Рунет-2014: мы все умрем

Развитие событий: TJournal подвёл итоги 2014 в области медиа (8 января 2015)

Самой горячей медиатемой сейчас является экономическая ситуация в России, однако говорить о ее влиянии на Рунет мы будем в «Итогах-2015». Все самое интересное — впереди.

Обозревая 2014, хочется в первую очередь говорить о запретах и регулировании. То же самое было и год назад, но в прошлом декабре я отнеслась к этому вопросу оптимистично и даже как-то легкомысленно. Словно знала, что все самое интересное — впереди.

ЗАКОНЫ И ЗАПРЕТЫ

В 2014 чиновники и депутаты взялись за дело всерьез. Регуляторский пыл почувствовали на себе сразу все игроки интернет-рынка. Крупные западные интернет-компании обрадовались обязательству хранить данные пользователей в России.

Отечественные компании еще больше обрадовались отмене пороговых значений зарплат, с которых взимаются страховые взносы. Раньше компании могли не платить взнос с зарплат, которые составляли более 56 тысяч рублей в месяц.

Интернет-компании с шампанским и хлопушками отпраздновали предложенный Путиным налог с продаж, который пока не введен, но пресса почему-то не сомневается, что будет.

Популярных блогеров обязали регистрироваться в Роскомнадзоре, проверять публикуемые сведения и не ругаться матом (отдельное умиление вызывает то, что зарегулировали этих опасных людей в рамках «антитеррористического пакета» законопроектов. Заодно тем же пакетом запретили анонимные электронные платежи между физлицами). Биткойны тоже скоро запретят.

Интернет-провайдеров, возможно, ждет «фильтрация контента на всех уровнях сетей передачи данных, невозможность размещения DNS-серверов доменов .RU и .РФ за пределами России и запрет на присоединение региональных и местных сетей передачи данных к зарубежным интернет-сетям». Если эти меры будут приняты, интернет, помимо прочего, подорожает для пользователей при снижении качества доступа.

Венчурные фонды тоже не остались в стороне от общего праздника жизни. Принятые в ноябре поправки к Налоговому кодексу усложнили жизнь оффшорным компаниям (которыми фонды не могут не быть ввиду отсутствия в России организационно-правовых форм и инструментов для реализации венчурных сделок). Фонд вынужден будет платить налог с учетом переоценки актива, даже если актив он еще не продал и прибыли не получил. Стартапы почувствуют уменьшение количества бизнес-ангелов и сокращение объема их инвестиций.

Впрочем, к чему все эти частности, когда Минсвязи тренируется отключать Рунет от глобального интернета?

УКРАИНА ВСЕХ ПЕРЕССОРИЛА

Помимо законодательной активности, интернет-рынок в этом году растревожила и геополитическая: почти на все аспекты его функционирования повлияли события вокруг Украины и Крыма.

Например, на кадровом уровне: многие компании потеряли топ-менеджеров, уволенных или уволившихся по идейным причинам. Генеральный директор Яндекс.Украина отправился в «бессрочный отпуск», «Ашманов и Партнеры Украина» демонстративно разорвали отношения с российской компанией. Уволились директор ЖЖ Украина и глава киевского филиала Студии Артемия Лебедева. Загадочно пропал со своей должности руководитель российского ABBYY. Менее важных сотрудников, вольно или невольно поменявших работу в связи с мнением по Крыму, вообще никто не считал.

Прагматично настроенные участники рынка стали думать об освоении Крыма: по Фейсбуку начала гулять идея «Кремниевой Долины» на полуострове, там прошел крымский РИФ, открылся заочный региональный акселератор ФРИИ, несколько компаний объявили о запуске коворкингов. Популярным развлечением блоггеров и журналистов стали инспекции разных сервисов на предмет того, причисляют они Крым к России или нет (как отображают на картах, где он обнаруживается в настройках таргетинга и так далее).

СКРОМНОЕ ОБАЯНИЕ ГОСПРОЕКТОВ

Надо сказать, что государственные инициативы в области интернета не ограничиваются подготовкой Великого Российского Файрволла. К конструктивной активности можно отнести и перезапуск «Госуслуг» с упрощением регистрации, сокращением количества и повышением качества оказываемых с помощью сайта услуг. И запуск национального поисковика «Спутник», у которого сейчас вполне достойное качество поиска.

Блоггеры любят саркастически цитировать статистику количества переходов с этого поисковика, но очевидно, что набрать заметную долю поискового рынка, на котором у тебя такие конкуренты, как Яндекс, Google и Mail.ru, можно только с помощью очень мощной дистрибуции, каким бы ни было техническое качество. Ресурсов для такой дистрибуции у Ростелекома достаточно, но необходимости их сейчас подключать он не видит.

Есть версия, что Спутник будет тихо лежать в кладовке на случай отключения «Гугла» за близкие отношения со стратегическим противником и Яндекса за нелояльность роботов. Однако у «Спутника» есть и собственные сервисы, довольно полезные для простого пользователя (информация об управляющей его домом компании, инфраструктуре вокруг дома, онлайн-оплата ЖКХ, поиск лекарств).

Не может не радовать появление бесплатного Wi-Fi в поездах московского метро. Хотя, не может радовать желание властей пускать в публичный Wi-Fi только по паспорту. Ну ладно, не только по паспорту.

ИНВЕСТИЦИИ: ВСЁ СЛОЖНО

Управляющий директор фонда Prostor Capital Алексей Соловьев рассказал на концеренции РОЦИТА, что венчурные фонды, инвестирующие в Рунет, в этом году достучались до властей, результатом чего стало распоряжение президента об оптимизации существующего законодательства, дабы адаптировать его к потребностям венчурной индустрии. Дмитрий Медведев дал поручение о подготовке проекта, позволяющего институциональным организациям (пенсионным фондам и страховым
компаниям) выступать в роли инвесторов венчурных фондов.

В 2014 уже заметно проявилась тенденция, которая будет развиваться весь 2015: появление корпоративных венчурных фондов и альтернативных моделей инвестирования. Классические же фонды все меньше интересуются российским интернет-рынком.

Эксперты-участники исследования Venture Barometer считают, что качество стартапов будет расти, потому что они меньше будут рассчитывать на инвестиции и больше — на собственные силы и ресурсы. Вырастет конкуренция между проектами за инвестиции, средний чек инвестиций снизится. Инвесторы будут гораздо придирчивее подходить к выбору проектов. Влияние экономического кризиса на отрасль интернет-инвестиций будет сказываться не менее трех лет.

ФРИИ в 2014 году стал самым активным посевным фондом в Европе.

ТРЭВЕЛ В АНАБИОЗЕ

Среди проектов, которым в 2015 придется особенно нелегко, наверняка окажутся travel-стартапы. Кризис, закрытие туристических агентств и освещение в СМИ гибели «Эвитерры» лишит значительную часть пользователей как возможности, так и желания покупать в интернете продукты и услуги, связанные с путешествиями. События вокруг «Эвитерры» хочется выделить среди прочих происшествий года именно потому, что неотраслевая, популярная пресса писала о них так, что у менее «продвинутого» населения обязано было возникнуть недоверие к оплате чего-либо через интернет. Очевидно, что в этом нет ничего хорошего не только для индустрии путешествий.

ОБРАЗОВАНИЕ НА ПОДЪЕМЕ

Зато все, что происходило в Рунете вокруг образования, будет развиваться и в 2015. Эксперты по карьерным вопросам говорят, что именно кризис — самое время озаботиться дополнительным образованием и новыми навыками. Однако речь здесь не только и не столько о стартапах.

Важными событиями можно считать и запуск инициативы «Переведем Coursera», и широкий размах «Часа кода» в России, где его курировали Минобрнауки и Минкомсвязь. Путин, в отличие от Обамы, не написал строку кода на Javascript, но ведущие IT-компании в акции поучаствовали. В Start Fellows заявки стартапов, связанных с обучением и наукой, каждый раз получали мощную поддержку аудитории и часто становились победителями.

В 2015 году все российские школы полностью перейдут на электронные дневники и электронный документооборот.

МЕССЕНДЖЕРЫ ПРОДОЛЖАЮТ ЗАХВАТ МИРА

Среди пользовательских сервисов настоящий бум в 2014 году случился у мессенджеров. Все внезапно заметили, что с мобильных устройств людям проще пользоваться приложениями, у которых одна или несколько основных функций, а, с другой стороны, в мессенджерах можно делать почти все то же самое, что в соцсетях. В Китае в мессенджерах есть интернет-магазины, блоги знаменитостей, аккаунты СМИ и так далее. Лидер среди мессенджеров по MAU и пятое по популярности приложение во всем мире, китайский WeChat в 2014 году забанил 20 миллионов аккаунтов проституток.

Но повышенное внимание к мессенджерам вызвали не успехи азиатских сервисов, а сделка Facebook и WhatsApp на $16 миллиардов. Японская Rakuten приобрела открывший в этом году российский офис Viber за $900 млн. Японский Line собрался в 2015 на IPO. У Телеграма Павла Дурова к декабрю набралось 50 миллионов активных пользователей (у WhatsApp — 600 миллионов). Mail.ru Group перезапустила ICQ, превратив его в симпатичное приложение. И только один из старейших мессенджеров Рунета QIP покинул поле боя.

Не все пользователи Facebook одобрили вынос обмена сообщениями из приложений в отдельный мессенджер. Однако именно в таких изменениях скорее всего лежит вектор ближайшего развития социальных сетей. Они будут «разобраны» на отдельные приложения, берущие на себя их основные функции (фото, социальные медиа, общение, связанное с геопозицией, знакомства и так далее).

ТАКСИ ПРОДОЛЖАЮТ ЗАХВАТ РОССИИ

Если мессенджеры стали глобальным трендом, то бурное развитие рынка приложений по вызову такси в 2014 году характеризует именно Рунет. «Тач-такси» изменили рынок перевозок, в первую очередь в Москве, практически вытеснили с дорог «бомбил» и взялись за конкуренцию друг с другом на всех уровнях — набора и качества услуг, цен, количества автомобилей, скорости подачи…

Кроме того, этот рынок оказался на удивление «скандалогенерирующим». Таксопарки ссорились с Яндексом, водители конфликтовали с пассажирами, водители ссорились с такси-стартапами, а стартапы — друг с другом,. И, конечно, на относительно новое явление уже обратили внимание депутаты и предлагают его запретить.

МОНЕТИЗАЦИЯ И КОНРТМОНЕТИЗАЦИЯ

В 2014 году социальная сеть ВКонтакте решила стать прибыльной. Эксперты сочли это невиданной дерзостью. Однако, ВК, похоже, опять не оказался оригинален и всего лишь вписался в глобальный тренд.

Инстаграм и Facebook стали показывать пользователям в ленте рекламные ролики с автозапуском. Правда, на российскую аудиторию этот формат еще не запущен. Зато отечественным рекламодателям в этом году стала доступна реклама в Твиттере и iAd от Apple. Кстати, iAd тоже добавила к своим возможностям видеорекламу и полноэкранные баннеры.

Начал монетизироваться Snapchat, а вокруг WhatsApp весь год ходили слухи о возможном появлении рекламы там.

Помимо запуска новых форматов и подключения новых рынков, интернет-компании пошли войной на AdBlock Plus. Microsoft и Google (который ежегодно платит ABP крупную сумму за неблокирование своих объявлений) пригрозили засудить разработчиков антирекламных сервисов. Среди российских интернет-изданий, для которых реклама является основным источником дохода, становится популярной стратегия показывать пользователям блокировщиков версию издания, с которой «что-то не так», и просить блокировку отключить. Поскольку в кризисное время СМИ станет жить совсем непросто, борьба с «адблоками» наверняка развернется в полном масштабе.

На нелюбви к рекламе попыталась сыграть новая социальная сеть Ello, но на «убийцу Фейсбука» она пока не похожа.

СМИ КАК ВСЕГДА

На медиарынке Рунета в этом году было особенно весело. РИА Новости были закрыты еще в самом конце 2013, но массовые увольнения из основанной на их ресурсах структуры пришлись на 2014.

Весной была уволена из Ленты.Ру Галина Тимченко, вслед за ней ушла основа коллектива «Ленты», осенью Тимченко и часть этой основы запустили интернет- издание «Медуза» с офисом в Латвии.

Телеканал «Дождь» приурочил к годовщине снятия блокады Ленинграда провокационный опрос и был наказан исключением из сетки вещания большинства кабельных и спутниковых каналов.

Но, пожалуй, самый важный медиатренд 2014 года, начавшийся в конце 2013 — это уход СМИ за paywall, переход к платному контенту. Деньги за доступ к материалам и другие возможности начали брать «Спутник и Погром», Slon.ru, TJournal, «Дождь», который приступил к экспериментам с платной подпиской еще в 2013. В 2015 мы увидим еще больше подобных примеров. Например, платный контент может появиться в изданих РБК.

Но не все СМИ смогут найти альтернативные способы монетизации и приспособиться к экономической ситуации. Будут закрытия, слияния, смены тематики. Мы уже видели в 2014, как Hopes&Fears превратились из самостоятельного издания в рубрику на LookAtMe, Юрий Синодов устроился в РБК, а ленты пользователей Фейсбука заполонили фонтанирующие позитивом и умилением публикации Adme, некогда посвященного рекламной индустрии.

Наиболее устойчивыми кажутся перспективы изданий, которые умеют зарабатывать или имеют благополучного инвестора. Например, фотоблог BigPicture, который умеет зарабатывать, нанял трех сотрудников несостоявшегося издания Носика, у которого случились проблемы с инвесторами. А ВКонтакте в этом году запустил собственное издание Live Plus.

МУЗЫКА: СКОРО БУДЕМ БЕЛЫЕ И ПУШИСТЫЕ

В начале года крупнейший сервис стриминга легальной музыки Spotify открыл российский офис и нанял его руководителя. Однако к концу года сервис в России все еще не доступен. Основатель Spotify рассказывает в интервью, что наш рынок еще не готов к его приходу. В сентябре стало известно, что запуск сервиса в России откладывается из-за провала попыток договориться с сотовыми операторами.

А рынок в 2014 активно готовился. Глава Роскомнадзора Ксензов заявил, что к началу 2015 года ВКонтакте может окончательно договориться с правообладателями. Из iOS-приложения «Одноклассников» исчез музыкальный плеер — только после этого оно смогло вернуться в AppStore. Приложение ВКонтакте также пропало из AppStore и возвратилось с ограниченным музыкальным функционалом и интеграцией с iTunes. Apple, естественно, делал это не для того, чтобы подготовить Рунет к Spotify, а потому, что после покупки Beats у компании появился собственный сервис потоковой музыки Beatsmusic.

ЯНДЕКС ОТСТУПАЕТ, НО НЕ СДАЕТСЯ

У одной из крупнейших и важнейших компаний Рунета был трудный год, а следующий будет еще труднее. Уход пользователей на мобильные устройства является для компанией большой проблемой: среди устройств велика доля Android, экосистемы Google, в которую тот очень не хочет пускать Яндекс. Яндекс стабильно теряет долю в Рунете, Google наращивает, в некоторых регионах уже догнал или перегнал по доле переходов с поиска на сайты.

Контрмеры Яндекса — это развитие собственного браузера (доля которого пока растет слишком медленно), достижение договоренностей с производителями устройств об установке на них продуктов Яндекса, а также производство и продажа устройств с собственной прошивкой Яндекс.Кит. Аркадий Волож подружился на почве нелюбви к Google с антимонопольными органами Евросоюза. К российской ФАС Волож за помощью пока не обращался, однако, вспоминая давнюю несостоявшуюся покупку «Бегуна» «Гуглом», можно ожидать разных вариантов развития событий.

В 2014 году Яндекс начал активно делать то, чего очень не любил делать раньше: закрывать ненужные сервисы. Закрыты были «Услуги», сервис блогов Я.ру, в Яндекс.Видео стало невозможно загружать видеоролики. В 2015 перераспределение и экономия ресурсов наверняка приведут к другим закрытиям, к ним же могут привести новые меры по законодательной регуляции всего, что связано с интернетом.

Яндекс был в 2014 году более активен и в другом не самом привычном для себя занятии: покупке стартапов. Если в 2013 был приобретен один «Кинопоиск», то к октябрю 2014 — уже семь компаний. О том, кого и зачем покупал Яндекс, а также о том, кого, возможно, будет покупать, рассказала на Roem.ru Анастасия Шматкова.

Яндекс не только тратит деньги, но и учится их генерировать способами, не подразумевающими монетизацию поиска и рекламной сети. Помимо Яндекс.Такси, по модели комиссии от партнеров по предоставлению пользователям платных услуг заработает в следующем году Яндекс.Мастер (master.yandex.ru). За год у компании появились три платных API — карты, перевод, голосовые технологии. На «Кинопоиске» Яндекс собирается показывать фильмы, зарабатывая на рекламе или подписке.

ИТОГО

Что ж, пожалуй, самое оптимистичное, что можно сказать об уходящем годе — что, хотя он и был трудным, следующий год будет намного труднее. А вот еще оптимистичное: трудным 2015 будет абсолютно для всех, включая Брина, Пейджа, Милонова, Мизулину, Путина и меня. Но это не значит, что пора завернуться в простыню и медленно ползти на кладбище. Пора работать больше и лучше, учиться новому, искать возможности, делать такие сервисы, которые нужны людям в кризис, рассчитывать только на себя и по возможности помогать другим. Так победим.

Добавить 4 комментария