Открытка: «Медуза» не рассказала о конфликте интересов между фигурантами расследования про насилие в «Лиге школ» (+ ответ Колпакова)

Павел Миледин, бывший шеф-редактор портала Finanz и бывший главный редактор «РБК Деньги», обратил внимание на то, что издание «Медуза» умолчало о возможном бизнес-конфликте среди фигурантов расследования о домогательствах в «Лиге школ».

Обновлено. Ответ редактора «Медузы» Ивана Колпакова → Roem.ru

Как пишет Миледин, по данным системы «СПАРК», генеральный директор школы Сергей Бебчук и, предположительно, брат жертвы Бебчука упоминаются, соответственно, как владелец и генеральный директор компании по производству ПО. Миледин предполагает, что эта деталь может «перевернуть всю историю с ног на голову».

1

2

[У] Бебчука Сергея Александровича […] до ноября 2015 года была своя компания по производству программного обеспечения ООО «Коддан Текнолоджис». А гендиректором этой компании с декабря 2014 года значится Петр Воляк, который, возможно является братом Веры Воляк. Той девушки, которая была первой жертвой Бебчука и которая записала видео-обращение. Отчества Петра и Веры совпадают, как и адреса прописки.

Теперь у вас тоже появились вопросы? Например, как возможный брат жертвы работал вместе с возможным растлителем? И что, никто из семьи Воляк не был против? И не объясняет ли их совместный бизнес например, появление видео-обращения? А не было ли там акционерного конфликта? А что тогда было?

Я ни в коем случае не хочу принизить расследование «Медузы». То что сделано — важно и круто. Очень. И я ни в коем случае не собираюсь оправдывать тех, кто в статье обвинен в сексуальных домогательствах — скорее всего это правда.

Но «Медуза» фактически обвиняет людей в уголовных преступлениях, и не пишет об очень важной детали, которая возможно всю историю переворачивает с ног на голову. Мне, как читателю, хотелось бы, чтобы в статье эта информация была и чтобы она была объяснена. И если уж вы взялись за такую чувствительную тему — не считаете ли вы, что надо пробить все до упора, и разобраться до самого конца, прежде чем опубликовать?

«Медуза», извини, но это какая-то фигня

В комментариях главный редактор «Медузы» Иван Колпаков ответил, что они были в курсе этой детали, но решили её не включать в текст. (Обновлено: Из публикаций в соцсетях стало ясно, что Колпаков узнал о совместном бизнесе после публикации текста, а не до. Хотя первый его ответ многие поняли именно так.) По мнению Колпакова, бизнес-составляющая истории имеет слабое отношение к основному сюжету.

Понимаю, что уважаемые комментаторы вряд ли мне поверят, но мы в курсе этого сюжета, все-таки есть в нашей редакции люди, умеющие пользоваться «СПАРК». Мне не кажется, что этот конкретный эпизод переворачивает историю с ног на голову, с чем вполне могут не согласиться люди из бизнес-журналистики, и это их право. Для меня важнейшим документом — помимо двух десятков довольно убедительных свидетельств жертв насилия (не свалившихся на голову Туровскому самоходом), видеообращений, писем и прочего — является запись разговора инициативной группы выпускников с Бебчуком. Несмотря на это, сюжет с Воляк требует объяснения; собственно, это и будет сделано в одном из ближайших текстов про «Лигу школ».

С ним не согласилась бывший шеф-редактор РБК Елизавета Осетинская. По её мнению, нельзя так разделять историю, так как конфликт интересов всё равно остаётся.

Иван, извините, что вмешиваюсь, не с целью вас учить. Но резануло, как и адепта так сказать бизнес-журналистики, и как читателя. Это так не делится — на бизнес и не-бизнес. Это называется «возможен конфликт интересов». Жизнь же не делится на жизнь до работы и во время, как показывает ваша же статья. Мне как читателю обидно, что мне не дали всю картину, я бы хотела знать о возможных конфликтах героев в разных сферах.


Обновлено 14:55, Иван «Медуза» Колпаков: нет никаких скрытых бизнес-интересов в истории с педофилами и «Лигой школ»:

Предположение о том, что существуют какие-то скрытые бизнес-интересы, которые переворачивают нашу историю о «Лиге школ», я считаю безответственным. Помимо указанной героини у нас есть два десятка свидетельств от бывших учениц «Лиги школ», в том числе записанных на видео. […] не могу себе представить человека, который будет публично рассказывать, как его растлевали в детстве — и подговорит сделать то же самое еще пару десятков, — чтобы… А собственно, что может таким человеком двигать? Какая-то бизнес-тайна из прошлого?

По поводу вот этого: roem.ru/26−01−2017/241475/liga-meduzy/

Коротко все же перескажу. Журналист Pavel Miledin полагает, что мы умолчали о возможном конфликте интересов среди героев материала Дани Туровского о «Лиге школ». Возможный конфликт интересов высвечивается следующим образом. Директор «Лиги школ» Сергей Бебчук и брат девушки, которая спустя годы обвинила Бебчука в сексуальных домогательствах, были связаны общим бизнес-проектом — примерно до того времени, когда девушка записала свое первое видеообращение по этому поводу.

Что я по этому поводу думаю.

Для «Медузы» люди важнее бумажек. Журналистика спарка хороша и эффективна до определенного предела — но есть сферы, ей неподвластные, и это, собственно говоря, истории людей и идей. Мы не считаем весь список стандартов бизнес-журналистики, ставших благодаря удивительному стечению обстоятельств отраслевым, релевантным для всех СМИ. Мы не пытаемся повторить подвиг Коммерсанта, Ведомостей и РБК; наше внимание не сосредоточено на деньгах и собственности — мы следим за людьми и идеями, меняющими мир; все остальное строится вокруг этого.

В отличие от многих журналистов-расследователей, я не думаю, что любая история — это история про коррупцию и финансовые интересы. Это глубоко циничный и абсолютно неприемлемый для меня взгляд на реальность. Кстати, совершенно путинский (нет ценностей, есть интересы). По-моему, мир устроен гораздо сложнее, в нем многое зло и, что гораздо важнее, многое добро совершается просто так, в силу человеческой природы, которую нелепо объяснять через желание заработать денег. Я верю, что маленький слабый человек может достичь чего-то большого и великого; можете над этим смеяться, но это так.

Предположение о том, что существуют какие-то скрытые бизнес-интересы, которые переворачивают нашу историю о «Лиге школ», я считаю безответственным. Помимо указанной героини у нас есть два десятка свидетельств от бывших учениц «Лиги школ», в том числе записанных на видео, плюс ощутимое количество документальных свидетельств, среди которых важнейшее — это запись встречи выпускников с Бебчуком (во время которой Бебчук косвенно подтверждает свою причастность к сексуальным домогательствам и принимает ультиматум). Кроме того, не могу себе представить человека, который будет публично рассказывать, как его растлевали в детстве — и подговорит сделать то же самое еще пару десятков, — чтобы… А собственно, что может таким человеком двигать? Какая-то бизнес-тайна из прошлого?

Тем не менее, мы все-таки покопали сюжет про «бизнес Бебчука» уже после публикации Даниного материала — и не обнаружили ничего, что существенно меняло бы картину. Потому что это история не про деньги и не про бизнес-интересы. Это история про насильников и жертв — и про то, что мы сами считаем насилием. И почему часто не можем его распознать — ни будучи жертвой, ни будучи агрессором.

Лучшие комментарии

  • Контекст комментария

    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Эта попытка привязать сюда какой-то якобы конфликт интересов действительно не имеет отношения к делу, и не имеет никакого значения по сравнению с реальной педофилией. Там десятки случаев педофилии, и ни единого случая бизнесмении.
    там два десятка пострадавших, в разные годы, часть из которых я, например, знаю лично.

    Про какой-либо «бизнес» у Бебчука — ничего никогда не было известно. У него было мало денег, он выглядел, как бессребреник, всегда ходил в старье, и т. п. На ремонты и прочее собирали родители. Школа жила на госденьги (они какое-то время получали денег, как полноценная школа, при том, что в единственном классе на каждый год было 12−15 учеников, а всего в школе человек 80−90).
    Ну и ещё заносил денег замдиректора Изюмов, у которого то ли жена богатая, то ли ещё где-то был спонсор.

    Бизнесменом (или программистом) Бебчук никогда не являлся. Да и Изюмов тоже.
    Скорее всего, эта фирмёшка родом из 90-х, и никогда реально не работала.

    У меня был случай поиметь с Бебчуком денежные отношения — один раз дал ему (школе) 10 тысяч долларов на организацию туристическо-образовательной поездки класса, проходившего «античный год», в Грецию.

    Бебчук всё перекрутил-перемутил в своей обычной манере, взял не только класс, а целую толпу народу и учителей, повёз всех не в Грецию, а в Сирию («в Греции одни фундаменты»), не стал бронировать отели — договорился о ночёвках в школах, передвигался там с группой на местных автобусах, еду покупал на рынках («мы там всё знаем, всё дёшево»), не стал покупать медицинскую страховку («зачем, у нас же аптечка с собой») и т. п.

    А потом вернул мне половину денег! Свозив в Сирию за 5 тысяч долларов тридцать человек. И так у них было всё, во всех походах и поездках.

    Так что привязывать Бебчука или его обвинителей к деньгам — бессмысленно. Там не в этом дело.

    Думаю, это просто попытка Осетинской и Миледина снизить репутационный и идеологический ущерб, сместив фокус с реального аморального и криминального ужаса на какие-то денежные якобы разборки.

    Ну и, конечно, таким способом указать единомышленникам в Медузе, что они не на тех наехали, на своих наехали. Призвать их к лояльности.

    То же самое делали либеральные журналисты и блоггеры во время скандала с 57 и Меерсоном. Потому что 57 и 1199 — это свои, причём такие знаковые свои, знамёна, маркеры.
    Пытались найти конфликт интересов у жертв, обоснование того, что пострадавшие лгут, их мотивацию деньгами или желанием Крававаго Режыма уничтожить школу.

    Как будто можно деньгами и приказом Крававаго Режыма объяснить десятки фактов приставаний и половых актов, нудизм с математикой, вывоз в поле с приказом раздеваться, аборт ученицы и групповой секс двух учителей с ученицей.

Добавить 16 комментариев

  • Ответить
    Альтер Эго

    Кашин пишет:

    Хочется выступить в защиту расследования Медузы, хотя Колпаков ведет себя неуклюже — вчера, когда Миледин (кажется, у него) написал, что пробил по Спарку директора Лиги школ и брата пострадавшей девушки, и оказалось, что у них был общий бизнес, с которым что-то случилось, и после этого девушка стала разоблачать педофилов, Колпаков написал, что Медуза была в курсе, но решила, что это лишнее, но в следующей серии напишут и об этом. Сегодня он пишет, что уже после поста Миледина они изучили ситуацию с тем бизнесом и решили, что это ничего не значит по сравнению с педофилией — и вообще спарк-журналистика говно. Мне тоже кажется, что когда речь идет о сексе директора школы и ученицы, спарк не нужен, но сильнее всего смущает сама ситуация, когда кому-то пришло в голову искать через спарк связи директора и семьи ученицы — не верю, что это абсолютный рефлекс делового журналиста, больше похоже на то, что какой-то тайный защитник директора кому-то сказал «а ты знаешь?» — а это уже прямо нехорошо. Так что Колпаков прав.

  • Ответить
    Альтер Эго

    Тут все есть, и видобращения, и запись разговора инициативной группы выпускников с Бебчуком, и письма и т.д
    А самое главное: заявление в полицию есть или были ?

  • Ответить

    Совершенно же очевидно, что с этим «расследованием» УЖК Медузы сел в лужу. И теперь вместо того, чтобы честно признать обычный непрофессионализм в погоне за жаренными фактами, Колпаков нелепо выкручивается.
    Но что еще можно ожидать от пропагандистского издания. Когда в них была журналистика-то вообще?

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Эта попытка привязать сюда какой-то якобы конфликт интересов действительно не имеет отношения к делу, и не имеет никакого значения по сравнению с реальной педофилией. Там десятки случаев педофилии, и ни единого случая бизнесмении.
    там два десятка пострадавших, в разные годы, часть из которых я, например, знаю лично.

    Про какой-либо «бизнес» у Бебчука — ничего никогда не было известно. У него было мало денег, он выглядел, как бессребреник, всегда ходил в старье, и т. п. На ремонты и прочее собирали родители. Школа жила на госденьги (они какое-то время получали денег, как полноценная школа, при том, что в единственном классе на каждый год было 12−15 учеников, а всего в школе человек 80−90).
    Ну и ещё заносил денег замдиректора Изюмов, у которого то ли жена богатая, то ли ещё где-то был спонсор.

    Бизнесменом (или программистом) Бебчук никогда не являлся. Да и Изюмов тоже.
    Скорее всего, эта фирмёшка родом из 90-х, и никогда реально не работала.

    У меня был случай поиметь с Бебчуком денежные отношения — один раз дал ему (школе) 10 тысяч долларов на организацию туристическо-образовательной поездки класса, проходившего «античный год», в Грецию.

    Бебчук всё перекрутил-перемутил в своей обычной манере, взял не только класс, а целую толпу народу и учителей, повёз всех не в Грецию, а в Сирию («в Греции одни фундаменты»), не стал бронировать отели — договорился о ночёвках в школах, передвигался там с группой на местных автобусах, еду покупал на рынках («мы там всё знаем, всё дёшево»), не стал покупать медицинскую страховку («зачем, у нас же аптечка с собой») и т. п.

    А потом вернул мне половину денег! Свозив в Сирию за 5 тысяч долларов тридцать человек. И так у них было всё, во всех походах и поездках.

    Так что привязывать Бебчука или его обвинителей к деньгам — бессмысленно. Там не в этом дело.

    Думаю, это просто попытка Осетинской и Миледина снизить репутационный и идеологический ущерб, сместив фокус с реального аморального и криминального ужаса на какие-то денежные якобы разборки.

    Ну и, конечно, таким способом указать единомышленникам в Медузе, что они не на тех наехали, на своих наехали. Призвать их к лояльности.

    То же самое делали либеральные журналисты и блоггеры во время скандала с 57 и Меерсоном. Потому что 57 и 1199 — это свои, причём такие знаковые свои, знамёна, маркеры.
    Пытались найти конфликт интересов у жертв, обоснование того, что пострадавшие лгут, их мотивацию деньгами или желанием Крававаго Режыма уничтожить школу.

    Как будто можно деньгами и приказом Крававаго Режыма объяснить десятки фактов приставаний и половых актов, нудизм с математикой, вывоз в поле с приказом раздеваться, аборт ученицы и групповой секс двух учителей с ученицей.

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Я, кстати, все пять лет взаимодействия с Лигой Школ ничего про педофилию не знал. И сын мой тоже не знал.
    Там были у нас другие проблемы и скандалы, но не эти.
    Только во время скандала с 57 в сентябре 2016 мне рассказали, что Лигу Школ полтора года назад закрыл комитет выпускников за педофилию.

    Если бы не это — прекрасная была бы школа. Большинство учеников вспоминают с радостью. Вопрос в том, а бывают ли «школы для талантливых детей» вот без этого всего.
    Я вот знаю близко 57-ю школу, Лигу Школ, Школу Икс — и там везде педофилия и сексуальные скандалы. А поскольку Бебчук устроился в Интеллектуал, то и Интеллектуал под подозрением.
    Какая-то нехорошая статистика.

  • Ответить

    > Вопрос в том, а бывают ли «школы для талантливых детей» вот без этого всего.

    А оно надо? В моей 1535 все было прекрасно в начале 2000-х, и образование, и преподавательский состав.

    Это не проблема «школ», это проблема конкретных людей.

  • Ответить

    >> Какая-то нехорошая статистика.

    Проблема в статистике.
    Вот в обычных школах такой статистики нет, там сплошные скрепы и духовность.
    Надо просто правильно формировать статистику на основе технологий больших данных, тогда у народа не будет возникать подозрений:
    http://www.baby.ru/blogs/post/51635581−22636431/
    Батюшко Кураев, вот, что-то по поводу православных учебных заведений тоже спамит все время.

  • Ответить

    > Вопрос в том, а бывают ли «школы для талантливых детей» вот без этого всего.

    Хороший учитель должен быть внимателен и неравнодушен. С педофилами тут конкурировать тяжело. Помнится, в Soparanos был хороший эпизод на эту тему про супер успешного тренера школьной женской команды по футболу.

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Ну там главное — специально созданный культ школы и культ учителя. Реальный дух секты.
    В секте вождь получает сексуальные подтверждения лидерства, а адептки должны отдаваться и не выносить сор из бани.

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    — Алло, это балетная школа?
    — Да.
    — Могу за семьсот долларов сделать массаж вашим балеринам.
    — Ну, если деньги с собой — приезжайте.