Из «Медузы» ушёл второй спецкор за месяц

Из издания «Медуза» за месяц ушёл второй спецкор: помимо Полины Еременко, которая будет свободна с января, в никуда ушёл Андрей Борзенко. Вместе с ранее ушедшим разработчиком Никитой Комарковым, основателем Ильёй Красильщиком, носителем феминистического уклона Ольги Страховской, общее число кадровых потерь «Медузы» за два с небольшим месяца составило пять человек.

При нормировании на год на весь коллектив «Медузы», текучесть кадров во всём издании на сейчас около 50% в год, а отдела спецкоров превышает 100%.

Добавить 2 комментария

  • Ответить

    В конце января уйдёт глава отдела спецкорров Александр Горбачев.

    Итого (как минимум):
    бывший редактор Ольга Страховская,
    отвечающая за связи с иностранными СМИ Анна Ведута,
    разработчик Никита Комарков,
    редактор отдела репортажей Андрей Борзенко,
    редактор раздела «Игры» Екатерина Кронгауз,
    специальный корреспондент Евгений Берг,
    специальный корреспондент Полина Еременко.

    Горбачев уходит потому что:

    — как известно, последние несколько месяцев в редакции довольно волатильная ситуация; она наводит на много разных мыслей. в какой-то момент я понял, что вообще-то мне было бы интересно оказаться, так сказать, на рынке труда — и попробовать делать что-то еще. если бы не эта волатильность, эта мысль вряд ли пришла мне в голову. но она пришла — и была фактором.

    — мне не близка публичная риторика руководства «Медузы» относительно произошедшего за последние три месяца и происходящего. мне также не близко, как многие сложные вопросы решаются внутри редакции — и последствия этих решений. разумеется, это тоже было фактором.

    — окончательно я все для себя решил, когда оказалось, что мое представление о моей зоне ответственности и процедурах принятия решений в этой области явочным порядком расходится с представлением руководства.

    — у меня нет никаких претензий к Тане Ершовой. мне было интересно и комфортно работать с ней как с главным редактором; она всегда помогала мне в сложных ситуациях. к сожалению, она не может сейчас решить абсолютно все.

    — это все, что я готов публично сказать по поводу своего ухода из «Медузы». больше говорить не хочу — хотя бы, потому что это, например, больно и мучительно.