Совладельцы «Юлмарта» начали переговоры об урегулировании конфликта

«A1 и Donna Union Foundation (DUF) Михаила Васинкевича с одной стороны, а также Дмитрий Костыгин и Август Мейер с другой стороны, намерены урегулировать продолжающийся с 2016 года корпоративный конфликт», — сообщил e-pеpper со ссылкой на пресс-релиз упомянутых сторон. Бывшие партнёры обсуждают полное урегулирование, как в российских так и зарубежных юрисдикциях.

Собственники «Юлмарта» не разобрались, кто чей должник, и подали иск в арбитраж Лондона

В сентябре 2016 партнёры Михаил Васинкевич и Алексей Никитин (основатель онлайн-ритейлера) подали иск в Международный арбитраж Лондона (LCIA) с требованием выкупить их доли. Акционеры попытались обязать Костыгина и Мейера выкупить активы по заявленной цене — вероятно им не удалось закрыть сделку анонсированную ранее в марте того же года. Юристы A1 («Альфа-Групп») вмешались в конфликт в октябре 2016.

В середине 2016 «Юлмарт» был крупнейшим магазином Рунета по расчётам Ruward и Data Insight, но уже в следующем рейтинге за 2017, на фоне кризиса управления, падения числа заказов, оборота, закрытия точек в некоторых регионах уступал лидерам в разы и попал лишь на 8-е место. Альтернативный рейтинг 20 самых дорогих компаний Рунета, составляемый Forbes, «Юлмарт» покинул в 2018 году, хотя ещё в 2016-м заслуженно занимал в нём 4 место, вслед за Mail.ru, Яндексом и Avito, самое высокое для всех охваченных интернет-магазинов.

В 2015 году лидировавший на рынке «Юлмарт» планировал через год привлечь через IPO приблизительно $1 млрд — мандат на проведение сделки получили JP Morgan и UBS. Ритейлер был оценен в $5−6 млрд. Forbes оценивал не публичный «Юлмарт» в $1,4 млрд. Однако к лету 2018 стоимость драматически упала, Костыгин и Мейер по «косвенной оценке», звучавшей в суде в Лондоне, отказались выкупить долю партнёров по оценке в 8 раз меньшей. Смена владельца по справедливой цене была не единственной линией разбирательства; нужно учитывать, что бизнес не только сжался, но и оброс спорными для бывших партнёров долгами и конфликтами с банками.

В частности Костыгина обвинили в мошенничестве, якобы предприниматель сообщил «Сбербанку» неверные сведения о финансовом положении компании и скрыл наличие просроченных обязательств перед другими кредиторами. В свою очередь Костыгин предъявил иск Васинкевичу и добился ареста его активов — Костыгин гасил из собственных средств долг перед «Газпромбанком», но поручителем кредита был в том числе Васинкевич, отказавшийся участвовать в погашении.