Почему у российских проектов должны быть три менеджера (и какими они должны быть)

В колонке на РБК один из основателей «Модульбанка» рассказывает о том, как надо руководить компание «на троих», какие типы характеров должны быть у руководителей:

Почему на троих?

Я слушал одну очень интересную лекцию о русской модели управления Сергея Хапрова, предпринимателя и прикладного ученого, он руководит Институтом семантики систем. Его главная гипотеза состоит в том, что любая модель управления базируется на культурных кодах, которые «зашиты» внутри нас. И он считает, что для России очень эффективной является модель принятия решения на троих. Всем известная фраза — «сообразить на троих» в нашем фольклоре тоже появилась не просто так.

В чем заключается его теория? Есть правило, при соблюдении которого принятие решения становится эффективным. Необходимо, чтобы в обсуждении принимали участие три «типа личностей».

Первый тип — это так называемый монолектик. Это по складу ума ученый, конструктор, технарь. У такого человека все либо черное, либо белое, либо да, либо нет, либо единица, либо ноль. Правда у него может быть только одна. Он логик, математик.

Второй человек — это диалектик. Для него истин может быть больше, чем одна. Примеры мышления такого типа: «А какая цена у продукта?», «А мы покупаем или продаем?», «А что будет нам выгоднее?» Второй участник троицы рассматривает все с коммерческой точки зрения.

А триалектик — он не логик и не коммерсант. Он стратег. Он ищет решения, которые поначалу для многих кажутся смешными, парадоксальными. Твое первое впечатление от таких решений: «Да так не может быть!» Это творческая составляющая группы. Он пытается заглянуть за горизонт, нащупать инсайты за этим горизонтом, которые не видят другие. Это человек с очень сильной интуицией, с очень хорошим чувством чего-то нового, только зарождающегося. Он может это нащупать и, самое главное, сформулировать. Он предлагает неочевидное решение, нестандартный подход.

Добавить 1 комментарий

  • Ответить
    ilyak организация, способная на многое

    «и какими они должны быть»

    Известно, какими. Один умеет читать, другой — писать, а третий следит за этими двумя вшивыми антилихентами.