Фильм «Стартап»

Предуведомление: спойлеры!

В апреле на экраны выходит фильм «Стартап». Его сценарист Дмитрий Соболев известен сценарием к фильму «Остров» Лунгина, а продюсер Ирина Смолко — запоминающейся картиной о рекламисте-копирайтере «Двадцать сигарет». Прототипы героев — основатели компании «Яндекс» Аркадий Волож и Илья Сегалович, основатели компании ABBYY Давид Ян и Александр Москалев, а также основатель венчурного фонда Almaz Capital Partners, идеолог Сколково Александр Галицкий. Автор сценария интервьюировал также ветеранов ИТ-рынка Бориса Нуралиева (1С), Тагира Яппарова («АйТи») и главу Федеральной налоговой службы Михаила Мишустина, однако оставили ли их рассказы какой-либо след в фильме, мне неизвестно.

Люди рунетовской тусовки будут смотреть этот фильм, и будут искать там не сходства с «Социальной сетью» или со «Startup.com», если кто еще не забыл этот фильм 2001 года о GovWorks.com. Мы будем искать там отражение реальных событий и поэтому, обходясь без спойлеров, имеет смысл их обозначить.

Начинается фильм по мотивам событий в жизни инженера Александра Галицкого, когда его пытались нанять в компанию Sun Microsystems. Советский инженер Галицкий не хотел говорить на английском, а у американцев тогда не было русскоговорящих сотрудников. В итоге ему дали переводчицу с украинского языка из бандеровской эмиграции. В фильме же главному герою просто случайно подвернулась старая знакомая — переводчица при иностранцах. Ну, а реальной «бандеровке» послан «привет» шуткой для своих: Как же ты у него работаешь переводчицей? Ты же по-русски плохо говоришь! — Он об этом не знает!

Далее пара главных героев знакомится с программистом по кличке Бергамот (реальный его прототип Александр Москалев — вовсе не такой аутичный, но в фильме за версту видно, что это «типичный программист»).

Главный герой Борис объединяет в себе черты и жизненные обстоятельства и Сегаловича, и Воложа, и Яна, но больше у него их от первого, конечно. Хотя реальная история с тем, как Волож сбрил усы накануне IPO «Яндекса» в фильме вывернута наоборот. И киношный Борис обещает отпустить усы после выхода на IPO и выполняет обещание. Там вообще всё нарочно запутано — тот из друзей, кто больше внешне похож на Илью, как раз не умеет программировать.

История с попыткой покупки электронного морфологического словарь русского языка, основанного на словаре А. А. Зализняка — за огромные для студентов 90-х 5 тысяч долларов, могла случиться как с Давидом Яном, так и с Ильей Сегаловичем. Однако события фильма чем дальше тем больше укладываются в сюжет именно «Яндекса»: тут и представление новинки поиска на выставке «Софтул», и фраза «мы третьи в России!» (после Апорта и Рамблера)…

Однако есть и совсем типические ходы. К примеру, есть сцена в офисном умывальнике, когда директор, потыкавшись в незаправленные мылом мыльницы и пустые ниши для бумажных полотенец, решил, что надо серьезно налаживать бизнес-процессы. Нечто примерно похожее произошло и с Алексеем Басовым (Ростелеком), который не значится в числе консультантов кинокартины.

Авангардный опен-спейс-офис поисковой компании «Холмс», изображающей «Яндекс», был построен на заводе «Флакон» (очень авангардный).

Елена Колмановская автору сценария не понадобилась. Но зато в фильме есть некая Вика, возглавившая направление контекстной рекламы в поисковой машине «Холмс». У меня есть версия и на ее счет, но придержу.

Весьма подробно подан сюжет с золотой акцией «Сбербанка», дающей право блокировать продажу любых ключевых активов со стороны «Яндекса». Представителя Администрации Президента, сидящего под портретом Путина, играет Эммануил Виторган Андрей Соколов. Других «звезд» среди актеров не замечено. (исправления в абзац внесены после публикации текста -- Roem)

Фильм оставляет впечатления очень порезанного. «Ножницы» монтажера отрезали и сцену с бандитами, и эротические сцены, а для подростков даже предполагается сделать спецверсию с большим количеством дружбы между парнями, но без сцены посещения Администрации президента. В итоге хорошо, но мало. Драматургии нету. Хочется посмотреть режиссерскую версию.

Фильм позволяет найти массу поводов для ехидства рецензентов. Однако в отличие от «Стартап-дот-кома» наш фильм кончается благополучно. А последняя его сцена — единственная, списанная прямо из жизни, когда Давид Ян и Александр Москалев, пять лет работавшие в одном офисном здании, впервые встретились в его лифте благодаря случаю.

Общая премьера — 3 апреля. А предварительные показы состоялись в Digital October 18 марта — по окончании Второго международного бизнес-форума «Телеком 2014: точки роста» и 25 марта — по окончании конференции «App Summit: приложения, бизнес, люди».

Андрей Травин

Добавить 12 комментариев

  • Ответить

    Насчет наличия спойлеров не согласен. Будет ли спойлером сказать, что в заключительных титрах появляется надпись «Мы экспортируем математику так же, как нефть, но почему-то не говорим об этом»? Конечно, нет. Спойлер — это то, что портит впечатление от просмотра. Будет ли спойлером сказать, что прообраз чиновника — Волошин Александр Стальевич? Нет. А будет ли спойлером сказать, что в фильме рассказывается про Андрея Иванова, который Нейрон.ру и Advse.ru, хотя физического прообраза его героя нету? Да, это только заставит внимательнее смотреть картину! РВК показывает фильм во всех городах, где проводит свои мероприятия для молодежи. Вообще куча народу смотрела его тем или иным способом. Елена Колмановская и Юрий Арабов смотрели его индивидуально. Мнение второго как раз совпадает со всеобщим «нет драматургии». Мнение первой пока неизвестно…

  • Ответить
    Андрей Добрый PDG: restate.ru, 110km.ru, tourout.ru, peterburg2.ru, Neva.today и проч

    Бывши на той же премьере, что и Андрей, скажу, что фильм легко можно доработать в «патриотические сопли» с поддержкой государства. Тут чуть порезать, тут чуть добавить и вуаля — как в России можно сделать бизнес. В целом всё так описано. Дикий микс Социальной сети с фактами о Яндексе и Басов на премьере. ;-)

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Там изначально было что-то совершенно чудовищное. Киношное. То есть надуманное и нереальное. Я слушал режиссёра с группой, просто ушам не верил, что они там придумали «про программистов» по незнанию и желанию как раз драматургии. Если там есть что-то про Андрея Иванова (видимо, про его 800 000 запросов из Прямого эфира и страничку «это как раз оно самое и есть»), то это от меня. И про Софтул тоже. Но сильно исправить было нельзя. Тем более байками. Производственный конфликт они придумать не смогли, а мои рассказы о реальном производственном конфликте при развитии поисковика им остались непонятны, по-моему. Или скучны.

  • Ответить
    Eli

    > Производственный конфликт они придумать не смогли, а мои рассказы о реальном производственном конфликте при развитии поисковика им остались непонятны, по-моему. Или скучны. Так расскажите в тексте и повесьте там, где поймут. Книжка у вас отличная вышла.

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Нет про Яндекс я не могу писать, не владею материалом. Надо было там годами работать. Там шли разговоры про наиболее общие, самые простые темы для неискушённого зрителя (точнее, киношника). Меня съёмочная группа с режиссёром во главе три часа расспрашивала в ресторане в ТЦ «Царь» на Рублёвке (где-то года полтора, что ли, назад, летом) про такие общие вопросы типа «ну вот они, допустим, оба смотрят в экран, у них конфликт или проблема, какая это проблема, о чём они говорят и спорят? Ну вот что у них за проблемы могут быть»? При этом сами они придумывали в качестве тем и конфликтов такое, что у меня просто волосы лезли на лоб. Ну, я объяснял, что основной производственный конфликт в поисковике в том, что поисковик — это фабрика по переводу серверов на говно, а деньги приходят далеко не в первые три года. Они просили примеров конкретных проблем, я им их приводил (посиковый сапам, Анрей Иванов, почтовый спам, законодательные ограничения на карты, борьба с порно и всякой гадостью в выдаче, фрод по накрутке КР и т. п.), причём объяснил подробнейшим образом, самыми простыми и понятными словами и аналогиями. Вроде даже они всё поняли, но тут вопрос в культуре целях, парадигме киношников. Им подавай любовь, секс, измену, драку, погони, стрельбу, шпионов. А вопросы нехватки денег на новый индексирующий сервер им неинтересны. Поэтому я и писал тут как-то про казахского юношу Воложа, едущего на коне вниз по склону горы на восходе. Я, кстати, перед встречей позвонил Воложу, спросил его, что за перцы и стоит ли с ними разговаривать. Он сказал, что им в Яндексе не очень понравилось то, что они делают: у героев в фильме постоянно «ничего не получается» и они переживают (самый конкретный производственный конфликт, который смогли придумать киношники), постоянно подчёркивается якобы вторичность Яндекса по сравнению с Гуглом (хотя им несколько раз объяснили, что Яндекс появился раньше), ну и прочие дурацкие штампы. Ну, я пообещал немного вправить, если получится. При этом сам фильм я не смотрел, не факт, что пойду смотреть, потому что ожидания у меня не очень.

  • Ответить

    «…постоянно подчеркивается якобы вторичность Яндекса по сравнению с Гуглом» Ничего подобного в фильме нет. Более того, Гугл скорее может быть недоволен «вторичностью», потому что поисковой машине «Холмс» приписано изобретение ссылочного ранжирования. Замечу специально для малолеток: даже по внедрению ссылочного ранга страниц Яндекс был далеко не первым в Рунете (это было сделано в октябре 1999 года в поисковой машине Апорт-2000). Ну, на этой неделе все сами смогут в этом убедиться. Я же посмотрел фильм уже два раза. И получается, что в фильме можно найти скрытое обаяние, заставляющее сидеть в зале до конца, возвращаться мыслью к каким-то эпизодам. Лучше всё ж посмотреть, чем ориентироваться на ожидания.