«Почта России»: «У нас нет желания уходить в торговлю, становиться eBay или Alibaba»

Развитие событий: «Почта России» в четвёртый раз запустила интернет-магазин (13 октября 2016)

«Ведомости» поговорили с главой «Почты России» Дмитрием Страшновым о стратегии реорганизации почты, о повышении зарплат, об отказе от помощи государства и кризисе.

О возможности «Почты России» стать оператором государственной электронной почты:

С нашей стороны система готова, она прошла тестовую эксплуатацию. Мы ждем финального решения от государства в виде внесения изменений в два постановления правительства и готовы масштабировать этот проект на всю страну. Сегодня, когда большая часть отправлений рассылается в бумажном виде, внедрение электронной почтовой системы позволит государству значительно сократить расходы на осуществление рассылки уведомлений, а гражданам — оперативно получать заказные письма в режиме онлайн и оплачивать штрафы и взыскания при помощи банковской карты или электронного кошелька.

Если говорить о доходах «Почты России», то тариф на доставку электронных заказных писем для отправителей будет значительно ниже, чем тариф на доставку бумажных писем. Но мы рассчитываем, что это приведет к пропорциональному увеличению количества отправляемых писем, так что мы не потеряем в доходах. При этом за счет минимизации затрат повысим общую эффективность и, как следствие, прибыльность услуги.

О том, что «Почта» стала субподрядчиком «Ростелекома» по пунктам коллективного доступа (ПКД) и сколько денег она получает за это:

Действительно, универсальным оператором является «Ростелеком», и он ведет взаиморасчет с почтой по этому проекту в рамках тех бюджетов, которые у него есть. Это внутреннее решение «Ростелекома», какие суммы они готовы инвестировать в проект с пунктами коллективного доступа. Контракт прошлого года действительно не покрывал всех затрат почты. Сейчас мы готовим с ним новый договор, на новых взаимовыгодных условиях. […]

Идеология простая — у нас есть некоторое количество точек, где развернуты пункты коллективного доступа «Ростелекома». По каждой из этих точек есть стоимость, в сумме дающая нам величину затрат, которая «Ростелеком» может не устраивать. Поэтому наш подход такой: если сумма, которую «Ростелеком» готов инвестировать в проект, ограничена, то мы будем вынуждены ограничить количество точек. И если есть кто-то, кто может где-то предоставить эти же услуги по более низким ценам, то мы к этому абсолютно нормально относимся, мы не против.


Где могут сократиться ПКД:

В первую очередь в городах-миллионниках. Здесь ПКД практически стали атавизмом — в московских отделениях стоят компьютеры, за которые давно никто не садился. Проникновение мобильной связи в крупных городах-миллионниках более 100%. Получается как с таксофонами: пока строили, все перешли на мобильные телефоны. Я считаю, что позиция «Ростелекома» вполне прагматичная, рыночная. Мы ее полностью разделяем. Эти деньги можно и нужно использовать эффективно. Так что будем оптимизировать вместе: они — затраты, мы — количество.

Как развивается проект по маркетплейсу:

У нас нет желания уходить в торговлю, становиться eBay или Alibaba. Но мы понимаем, что сеть почтовых отделений и логистика с масштабом покрытия «Вся Россия» привлекательны для уже состоявшихся интернет-магазинов. Я верю, что мы сможем стать опорным логистическим партнером для развития внутреннего рынка интернет-торговли. Опять же это модель, по которой несколько лет назад развивалась Alibaba: они разместили портал и предлагали услуги продажи любого товара внутри страны. Я думаю, что потребность такая у нас есть. Я бы сам с удовольствием через интернет заказывал алтайский мед.