутри России хорошо.

    Для встречного иска, если в нём будет необходимость, поданного в Лозанне или Нью-Йорке от лица Google против корумпатора Яндекса — муж в экспертах ФАС — это будет плохо. Плохо что компания, чёт выступает за правду и капитализм — и муж выступающего, совершенно случайно, эксперт по капитализму и правде, в ведомстве куда Яндекс и пожаловался.

    В Нью-Йорке это выглядит, выпукло. Яндекс переименовал своего «GR» в спеца по «корпоративным отношениям» (факт) и подал иск (факт) на оценку ведомства где экспертом мужу бывшего GR Яндекса (факт).

    «Суду всё ясно».