Мильнер рассказал об аутсорсе мыслительной деятельности в Google

В ноябрьском Forbes Мильнер стал лицом на обложке и дал развёрнутое интервью про смысл инвестирования в интернет, страхи и ужасы перед последствиями:

Google стал частью нашего мозга. Мы аутсорсили часть своего мозга этой компании. Мне не надо помнить, когда была война с Наполеоном, походы Александра и так далее. Я сегодня утром в разговоре с кем-то спросил — «со щитом или на щите»? Сказал, что это было римское высказывание, но был не уверен, оказалось, это Спарта, Древняя Греция. Проверить заняло 10 секунд

Источник

Добавить 14 комментариев

  • Ответить
    Альтер Эго

    При прочтении интервью Мильнера не могу теперь отделаться от ассоциации с гоняющимся за Крючковым менеджером и требующим отдать ноутбук.

  • Ответить

    Насчет аутсорса — осталось понять, кто будет выкладывать новую информацию в сеть, и, главное, кто будет проверять? Когда все старые кадры уйдут на покой? Вот если бы в Википедии было написано, что это высказывание древнеегипетское, Мильнер бы усомнился или нет? Ну, он то, думаю, усомнился бы, а вот его сын или внук — уже врядли…

  • Ответить

    В одной книжке про Гугл была описана мечта Брина, дословно не помню, суть такая: подключить поисковик к мозгу напрямую. Думаю через 40, будет пестрить реклама «Вы еще не подключили свой мозг к Гугл? Тогда мы идем к вам»

  • Ответить
    Альтер Эго

    Возможно Мильнеру и стоило бы и своей памяти доверять. Высказывание римским гражданином Плутархом было сделано, но о Спарте. Причем он единственный источник что вообще так говорили.

  • Ответить
    Альтер Эго

    Мильнер — очень специфический мутант, мутировавший под воздействием излучения денег. Он начал мутировать еще в МММ и структурах Ходорковского и Линшица. Поэтому слушать что ментальный мутант говорит о своем уме, как бы прикольно, но не релевантно ничему. Вот про мутантов, для понимания: http://www.gagin.ru/internet/7/16.html

  • Ответить

    Про память — на самом деле интуитивно ясно, что это про греков. Объясню, почему. Римляне почти сразу начали вести войны за пределами Италии, поэтому в исторические времена никто домой не приносил павших на щитах. Да и армия была регулярная, там не было уже таких патриархальных обычаев. А раздробленные греки все время воевали друг с другом прямо в Греции, театр военных действий находился, как правило, рядом, и трупы, действительно, почти всегда могли доставляться в родной город. То есть не совсем понятно, как тут вообще могли в голову прийти римляне.

  • Ответить

    Да то и есть. После Второй Пунической, когда к ним Ганнибал сам пришел, уже воевали строго за пределами. А для Рима, молодого по сравнению в Грецией, 225 г до н.э — это уже было довольно стародавнее время — у них в это время даже еще никаких писателей не было, то есть нам и прочитать про тогдашние щиты негде. Писатели возникли там начиная только с первого века до нашей эры. Похоже, до Цезаря никто и не писал толком. Все Плутархи и Цицероны были позже. А для греков 225 год — практически конец самостоятельной истории. Короче, ваш Мильнер.не торт. Кстати, в пределах Италии легионерам запрещалось носить оружие. Так что какое там на щите, да и стух бы воин, пока его несли бы из Галлии. Выражение «перейти Рубикон» как раз потому и упоминается, что Цезарь нарушил запрет на ношение войсками оружия в пределах Италии — и началась гражданская война.