Дьяконов, CEO «Точки»: Мы не private banking, мы хорошо работающий душевный конвейер

Гендиректор «Точки» (до закрытия — «Банк24.ру», теперь та же команда входит в финансовую группу «Открытие») Борис Дьяконов рассказал «Секрету фирмы», чем он занимался в церкви, как учился в США, как открывал, закрывал и переоткрывал банк для предпринимателей.

  • Стал пастором методистской церкви в Екатеринбурге. «Я ещё в школе забрёл на службу [методистов], да так и остался. Они были жизнерадостные и простые. [Пастор в]стречается с прихожанами. Плюс тогда время было, когда больнички совсем не снабжались, людей не было, мы ездили, например, в Верхнюю Пышму в больницу, вместо санитаров работали и помогали. За пациентами ухаживали, ну всякое». Сейчас ушёл из-за того, что повздорил с руководством.
  • «В „двадцатичетвёрке“ был основатель, который меня позвал, Сергей Лапшин — он сейчас разочаровался в банковском деле и занимается металлургией. Потом мы всё делали вместе с Эдуардом Пантелеевым. Ещё была куча людей вокруг, которая сейчас незаслуженно забыта, а я просто оказался их говорящей головой».
  • «И в здоровой церкви должно быть понимание, что мы — толпа спасаемых болванов, которая каким-то чудом держится вместе. Компании крайне редко способны признать: мы — толпа старающихся мудаков. [...] Кстати, Греф в Сбере растит такую культуру. Они очень радостные и легко могут себя уничижать и говорить: да, мы такие, но мы исправляемся. И это даёт им надежду».
  • [С]редний клиент — предприниматель, который горит своим делом, не очень далеко ещё отошёл от своего бизнеса. У него, как правило, нет совета директоров. Хотя, конечно, есть соратники, бухгалтер, коммерческий директор. Группа товарищей. Ребята с айфончиком, с андроидиком, что-то такое. Где-то 40% из них — ИП.
  • «Капитана [на корабле] могли выбрать. Капитан был больше идеолог. Чего делать, как делать. Но вот этой большой кораблятиной управлять сложно: много людей, они должны синхронно что-то тянуть, опускать. Для этого была роль злого боцмана. То есть СОО. И если не любили капитана, его могли смещать, чёрная метка, все дела. А у боцмана была роль, которую все принимали. Это было нормально — не любить боцмана, но за это ничего не делали. Все понимали, что нужен чувак, который свистит в свисток, всех гоняет. Иначе у всех будут проблемы совсем другого порядка. Я специализировался на боцманстве всю сознательную жизнь, а потом вдруг перестал».
  • «Банк24.ру» зарабатывал 800–900 млн рублей в год.
  • [М]еня гораздо больше вштыривает [маленькой компании] помочь. И мы хорошо умеем делать именно это — давать услуги хорошего глубокого качества малому бизнесу, который его обычно в России не получает, делать жизнь предпринимателя проще и красочней. Мы не private banking, мы хорошо работающий душевный конвейер.

Добавить 1 комментарий

  • Ответить

    Пробовали один раз в небольшом бизнесе.
    Получили сразу же отказ при переводе займа из-за рубежа.
    Закрыли счет спустя неделю после открытия.
    А в остальном все отлично — подарки, письма, ламповость, поддержка, скорость.