Инвестиционный климат, или как прокуратура бизнес защищала. Опыт Mindbox

Mindbox — российский сервис автоматизации маркетинга. Компания помогает ритейлу, e-commerce- и другим b2c-компаниям строить полезный маркетинг: не спамить, не разбрасываться скидками, строить точечные, автоматические кампании на данных, помогая своим покупателям сделать осознанный выбор. Нам 12 лет, штат — 75 сотрудников (средний возраст 28 лет), половина из которых разработчики и аналитики. Структурно — мы самоуправляемая организация, с открытыми зарплатами и P&L, без среднего менеджмента, прибыльная, построены с нуля без инвестиций.

Прокуратура должна защищать предпринимательские свободы и не мешать бизнесу без нужды. Так говорил Владимир Путин в феврале на заседании коллегии Генпрокуратуры.

За последние три месяца мы в Mindbox на практике познакомились с тем, как прокуратура помогает бизнесу. Получили оттуда запрос, ответили, сходили в прокуратуру, затем в суд. История продолжается до сих пор.

Не всем удается на деле узнать о работе прокуратуры, поэтому мы решили поделиться нашим опытом, выводами и мыслями о том, как могло бы быть.

Заглавная_иллюстрация

История, выросшая из забытой даты в документе

Прошлым летом искали бухгалтера. Больше всех нам понравилась соискательница из налоговой службы. Поскольку она была в прошлом госслужащей, мы должны были уведомить ее бывшее место работы о том, что подписан трудовой договор: таково требование антикоррупционного законодательства (п. 4 ст. 12 ФЗ от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции»). До этого ни разу не принимали на работу бывших госслужащих, поэтому готовой формы уведомления не было. Нашли форму в справочно-правовой системе, проверили на соответствие закону, заполнили. Лично отнесли подписанный документ в канцелярию налоговой службы. Спустя несколько дней получили ответ оттуда, что новой сотруднице у нас работать можно и антикоррупционное законодательство не нарушено.

Фрагмент ответа налоговой службы:

Ответ_ФНС

Почти через год, 22 мая 2018 года, получили запрос из прокуратуры Северного административного округа. Прокуратура посчитала, что мы не уведомили о найме бывшего госслужащего. Нужно было доказать, что мы все сделали, или описать причины, почему поленились.

Мы подняли нужные документы и подготовили ответ, приложили к нему копии уведомления, трудового договора, приказа о приеме на работу, трудовой книжки, письма налоговой службы. Отправили сначала на электронную почту, а затем оригиналы курьером на руки помощнику прокурора.

История продолжилась. 28 мая прокуратура прислала страшную бумагу о вызове к помощнику прокурора. Узнав по телефону, что с уведомлением что-то не так и что нам грозит штраф, мы устроили мозговой штурм. После нескольких сверок уведомления с законом поняли: забыли указать дату трудового договора!

Фрагмент того самого уведомления, плода нашей невнимательности:

Уведомление_ФНС

30 мая, когда получили кипу бумаг от помощника прокурора, убедились, что догадка была верна. Помощник прокурора, очень милый и располагающий к себе человек, всем видом показывал, что сострадает нам, но ничего поделать не может: так сформулирован закон, прокуратура обязана следовать ему формально. Советовал спорить и ссылаться на бедность в суде, чтобы штраф снизили.

Стали готовиться к суду. В процессе подготовки постепенно успокоились и воспрянули духом: актуальный подход Верховного Суда признает подобные нарушения малозначительными. Можно было бы указать это в пояснениях и ограничиться этим, но мы решили сделать больше:

  • дополнительно уведомили налоговую службу — уже отдельно о дате трудового договора,
  • привлекли к дисциплинарной ответственности главбуха, то есть соавтора этой статьи, которая допустила «безобразие» со случайным удалением даты трудового договора,
  • придумали технический запрет на удаление реквизитов уведомления, чтобы не допустить такого в будущем.

Все это мы отразили в письменных пояснениях для суда, приложили для подтверждения копии документов. Дополнительно сослались на то, что ООО «Майндбокс» является субъектом малого предпринимательства, тоже с документальным доказательством.

Суд был назначен на 22 июня. Были уверены, что наш проступок признают малозначительным, а штраф отменят.

С очередной кипой бумаг пришли к мировому судье судебного участка № 349 города Москвы Татьяне Сергеевне Черкасовой. Судья прочитала наши пояснения и сочувственно спросила: «Ну как же так получилось? Хотите признать малозначительным, да?». Объяснили, что просто вот такие криворукие, принимали бывшего госслужащего первый раз, готового бланка не было. Случайно удалили дату, без злого умысла. Теперь исправились. И да, конечно же, просим признать малозначительным. Судья улыбнулась, кивнула и удалилась на час. Потом вышла и с той же улыбкой зачитала приговор: штраф 100 т. р. на компанию и 20 т. р. на директора. Развела руками, уже не так улыбаясь, и посоветовала идти дальше и спорить. Мол, выше уже наверняка признают проступок малозначительным.

Мы дождались готовности постановлений суда (на это ушел месяц) и подали апелляционную жалобу. Апелляция назначена на 29 августа.

Хотим дойти до конца хотя бы из интереса, чем все это закончится.

Правовая сторона

С формальной точки зрения, забытой датой мы нарушили закон. Но есть такое спасительное понятие — «малозначительность». Исходя из здравого смысла и актуального подхода Верховного Суда, наше правонарушение малозначительно. Оплошность не помешала налоговой службе определить, что трудоустройство бывшей коллеги в Mindbox не нарушает антикоррупционного законодательства.

Не можем понять, почему мировым судьей наши аргументы про малозначительность были отброшены. Ладно, что там аргументы, — были проигнорированы свежие разъяснения Верховного Суда.

Если подробней, то в 2017 году подход к таким историям поменялся, и победил светлый разум:

Старый подход, формалистский: «нарушил форму — угрожаешь обществу»:

Поскольку наступление вредных последствий не является квалифицирующим признаком объективной стороны административного правонарушения, ответственность за которое установлена статьей 19.29 КоАП РФ, отсутствие указанных последствий не свидетельствует о малозначительности совершенного правонарушения. Существенная угроза охраняемым общественным отношениям заключается в данном случае не в наступлении каких-либо материальных последствий правонарушения, а в ненадлежащем отношении работодателя к исполнению своих обязанностей.

Обзор судебной практики, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 30.11.2016

Новый подход, разумный: «главное — сообщить»:

В случае, когда административное правонарушение, предусмотренное статьей 19.29 КоАП РФ, не является существенным нарушением охраняемых общественных отношений в сфере противодействия коррупции (например, выразилось в нарушении требований к форме и содержанию сообщения, направляемого по последнему месту службы государственного (муниципального) служащего, которое не привело к неполучению необходимой для целей Федерального закона «О противодействии коррупции» информации), данное административное правонарушение может быть признано малозначительным.

п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.11.2017

Цена вопроса

Мы собрали в таблицу основные события и посчитали расходную часть в человеко-часах. Итого насчитали 45 рабочих часов — больше недели работы. Прогнозируем потратить еще столько же, поскольку решили идти до конца, и впереди наверняка не одна инстанция. С учетом налогов, взносов, аренды средняя себестоимость часа работы, по нашим подсчетам, 1200 рублей. Это значит, что с нашей стороны прямые затраты около 100 тысяч.

Дата Действия Затраты
22 мая — 24 мая Ответ на запрос прокуратуры: мы уведомляли, вот вам все документы 1 час
28 мая Реакция на вызов прокуратуры. Советуемся с юристом, изучаем наше уведомление под лупой и судебную практику 2 час
30 мая Поездка в прокуратуру, подготовка копий учредительных документов 6 часов
9 июня Дополнительное уведомление налоговой, подготовка приказа о наказании главбуха 3 часа
14 июня Подготовка и отправка ответа в прокуратуру 2 часа
18 июня Поход на почту за повестками в суд 2 часа
20 июня Изучение судебной практики, подготовка пояснений для суда 5 часов
22 июня Судебное заседание 6 часов
22 июня-2 июля Звонки в суд с надеждой получить постановления 1 час
2 июля Подготовка заявлений, которые подтвердят, что постановления еще не были готовы + поездка в суд 3 часа
2−11 июля Звонки в суд с надеждой получить постановления 1 час
11 июля Поездка в суд за обещанными готовыми постановлениями 2 часа
11 июля — 23 июля Звонки в суд с надеждой получить постановления 1 час
23 июля Поездка в суд за готовыми постановлениями 2 часа
24 июля — 26 июля Повторное изучение судебной практики, подготовка апелляционных жалоб 6 часов
31 июля Поездка в суд для вручения апелляционных жалоб 2 часа

Можем только догадываться, сколько трудозатрат со стороны госорганов потребовалось для воплощения этой истории и сколько бюджетных денег было потрачено. В прокуратуре нам вручили документы на 38 листов. В суде наши дела уже весили по виду не меньше килограмма. Предполагаем, что даже если нам придется пополнить бюджет штрафами, они едва ли окупятся для государства.

К чему ведут такие истории

Это частный, но характерный пример рисков ведения бизнеса в России. Ведь в такую ситуацию может попасть любой микробизнес с парой сотрудников и бухгалтером. Ясно, что у него нет и не может быть адекватной экспертизы и финансовых ресурсов, чтобы выполнить все требования и, тем более, отстоять свои права. А по закону штраф мог бы составить до 500 тысяч рублей для юридического лица и до 100 тысяч для директора.

Особенность нашего бизнес-климата: делая что-то, ты практически гарантированно нарушаешь закон. Думаем, это одна из основных причин малого количества предпринимателей в России и нежелания выходить из тени. Потому что выход из тени ведет не только к затратам на налоги. Если вы работаете «вбелую», то, вместо защиты законных прав за ваши налоги, рискуете столкнуться с историей, подобной нашей.

Отдельная неприятность: исходя из практики правоприменения и наших законов, нет возможности заплатить денег специализированной компании и переложить на нее ответственность за соблюдение подобных моментов и правильность уплаты налогов, как это возможно в некоторых странах. А это во многом решило бы проблему даже без сложных изменений законов и институтов.

А можно было бы иначе?

Есть много способов сделать лучше. Все они сводятся к тому, чтобы государство было заинтересовано в результате, а не процессе. В нашем случае — в получении данных об отсутствии конфликта интересов у бывшего госслужащего, а не наказании бизнеса за формальные нарушения. Например:

  • На уровне закона: ФНС могла бы уточнить данные, если мы что-то упустили в уведомлении.
  • На уровне прокуратуры: если бы у них не было палочной системы, они могли бы тоже просто уточнить данные.
  • На уровне суда: он мог бы работать и учитывать рекомендации Верховного Суда.

Хотелось бы, чтобы такой подход применялся всеми госорганами и даже к более серьезным нарушениям — например, неотправке такого уведомления, забытой налоговой декларации или ошибке в сумме платежа по налогу. Это позволило бы бизнесу держать под контролем подобные риски, не платить за забывчивость и даже снизить «административный налог». Другими словами: если сейчас, чтобы справиться с валом постоянно меняющихся законодательных требований, предприниматель обычно привлекает «специально обученного человека» или мирится с состоянием вечно виноватого, то с предлагаемой системой при небольшом объеме задач такого человека можно было бы и не нанимать.

Искоренение таких карательно-бюрократических вмешательств выгодно и для государства тоже:

  • На них не тратятся бюджетные деньги, следствие — можно их потратить на что-то более насущное.
  • Бизнес спокойно работает, не тратит ресурсы ни на защиту от вмешательств, ни на штрафы, ни на излишние перестраховки в формальностях, следствие — рост ВВП и налоговых поступлений в бюджет.

Но пока мы там, где мы есть, стоит надеяться только на себя: развить внимательность и следить за формальностями так, чтобы государству не за что было зацепиться. «Защита бизнеса» в форме таких вмешательств, как в нашем случае, по факту превращается в дополнительную форму платы государству — помимо налогов. По нашим подсчетам, дешевле перебдеть.

Добавить 16 комментариев

  • Ответить

    Вообще, получается что есть три ключевые вещи в этой истории:

    1. Даже если сейчас во второй апелляционной инстанции всё отыграют, прямые затраты на бодание с судом и прокуратурой составили 100 тысяч рублей. Их никто никогда не компенсирует

    2. Штраф вынесенный Mindbox — 100 тысяч компании и 20 тысяч директору. Едва ли бюджет потратил на работу сотрудников прокуратуры и суда меньше денег. Экономического эффекта для государства не видно

    3. Пленум ВС РФ не считает, что нарушение формы подачи заявления о том, что госчиновник вышел на работу, является существенным фактом при наличии самого поданного заявления. Цитата есть в тексте. Никакого соблюдения духа закона соблюдением буквы закона здесь не достигается.

    И, как следствие, желание заниматься бизнесом снижается.

    То есть, по сути, прокуратура в данном случае государству вредит. Поскольку ничего от снижения желания людей заниматься бизнесом не приносит взамен в бюджет и снижению коррупции не способствует

  • Ответить

    Отдельная неприятность: исходя из практики правоприменения и наших законов, нет возможности заплатить денег специализированной компании и переложить на нее ответственность за соблюдение подобных моментов и правильность уплаты налогов, как это возможно в некоторых странах. А это во многом решило бы проблему даже без сложных изменений законов и институтов.

    У меня за бухгалтерию и юридическую часть отвечает специализированная компания. В договоре прописана их отвественность за штрафы по их вине. Несколько раз мою компанию штрафовали по их недосмотру, всегда уменьшали счет на свои услуги на сумму штрафа.

    Автор не понимает зачем нужна бюрократическая волокита, без нее придется наделить чиновников большой самостоятельностью и свободой, как следствие — взрывной рост коррупции и произвола.

    Описанную волокину можно побороть только тотальной цифровизацией гос. машины, государство в этом случае само увидет куда устроился бывший гос. служащий и не только.

    Технически не сложно оцифровать государство, политически сложно.
    Куда деть ¾ ненужных чиновников?
    На кого Путину еще опереться помимо чиновничества?
    Оно явно станет его лютым врагом, ведь на кону не столько их жалованье, сколько «благодарности», админ. ресурс для бизнесов своих родственников и т. д.

  • Ответить

    Там есть кусок про критерии признании ошибок малозначимыми
    Не очень понятно, зачем бюрократии нужно не признавать эту ошибку малозначимой

    Заработать в госбюджет 120 тысяч рублей, это конечная цель деятельности была?

  • Ответить

    >Не очень понятно, зачем бюрократии нужно не признавать эту ошибку малозначимой

    Чтоб не писать 100500 отчетов выше, почему они решили прекратить производство, не взятку ли они получили?
    Им решение суда нужно или оплаченный штраф, насколько я знаю, решение мирового суда не в их пользу, требует от них автоматического оспаривания.

    Мировой судья обычно на автомате подмахивают все прокуратуре, для него прокуратура ближе, к тому же, она его решение точно оспорит, а бизнес не факт.

    Для бизнеса нужно делать свою систему электронных гос. услуг, чтоб все общение бизнеса с государством, могло быть исключительно в электронном виде.
    Но это не так просто как кажется, это начнет затрагивать всю систему власти, как региональную так и муниципальную.
    Боюсь это даже в мировом масштабе будет революцией.
    Исполнительная власть во всем мире ценится выше законодательной, потому что исполнительная власть всегда может взять какой либо закон и выпороть кого-то персонально.

  • Ответить

    >>Цена вопроса
    Ну, расходы посчитаны. Пожалуй забыли только расходы на юриста. Нужно было присовокупить. В суды без юриста ходить нельзя.
    А доходы? Кто может оценить эффективность рекламы компании за счет публикации этой истории? В итоге должен быть хороший профит)
    Спрашивается, если это самое уведомление так нужно государству, то почему табличной формы нет такой, чтобы ошибиться было нельзя — с соответствующими графами — на сайте соответствующего ведомства. Почему по интернету нельзя заполнить (с автоконтролем правильности заполнения)? Почему не предусмотрена возможность простого исправления (по запросу) столь малозначимой неточности? А патамушта.
    А так — все при деле. Механизм гос машины сделал один микрооборот. Спилили пару сосен — на бумагу. Все вспотели слегка, отчитались о выполнении. Получили зарплаты. С чувством выполненного долга отправились отдыхать. Всё хорошо.

  • Ответить

    Денис, спасибо! Сомневалась насчет того, что нет предложений на рынке в части бухгалтерско-юридического аутсорса с ответственностью в договоре. Получается, мы недостаточно хорошо знаем этот рынок просто.
    А у вас ответственность ограничена чем-то (ежемесячной стоимостью услуг и т. д.)?

    Согласна про цифровизацию. В этом плане радуют налоговые органы, сильно легче стало общаться с ними.

  • Ответить

    >А у вас ответственность ограничена чем-то (ежемесячной стоимостью услуг и т. д.)?

    Не ограничена, но докапываются до доков серьезно, иногда приходится им говорить что этот эпизод под мою ответственность, так иногда проще бывает.

    >В этом плане радуют налоговые органы, сильно легче стало общаться с ними.

    Согласен, налоговая впереди всех по цифровизации, остальные что-то задержались в СССР-е

  • Ответить

    >>платный материал с пометкой «Промо» им бы обошёлся в 80 тысяч рублей, можно просто эту сумму занести в доходы.

    Оценка по гипотетическим затратам не вполне корректна — нужно ведь учесть, что действие материала зависит от содержания). А тема справедливой битвы честного маленького Давида и грубого Голиафа всегда выигрышна.
    Далее отрываемся от этого конкретного случая. Можно подняться на новый уровень абстракции и назвать это кейсом. Боюсь только, что башлять придётся, чтобы наверняка «заметили» подобное мелкое нарушение и строго покарали. Если присмотреться, такой кейс имеет классический сюжет драмы с ещё вавилонскими корнями и далее Гомер, Шекспир и прочие всё такое неоднократно перепели. Пора монетизировать и таким образом. Сейчас ведь всё очевидно драматизируется и политика в том числе, причём, часто в жанре истерики. А как искусно драматизировали «развал СССР». Очевидно, что и дессидентство имеет в своей основе те же драматические корни с дистанционной режиссурой. Всё наша жизнь — драма. Господа, будьте, если не сценаристом, то хотя бы режиссером своей жизни!

  • Ответить

    >>Согласна про цифровизацию. В этом плане радуют налоговые органы, сильно легче стало общаться с ними.

    Тут должна быть принципиально иная парадигма цифровизации. Айтишники это легко поймут и сделают. Было бы понимание сверху.
    Цифровизировать нужно не общение с органами, а саму модель представления бизнеса для государства — в нужной его органам форме. То есть, задача предпринимателя войти в личный кабинет своего бизнеса и отразить там то или иное событие в прописанной в модели соотв форме. А куда оно далее пойдет, как оно там будет всплывать, кто там на него подписан — это и знать не нужно. Для малого бизнеса это не трудно сделать. А большой бизнес может пока попариться в рамках старой оффлайн модели. Там же в личном кабинете и все формы нужных предпринимателю документов (стандартного внутреннего делопроизводства) и сервис по их заполнению и их хранение в эл форме т.п. И регистрировать малый бизнес на эти кабинеты, а не на дурацкие юр адреса. И платежи оттуда. В чем проблема? Вперёд.

  • Ответить

    >Цифровизировать нужно не общение с органами, а саму модель представления бизнеса для государства — в нужной его органам форме.

    Нужно именно оцифровать общение, все!
    Модели у всех разные, их создание и отладка не дело государства.
    Эти модели легко сделают сервисы посредники, так как это нужно в конкретным отраслям, было бы гос. api для цифрового общения бизнеса с властью.
    Если неповоротная гос. машина начнет модели делать, то все взвоют и скажут: мы уж лучше по старинке, пешочком до ближайшего ФНС сходим, чем через ваш ЛК.

    Текущий процесс гос. оцифровки вполне годный, просто темп низкий, продажные чинуши палки в колеса вставляют.

  • Ответить

    >>Модели у всех разные,

    Модель официоза бизнеса.
    Речь не о модели бизнеса, а о модели представления бизнеса, айтишник, ать твою, хреновый какой)

  • Ответить

    >Речь не о модели бизнеса, а о модели представления бизнеса

    От государства нужно только api, все!
    Все эти модели, кабинеты и т. д. сделают посредники в разы лучше чем государство, будь то мойсклад, моедело, , сбербанк или тинькоф.

    Иначе компаниям придется работать в двух моделях, официальной и своей собственной.

    Государство не должно бояться частной инициативы и не должно совать нос туда, куда спокойно может не совать.
    Только так получится максимально задействовать интеллектуальный потенциал страны, без этого не выжить в геополитической конкуренции.

  • Ответить

    >>От государства нужно только api, все!
    Все эти модели, кабинеты и т. д. сделают посредники в разы лучше чем государство, будь то мойсклад, моедело, , сбербанк или тинькоф.

    Абстрактно — да. А вот конкретно — не уверен.
    Но это обсуждаемый вопрос. Главное, что этого нет и пока не предвидится.
    Принципиальная разница двух подходов в уровнях ответственности предпринимателя. В случае, если личный кабинет гос, то его ответственность заканчивается на уровне вводе данных. А если коммерческий, то на уровне получения формы соотв гос структурой. Но и это можно преодолеть сертификацией, аккредитацией кабинетов и т. п.

  • Ответить

    >Абстрактно — да. А вот конкретно — не уверен.

    Можно конечно ударить с двух флангов, сделать убогий (а какой еще он может быть) казенный ЛК на nalog.ru и api, но api вперед.
    Правда появляется риск, что чинуши только своим убогим ЛК и будут заниматься, а api на отвались поддерживать. Большой риск погнаться за двумя зайцами.

    >В случае, если личный кабинет гос, то его ответственность заканчивается на уровне вводе данных.

    Как обычно, казенный ЛК будет такой замороченный и запутанный, что даже просто при вводе данных, предприниматель легко сможет заработать себе на статью УК РФ.

    >Но и это можно преодолеть сертификацией, аккредитацией кабинетов и т. п.

    Так лучше, уверен банкам это только в радость будет, конкурентное преимущество.

Для добавления комментария войдите или зарегистрируйтесь.