Волож: «некоторые наши аргументы услышали», — о законе про запрет владения иностранцам существенной долей в Яндексе

Развитие событий: Государство удовлетворилось "модернизацией" структуры управления Яндекса: законопроект "О значимых интернет-компаниях" отзывают (18 ноября)

Аркадий Волож, владелец самого крупного пакета голосующих акций YNDX (48,41%), рассказал другим собственникам, что его группа компаний участвует в обсуждении законопроекта о значимых интернет-ресурсах. Волож подчеркнул, что планирует и дальше руководить Яндексом совместно с новым поколением лидеров. Глава группы компаний впервые публично высказался о законопроекте депутата Горелкина, который предполагает установку запрета на владение иностранцам большой долей голосующих акций для значимых интернет-компаний Рунета (либо не больше 20%, либо не больше «50% минус 1 акция», в версии обсуждавшейся позднее в российском Правительстве):

«Мы незамедлительно высказались против законопроекта в изначальном виде, и нас поддержали многие представители индустрии и госструктур [I, II]. Пока могу сказать, что, кажется, некоторые наши аргументы услышали. Однако пока невозможно сказать точно, как в конечном итоге будет выглядеть этот закон».

В середине октября генеральный директор Яндекс Елена Бунина (наёмный сотрудник, но не крупный собственник) рассказала, что у компании есть сложности в диалоге с властью: «Как я уже говорила, многие во власти нас слышат. Но проблема в том, что есть и те, кто не слышит и слышать не хочет».

По действующему уставу Yandex N. V. пакет Аркадия Воложа не может быть передан по любой причине, любым способом, любому человеку или компании без потери своей «голосующей силы». После гипотетической смены владельца у пакета бумаг Аркадия Воложа, около 90% голосов в управлении Yandex N. V. окажется в руках иностранных фондов, сейчас им принадлежит 42% голосов. В середине октября Bank of America Merrill Lynch разработал схему изменений в структуре владения Яндекса, которая могла бы снизить раздражение Кремля от рисков передачи контроля над Яндексом на Запад и, соответственно, сделать принятие «законопроекта Горелкина» ненужным.

Аркадий Волож прокомментировал возможные изменения: «Если мы будем вносить изменения в корпоративную структуру, это произойдет только с одобрения совета директоров и акционеров. И, конечно, мы понимаем насколько важно сделать все возможное, чтобы не допустить размытия экономических интересов наших акционеров».

Добавить 7 комментариев

  • Ответить

    Что мешало тому же сбербанку стать крупным акционером Яндекса? Жадность? Хотят по дешевке его скупить, параллельно уронив инвестиционную привлекательность всей страны?
    ЦБ РФ расчистил банковский рынок для гос. банков, которые теперь деньги лопатой на нем гребут, у того же сбера чистой прибыли только за 2019 год больше, чем стоит весь яндекс…

  • Ответить

    >А ты почему меня спрашиваешь?

    Я так понял, что вы с наездом на то, что Яндекс радеет за своих акционеров.

    >А лучше, чтобы эту прибыль лопатой грёб Альфа или Сити?

    Очень правильный вопрос!
    Я лично считаю, что триллион заработанный банками это минус десять триллионов не заработанных экономикой из-за дороговизны или недоступности длинных денег.

    Что с этим делать?
    Возможно, банковскую деятельность как и производство спирта нужно национализировать, чтобы прибыль с них возвращать обществу.
    Как вариант, банковская деятельность вообще не должна быть прибыльной по определению, должна быть как гос. услуга, но тут все упираемся в риски невозврата кредитов, так как банковская деятельность это не торговля деньгами, это торговля рисками.
    Кратно сократить риски от невозврата денег способен отказ от наличных.

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Возможно, банковскую деятельность как и производство спирта нужно национализировать

    Только что ты выражал недовольство зачистками ЦБ.

  • Ответить

    > Я лично считаю, что триллион заработанный банками это минус десять триллионов не заработанных экономикой из-за дороговизны или недоступности длинных денег.
    > Что с этим делать?
    > Возможно, банковскую деятельность как и производство спирта нужно национализировать, чтобы прибыль с них возвращать обществу.
    Как вариант, банковская деятельность вообще не должна быть прибыльной по определению, должна быть как гос. услуга, но тут все упираемся в риски невозврата кредитов, так как банковская деятельность это не торговля деньгами, это торговля рисками.

    Продажа алкоголя национализирована не столько потому что сверхприбыльна, сколько потому её развитие приносит прямой вред здоровью людей и влияет на преступность. Это бизнес на очень опасной и неустранимой слабости людей. Монополия специально сдерживает его.

    Сдерживание развития финансовых услуг решит одну проблему, но в целом навредит экономике. Меньше услуг — меньше эффективность использования денег. Будет только один вид депозита — «на сберкнижку». И какой-нибудь один вид кредита, или два. Или ноль (потому что кредиты опасны, есть риск невозврата). Естественно, никаких приложений для мобильного монополии не требуется (есть же широкая сеть сберкасс, в которой трудоустроено много граждан).

    Также наш жизненный опыт показывает, что госмонополия на банки не спасает вкладчиков от потери сбережений.

    > Кратно сократить риски от невозврата денег способен отказ от наличных.
    Именно это сейчас и происходит. И банки со своими приложениями и кэшбэками этому помогают.

Для добавления комментария войдите или зарегистрируйтесь.