Би-Би-Си рассказало о методах учёта Москвой перемещений жителей города

Развитие событий: Руководитель ДИТ Москвы попытался опровергнуть коронавирусную слежку, подтверждённую Собяниным (6 июля)

Би-би-си собрало большой материал о технологиях используемых мэрией Москвы для учёта граждан (что использовалось в градостроительстве), которые вылезли гражданам боком, когда эти же технологии стали применять для контроля за режимом самоизоляции граждан.

В частности, оказалось, что источником данных для правительства Москвы являются:

  1. Данные сотовых операторов, которые дают сведения о перемещениях и реальных местах жительства москвичей (мэрия получает так называемые «обезличенные» отчеты о количестве абонентов, проживающих и работающих в разных районах города с разбивкой по секторам размером 500 на 500 метров, а также о том, куда они ходят и ездят каждый день).
  2. Оцифрованы данные ЗАГС
  3. Оцифрованы данные медучреждений
  4. Мэрия имеет доступ ко всем метаданным и информации о трафике городской Wi-Fi сети wi-fi.ru
  5. Есть данные об использовании каршерингов, такси, городского общественного транспорта
  6. Видеокамеры отслеживают перемещение абсолютно всех автомобилей. Можно отследить перемещение конкретной машины по городу.
  7. Видеокамеры отличают своих и чужих людей входящих в подъезд

И многое другое. Из положительных свойств системы — она является источником данных для городкого строительства и транспорта.
Из отрицательных — к системе бывают случаи несанкционированного доступа, она может отслеживать перемещение москвичей и использоваться для вынесения штрафов, если законодательство это будет позволять.

«Умный город» или «Старший брат»? Как мэрия научилась знать о москвичах всё

Добавить 2 комментария

  • Ответить

    Пару лет назад был случай. У людей ночью угнали машину от обочины одного ЖК за МКАДом. Полиция по заявлению легко нашла её через пару дней в Тверской области на других номерах. Как я слышал, подняли запись за нужное время, увидели новый номер и потом по нему и нашли.

    Как там с угонами в Москве — они искоренены уже, или ещё бывают?