Как работают ITшники в Иране

Интересная статья про иранский IT, который, конечно, меньше чем российский, но частично, скорее всего, будет похож на наш.

Во-первых, оказывается, что привычки пользователей не являются устойчивыми, они вполне приспосабливаются к той технологической среде которая им доступна (в России  такой же пример может быть с VPN)

Ещё одним отличием оказывается слабая встройка Ирана в мировую софтверную индустрию, поэтому компании видят свои возможности на рынке иначе чем российские.

Сам сектор иранского программного обеспечения, хотя и условно силён в некоторых областях, но не конкурентоспособен на международном уровне. В рамках разработки ПО в иранском сообществе всегда присутствует неподдельное желание развивать отношения по линии аутсорсинга, но при этом у них отсутствуют знания о том, как это сделать, а также наличествуют препятствия, связанные с торговым эмбарго США.

Хочется отметить, что большинство софтверных компаний (70%) Ирана базируются в Тегеране. У них отсутствует прямое сотрудничество, и, что интересно, привычная нам конкуренция. Они работают независимо “под узкую отрасль” или корпоративных заказчиков, поэтому здесь присутствует как слабое конкурентное давление между фирмами, так и слабое стремление к инновациям или дифференциации. Немаловажную роль в этом играет отсутствие на Иранском рынке внешних ИТ-решений и недостаточный уровень собственного ИТ-креативного потенциала.

Собственно, поэтому, скорее всего, российская ситуация будет сильно отличаться от иранской и полагаться на то, что всё в России будет как в Иране - не стоит.

ИТ в России – 2022: повторится ли иранский сценарий?

Добавить 7 комментариев

  • Ответить

    Мир работает по имеющимся моделям, подстраивая или меняя ее части, поэтому смотреть на модель Ирана полезно, но считать, что она может быть 1 в 1 применена к РФ — бессмысленно. РФ это страна побольше, с гораздо более богатой новейшей историей и несопоставимо большим техническим развитием, кроме того, с каждой новой страной "в модели", модель становится менее применимой, т.к. эти страны начинают более активное взаимодействие.
    Есть у меня студент из Ирана, которому я читаю лекции по алгоритмам и структурам данных (СПбГУ), довольно толковый, и у меня не никак не складывается впечатление, что там прогеры получают меньше уборщика, но, конечно, нюансы жизни в Иране есть…
    Про иранский IT, как отрасль, я ничего сказать не могу.

  • Ответить

    История про уборщика — самая стрёмная в статье

    Уборщиком — может быть каждый. Джуном — нет, не каждый. Я понимаю, что уборщик в Якутии зимой может зарабатывать больше айтишника джуна (кому захочется быть уборщиком в таком климате вообще)

    Но Иран это не Якутия, ожидать, что там есть дефицит уборщиков — немножко сложновато.

    Подозреваю, что это или фигура речи или некое лукавство спикера.

  • Ответить
    Игорь Ашманов Сам себе компания

    Повторю историю, которую я сегодня уже рассказывал Юре.
    Один офицер ФАПСИ, криптограф, хозяин фирмы, делающей шифраторы и криптотелефоны, рассказывал мне лет десять назад, что одна швейцарская фирма лет 15-20 назад работала в Иране, поставляла им разные средства защиты информации.
    Один квалифицированный иранец взломал их алгоритм шифрования и продемонстрировал это начальству. Директора офиса в Тегеране бросили в тюрьму и несколько месяцев били палками по пятками, заставляя признаться в умышленной диверсии, сознательной поставке ненадёжного криптоалгоритма.
    Потом штабквартира выкупила его за 2 миллиона долларов.

    Есть интересные обстоятельства в этой истории:

    • Тот иранец-криптограф учился у нас (собственно, у рассказчика);
    • швейцарския криптографическая фирма была, кажется, та самая, про которую тут и везде уже писали полгода назад — давным-давно тайно купленная ЦРУ.
Осталось 3000 символов