Рыков написал Ричарду Брэнсону письмо с просьбой «привести Тинькова в чувство»