С Усмановым не по пути: из «Коммерсанта» уволился политический блок

Развитие событий: 186 "коммерсантовцев" отказались штрейкбрехерствовать на Усманова (20 мая)

Руководство «Коммерсанта» уволило замредактора отдела политики Максима Иванова и спецкора ИД Ивана Сафронова. Как стало известно в понедельник, уволенных поддержали коллеги, в результате увольняется весь политический блок газеты. Среди покидающих редакцию зам главреда Глеб Черкасов — а всего, на момент публикации, редакцию покидают 13 человек. Как рассказал в своём Facebook Сафронов, собственник (основной владелец издания — Алишер Усманов, но напрямую его имя не упоминается) высказал претензии к статье о возможном уходе Валентины Матвиенко с поста спикера Совета Федерации и назначении на пост Сергея Нарышкина. Как выяснил The Bell претензии к статье появились только через неделю после ее выхода, но жёсткие. Акционеры требовали уволить пятерых авторов и главреда Владимира Желонкина.

Гендиректор издательского дома «Коммерсант» (он же главред газеты) Владимир Желонкин объяснил BBC, что: «Статья была написана не по стандартам издательского дома», без конкретики. Собеседник BBC в «Коммерсанте» на условиях анонимности заявил, что после выхода статьи обсуждалось увольнение самого Желонкина, но тому «удалось отбиться».

Глеб Черкасов пересчитал увольняющихся — заявления подали: завотделом политики Алла Барахова, ее заместитель Мария-Луиза Тирмастэ, обозреватель Виктор Хамраев, спецкор Анна Пушкарская, корреспонденты Александра Джорджевич, Софья Самохина, Лиза Миллер, Екатерина Гробман, Наталья Корченкова и старший корреспондент Всеволод Инютин.

Ну что, за почти 10 лет в «Коммерсанте» я написал заметки про десятки и сотни увольнений чиновников и менеджеров различного уровня, освещал кадровые перестановки в частных компаниях, государственных корпорациях и различных федеральных ведомствах.

Теперь пришло написать и про мое увольнение.

В ближайшее время я покину ИД «КоммерсантЪ», в котором до последнего момента занимал должность специального корреспондента. Я покидаю ИД вместе с Максим Иванов не по своей воле, а в соответствии с решением акционера, высказавшему серьезные претензии к статье, в которой сообщалось про возможный уход с поста спикера Совета Федерации Валентины Ивановны Матвиенко. Нравится оно мне или нет, это не важно: у ИД есть владелец, он вправе определять, кто будет работать в принадлежащем ему активе — Ваня Сафронов или какой-то другой человек.

С 21 мая меня в «Коммерсанте» уже не станет, уход оформлен по соглашению сторон. Мне тяжело и больно писать об этом. Максим Ковальский говорил про «Коммерсант»: «Я не могу себе представить, как можно уйти». Я ни разу не Максим Ильич, но слова его мне сейчас близки и понятны. Намного ближе и понятнее, чем были до сегодняшнего дня. Несмотря на то, что за эти десять лет возникали варианты со сменой работы (как в СМИ, так и не в СМИ), я периодически думал об уходе, но всегда отказывался. Потому что не мог переступить через себя, наступить на горло, закрыть глаза и расстаться с тем местом, которым для меня был «Коммерсант». Не просто офисом, не просто столом с тумбочкой, на котором стоит компьютер и телефон. А с домом. Моим домом, где я рос почти десять лет. За это время (де-факто треть моей жизни) я написал несколько тысяч заметок про ракеты, генералов, космос, Белый дом, танки, Кремль, про уголовные дела, про силовиков, снова про космос (он же бесконечен, в конце концов). Впрочем, буду помнить не это, а то, как мне работалось в потрясающем коллективе лучших людей. Их костяк я называл «Ъ-Семьей». Каждому из них я скажу все лично 20 мая: это будет предпоследний день работы в «Коммерсанте» и день, когда я проставлюсь за свой День Рождения.

Что касается дальнейших планов — то они заключаются в небольшом отпуске, на протяжении которого я постараюсь привести мысли в порядок и определить последовательность своих действий.

Прощаться не будем.

Прорвемся (с)

Би-би-си: Что не так было со статьей про Матвиенко?

Владимир Желонкин: Просто она написана не по стандартам издательского дома.

Би-би-си: А что именно они нарушили, если не секрет?

В.Ж.: Не секрет, но я не хочу сейчас про уволенных что-то говорить плохого.

Би-би-си: Эта претензия пришла к вам от акционера? Или как все произошло?

В.Ж.: Не буду это комментировать.

Би-би-си: Усманов принял решение уволить авторов?

В.Ж.: Решение может принять только генеральный директор, то есть я.

Би-би-си: То есть вы приняли его самостоятельно?

В.Ж.: Принять решение уволить людей в акционерном обществе может только гендиректор.

Би-би-си: Означает ли произошедшее, что «Коммерсант» не будет больше писать про отставки и назначения?

В.Ж.: Почему? Будет, если для этого будут основания. Если нет, то не будет.

Би-би-си: Вам не тяжело было расставаться с Ивановым и Сафроновым? Все-таки ведущие авторы.

В.Ж.: Тяжело.

Би-би-си: Вы считаете, что именно такая мера — увольнение — была оправдана?

В.Ж.: Мы пришли к такому решению совместно с ними.

Би-би-си: Они тоже хотели, чтобы вы их уволили?

В.Ж.: Что значит «хотели — не хотели». Мы пришли к такому решению совместно.

Би-би-си: Вы им предложили уйти?

В.Ж.: Нет.

Би-би-си: А что вы им предложили?

В.Ж.: Работать по стандартам издательского дома «Коммерсант».

Би-би-си: Они не согласились с этим?

В.Ж.: Вы очень много задаете вопросов.

Би-би-си: Ну, ситуация скандальная, поэтому, конечно, вопросов много, это моя работа. Вы не ответили, что вам ответили авторы. Они не согласились на ваше предложение работать по стандартам?

В.Ж.: Я не буду это комментировать.

Би-би-си: Обращался ли к вам кто-то из героев заметки, например, Валентина Матвиенко или Сергей Нарышкин — или кто-то еще?

В.Ж.: Нет, не обращался.

Би-би-си: А сотрудники администрации президента?

В.Ж.: Нет.

Би-би-си: То есть эта заметка не понравилась только вам?

В.Ж.: Да, потому что она не соответствует стандартам абсолютно.

Добавить 14 комментариев

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Что ж такое, никогда такого не было — и вот опять Уникальный Журналистский Коллектив ™ отправился на холодную продуваемую улицу.

    Дело тут не в великом и ужасном Усманове, ужасной и великой Матвиенке, а в том, что тёплые капсулы для единомышленников, построенные ещё в Перестройку и Святые девяностые, не выдерживают давления времени, вихрей враждебных и падения спроса на дорогую качественную ненависть к рашке.
    Это же в Коммерсанте в 1994 году в кубиклах висели памятки о том, что нельзя чеченских мятежников называть бандитами и боевиками, а только повстанцами и защитниками независимости.
    Ну и вот, карма-то не тётка, забыли, видимо, памятки обновлять.

  • Ответить
    Альтер Эго

    Усманов заявил о непричастности к увольнению журналистов «Коммерсанта». Бизнесмен узнал об их уходе из публикаций в СМИ, сказал его представитель «Ведомостям».

  • Ответить

    >нельзя чеченских мятежников называть бандитами и боевиками, а только повстанцами и защитниками независимости.

    Интересные исторические параллели можно провести!
    В 2014 в Киеве совершен переворот, Крым и Донбасс с ним не согласились, решив отчалить в свободное плавание, мы при этом не называем их бандитами и сепаратистами.

    В 1993 у нас было тоже самое, борька с подельниками совершил насильственный захват власти:
    >События начались 21 сентября с издания президентом Ельциным указа № 1400 о роспуске Съезда народных депутатов и Верховного Совета, который, согласно принятому в течение нескольких последовавших часов заключению Конституционного суда, не соответствовал ряду положений действовавшей Конституции[12]. В ответ на телеобращение Президиум Верховного Совета сразу же[Комм. 1], сославшись на статью 121.6 Конституции, объявил о прекращении полномочий президента и постановил, что Указ № 1400 не подлежит исполнению[13]. 24 сентября X чрезвычайный (внеочередной) Съезд народных депутатов, созванный Верховным Советом, также заявил о прекращении полномочий президента Ельцина с момента издания указа № 1400 и оценил его действия как государственный переворот[14]. Борис Ельцин, однако, де-факто продолжил осуществлять полномочия президента России. Его поддержало правительство и руководство силовых структур (МВД, Министерство обороны, Министерство безопасности).

    https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BE%D0%B1%D1%8B%D1%82%D0%B8%D1%8F_%D1%81%D0%B5%D0%BD%D1%82%D1%8F%D0%B1%D1%80%D1%8F_%E2%80%94_%D0%BE%D0%BA%D1%82%D1%8F%D0%B1%D1%80%D1%8F_1993_%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D0%B0_%D0%B2_%D0%9C%D0%BE%D1%81%D0%BA%D0%B2%D0%B5

    Чеченцы решили, что с преступниками им не по пути, решив отчалить в свободное плавание (как Крым и Донбасс после «революции гидности»), но они разумеется бандиты…

    Вам надо либо трусы надеть, либо крестик снять.

  • Ответить

    походу, вся эта конспирология прояснилась и оказалась смешнее чем можно было предполагать.
    Сегодня виновницу кипеша наградили орденом Андрея Первозванного. Награда высшая, какправило вручается на прощание. по случаю ухода на заслуженный отдых, в силу достижения запредельного возраста (70) и т. д. Видимо, так и планировался сценарий. Оттуда видать в отдел политики газетки и просочилась инфа (темболее и орден и указ и дата награждения заказывается и т. д. не особо серкетный процесс). Они резонно сделали вывод, что будет ротация.
    А теперь бац — и награждение какбы ни к чему не приурочено и процесс руководства будет продолжатся там же и теми же. Нету даже общегос какогото праздника или личного юбилея, просто какоето проходное 23 мая.
    И когда реально состоится уход с поста — даже и непонятно, чем награждать. Всетки при всем распаде и деградации наградной системы страны (уже чтото 64 награды, включая региональные и областные) какието атавизмы статусов еще остались, но уже скоро и они отомрут.

  • Ответить

    теорию подтверждает фактический состав награжденных. Тут не надо быть Эркюлем Холмсом.
    Маковецкий, Долина, Садовничий, Жванецкий и т. д. — все уроженцы либо Одессы либо Харькова и прочей УССР. Видимо, задумка была, что главная награжденная (с Шепетовки) получит орден в кругу соплеменников какбы и прочие торжественные проводы на отдых. Ей будет приятно, а также это будет сигнал и прочее. А тут бац и утечка. (понятно, что все это утекало многими ручьями, оттого и взебеленился политотдел коммерсанта — инфа то 100% проверенная).
    Реально уже конечено — шизофазия. Политтехнология на политтехнологию и полттехнологией погоняет, а потом наслаивается на истерику, что чтото пошло не так.

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Ты же не знаешь, что такое «шизофазия», тебе просто слово понравилось, ты его украл у кого-то, звучит круто. И вот всё у тебя так.

  • Ответить

    >> Ты же не знаешь, что такое «шизофазия», тебе просто слово понравилось, ты его украл у кого-то, звучит круто. И вот всё у тебя так.

    звучит смачно, согласен. Даже можно состряпать неологизьм, например «шизосдвигофазия». Так понятнее. Я в психиатрии не спец, но специалисты диагносцируют это все как «экспансивную паранойю» (см.). Это не художественный эпитет, а одна из классификаций расстройств. Там все прям очень точно описывается и причины и симптомы. И даже оказывается есть целый класс мошенников-манипуляторов, которые могут вызывать у поциента искуственное обострение путем надавливания на болевые точки, целенаправленной компиляции новостей и вообще манипулирования инфой. Это делается в корыстных целях получения выгод от больного и т. д.
    Много чего достигла современная наука путем наблюдений, анализа, синтеза и последующих выводов.
    На вашем подприще выискивания текстовых угроз и ахтунгов в соцсетях — без этого никак невозможно. Ибо нормальные то люди эту вся ахинею прочли и забыли. А действовать то какраз начинают персонажи с обострениями. Например свихнувшиеся на управлении (sic!) своей собственной репутацией или там на какихто сверхценных других идеях.

  • Ответить
    Альтер Эго

    Чеченские боевики — Chechen fighters
    Сирийские боевики — Syrian militians
    Американские боевики — American Action Movies

  • Ответить

    Не так все должно быть. Если у нас декларировано ручное управление страной, президент должен немедленно вмешаться в ситуацию, дать любое здравое распоряжение органу надзора по трудоустройству, медиасредам, СМИ, наконец нажать на владельца, буквально вызвать на ковер и пропесочить: какого Х, ты, паскудник, превращаешь свободное демократическое государство в сталинский гулаг пополам с долларовым феодализмом? Журналистов — вернуть на место, обеспечить работой, Спикеру — поставить на вид, что ее власть заканчивается пределами ее кабинета, дать понять, что слово гаранта реально работает, и обеспечить себе народную любовь и понимание. Вместо этого — максимальная дистанция от барахлящей дымящей и разваливающейся на ходу автоматики советского бракоделия с наклейкой «управляется лично мной. не трогать.» и подписью: «ВВП».