Вы наш, вы новый мир построите?

"От всего этого будет толк, только если дойти до Путина. Мне кажется, он просто не понимает, как устроен Интернет, что поворотом одного рычажка здесь можно все положить", - говорит Матвей Алексеев, исполнительный директор Фонда содействия развитию технологий и инфраструктуры Интернета.

За полчаса до начала митинга против закона о "произвольных блокировках", как его окрестили в Рунете, на площади практически никого нет: бомжей и таджиков пока больше, чем участников митинга. Только-только подтягиваются первые журналисты, а "пираты" из Пиратской партии - организатора митинга - подключают колонки и устанавливают растяжки со своей символикой.

"Вот этого я и боялся, что митинг может превратиться в пиар-акцию Пиратской партии", - беспокоится Алексеев. 

- Рассудов! - обращается он к лидеру Пиратской партии, хотя тот не может его услышать, - Иди ставь сцену, хватит интервью раздавать!  

От сцены, впрочем, одно название - никакого помоста не поставят, а все выступающие будут говорить на одном уровне со слушателями. "В интернете все равны", скажет потом в своей речи Алексеев. 

“Антипиратский” закон, против которого вчера митинговами российские интернетчики, был внесен в Госдуму 6 июня 2013 года, а уже 2 июля его подписал президент Владимир Путин. Интернет-компании были шокированы такими скоростями, обычно не свойственными российскому законодательному аппарату. Шокированы, но уже не удивлены: это не первый закон, которым "взбесившийся принтер" порадовал Рунет за последний год - закон о “черных списках” принимался в похожей спешке.

Главной же целью вчерашнего совсем немногочисленного митинга многие назвали PR петиции против "антипиратского закона": голоса под ней собирают на РОИ, на сегодня собрано уже чуть больше 50 тысяч из необходимых 100 тысяч - тогда петицию рассмотрит Госдума, "власти не смогут отмахнуться". Сбор стартовал 4 июля, Пиратская партия рассчитывает собрать оставшиеся голоса до осени, чтобы вышедшая с каникул Госдума сразу петицию рассмотрела.

"Добрый день, люди и киборги! - хриплым голосом орет ведущий, высокий мужчина в длинном плаще и маске смерти. - Я - смерть Интернета! Мы начинаем!"

 

На площади человек двести. Немного, но, впрочем, именно на столько у Пиратской партии митинг и согласован. Почти нет полиции: на самой площади двое полицейских, да на платформе метро один "косманавт". Дежурящие на площади смотрят на все происходящие со скучающим видом, а чтобы хоть как-то развлечься фотографируются с желающими. 

Собравшиеся на митинге - преимущественно молодые мужчины, многие работают в ИТ и интернет-компаниях - Яндекс, Mail.ru Group, IBM и другие. "Меня как программиста касается любой новый закон, который принимают в отношении интернета. А этот затрагивает меня и как обычного человека - мне не хочется, чтобы, например, мой профиль в соцсети заблокировали только из-за того, что я разместил в нем ссылку на ресурс, который подозревают в пиратстве", - говорит один из участников. "Я не пользуюсь нелегальным софтом, не качаю с торрентов музыку и видео. Но то, что происходит сегодня в Интернете - это введение цензуры, я против такого", - добавляет другой. 

Станислав Козловский, представитель Wikipedia в России говорит о том же, что и многие: беспокоит не столько отдельный закон, сколько последовательность мер "против Интернета", у властей все больше возможностей заблокировать кого угодно: "Решение о блокировке принимает доктор Онищенко - какому сайту жить, какому нет".

 

Отдельно Козловского беспокоят оставленные на осень поправки к закону: правообладатели хотят расширить его действие на музыку, тексты, изображения и софт. Уже с 1 августа даже ссылка на ресурсы, которые только подозреваются в незаконном распространении видео, будет основанием для блокировки ссылающегося, а осенью такой же сценарий узаконят для других типов контента.

"Мы не можем проверять чистоту авторских прав по каждой ссылке. А Wikipedia, например, так работает - каждый факт подтверждается ссылкой, - говорит Козловский. - У нас практически все законы защищают правообладателей. Закон о нарушении авторских прав и так у нас подразумевает до 6 лет лишения свободы. Убийство двух и более человек в состоянии аффекта - 5 лет. При продаже всех устройств с памятью уже снимают "налог Михалкова", налог со всех, кто даже потенциально может быть пиратом. Почему деньги не распределеяют между авторами? Тайна, куда они уходят".

Многие из участников митинга пришли с самодельными плакатами и пиратской символикой - встречается даже парочка пиратских шляп и повязок через один глаз. 

Сами "пираты" распространяют листовки, в которых рассказывают, что именно изменится 1 августа, и как работать с Tor. “Мы пропагандируем и рассказываем, как можно обойти новый закон. Мы говорим, что пора обучаться, переходить из первого класса во второй и наконец узнать, что такое VPN, Tor, I2P, анонимайзеры и другие способы получения доступа к нужной информации", - рассказывает Рассудов. 

Политические партии тоже не упускают возможности напомнить о себе. Российское социалистическое движение (anticapitalist.ru) раздает всем желающим плакаты "Качай права", а представители Российского Объединенного трудового Фронта долго пытаются найти место, где встать со своими плакатами так, чтобы их было хорошо видно и можно было удобно снимать. Среди выступающих потом окажутся и представители "правильных" (по собственным заявлениям) коммунистов, и даже любимые Павлом Дуровым либертарианцы. А националбольшевик из Другой Росиии во время своего выступления так волновался и задыхался, что его даже стало жалко. 

Совсем по-другому, по сравнению с юным другоросом, смотрится опытный политик Илья Пономарев. Спокойный и улыбчивый, он пообщался с представителями отрасли, со многими из которых он знаком еще со времен разработки законопроекта о спаме, раздал журналистам почти одинаковые комментарии и практически те же самые слова сказал со сцены.

- Я здесь сегодня, потому что я против этого закона. И как человек, и как политик - я голосовал против как депутат.

По мнению Пономарева, закон идеологически неверный - он защищает не автора, а правообладателя, а это разные понятия.

- Нынешнее законодательство дает возможность защищать авторские права вполне достаточно. Не надо всего этого безобразия. Просто Никита Сергеич, которому не хватает денег на очередной фильм, пришел к президенту и сказал, мол, денег мало. До этого ему на болванки налог подкинули, теперь вот это.

 

Пономарев считает, что закон будет применяться очень выборочно, чтобы давить на крупные ресурсы, массовых же исков вряд ли стоит ждать.

- Надо наехать на ВКонтакте с целью передела акций наехать или на Mail.ru Group и "Яндекс" надавить, - вот они и используют этот закон.

Александр Плющев с Пономаревым отчасти согласен - не нужно новых законов, не нужен отдельный закон об Интернете.

- Нет интернет-отрасли как таковой. Если вы торгуете в интернете - подчиняетесь законам о торговле. Если вы в интернете делаете что-то как массмедиа - вы подчиняетесь закону о сми. Интернет - это просто средство распространения. И если вы там существуете как отдельный гражданин, то у вас там такие же правила поведения, как и на улице. 

Выступления интернетчиков на "сцене" чередуются с выступлениями музыкантов.

- Слушайте нас в интернете! Скачивайте нашу музыку бесплатно! - призывает огненно-рыжая певица.

- Давай займемся политической борьбой. Ведь если ты не занимаешься борьбой, то депутаты займутся тобой! - поет другой исполнитель.

Выступать выходит Алексеев. Он призывает рунетчиков не бороться с властью, а работать с людьми, объяснять законодателям, как правильно работать с интернетом. Позже он расскажет, что Фонд содействия развитию технологий и инфраструктуры Интернета вместе с Роскомнадзором проведет образовательные программы для прокуратуры и московского городского суда.

- Чтобы они нас еще лучше блокировали, - хмыкает стоящий рядом Пономарев.

Алексеев возражает:

- Прокуратура в Нижнем Новгороде сняла свои требования по блокировке ЖЖ, потому что пресса, взяв у нас комментарий, написала грамотный текст. Просто надо объяснять людям.

Чуть в стороне от основной толпы стоит мужчина лет шестидесяти. Седой, с бородкой, просто одетый, он на первый взгляд не отличим от других участников митинга. Спокойно и внимательно слушает выступающих, о чем-то изредка переговаривается с молодежью рядом. Берет листовку о работе с Tor у "пиратов", просматривает.

- Вот из-за него мы все здесь и собрались, - говорит представитель западной интернет-компании в России. - Евгений Савостьянов.

Именно Савостьянова называют лоббистом "антипиратского" закона, а Координационный совет по защите интеллектуальной собственности (КСИС), в котором Савостьянов председатель - автор поправок, согласно которым под "антипиратский" закон подпадут тексты, музыка, изображения и софт. В прошлом он - бывший заместитель руководителя Администрации президента РФ и бывший руководитель УФСБ Москвы.

 

Сам Савостьянов считает себя не злодеем, а борцом - нет, не с пиратами, - а с ворами, и просит у организаторов слова, чтобы объяснить свою позицию пришедшим на митинг. Рассудов категоричен:

- Боюсь, придется поступить антидемократично и все-таки слова ему не давать. Не понимаю вообще, что он здесь делает. Шпион.

Савостьянов рассказывает, что здесь он сегодня потому, что ему интересно посмотреть на настроения людей. "Страхов гораздо больше, чем осмысленного поведения", - констатирует он.

Хотя Рассудов, представитель пиратов, и Савостьянов, представитель правообладателей, дают интервью отдельно друг от друга, кажется, что они уже изучили аргументы своего оппонента достаточно хорошо, чтобы спорить заочно.

- К сожалению, мы сегодня лишены права участвовать в легальной политике, потому что государство до сих пор считает, что мы грабим суда, занимаемся разбоем на морях, и пытается доказывать нам это даже в суде. Пока у них это получается", - говорит Рассудов.

- Подчеркиваю, это не пиратство, это воровство. Это "Воровская партия России". Они за свободу воровства, выросли на этом. Именно популярность и возможность бесплатного доступа к чужому обеспечило им быстрый рост. Время кончилось, - парирует Савостьянов. - Мы больше двух лет совещались с отраслью. Мы предлагали решения - они говорили, что решения не подходят. Если бы за эти два года Рунет самостоятельно продемонстрировал волю и желание прекратить воровство чужих авторских прав - никакой закон не потребовался бы".

- Да они обалдели! -- взрывается Рассудов в ответ на обвинения интернет-отрасли в несамостоятельности. -- Все изменилось за несколько лет! Например, mp3-файлы сегодня уже невозможно продавать. Они - реклама музыканта, это правообладатели должны платить деньги социальным сетям, чтобы те запускали их к себе, и пользователи дальше начинали это крутить. Мы делаем бесплатную рекламу, а они этого не понимают. Они начинают считать свою упущенную выгоду, которую оценивают с потолка -- как в деле Лопуховых, когда семье за 12 или 13 выложенных фильмов насчитали ущерб 1 млрд евро. Ведь распространение в интернете зачастую способствует продажам! Музыкальная индустрия вообще растет сейчас - но она растет за счет перераспределения доходов в сторону живых выступлений, концертов. И это нормально, это честно, хватит продавать фонограмы! Сегодня правообладатели должны поумерить свои аппетиты, договориться как-то с интернет-компаниями.

- Мы и сами -- Интернет, -- возражает Савостьянов. - У нас у самих интернет-ресурсы, на которых можно смотреть фильмы, музыку и так далее. Нас нельзя противопоставлять Интернету, потому что мы и сами - тоже Интернет.

Савостьянов не согласен и с Пономаревым: существующих законов по его мнению, недостаточно, он это хорошо понял, потратив на разбирательства только с одним интернет-ресурсом "полтора года, чертову уйму денег" и обойдя много инстанций.

- Если еще три года назад с нами никто не хотел общаться, то теперь уже и ВКонтакте по запросу удаляет видео, ресурсы слышат нас все лучше и лучше. Если не делать таких законодательных наездов, нас не будут слушать дальше. К сожалению, пока наш народ не может ориентироваться на моральные ценности, а моральные рефлексы в нем надо воспитывать дубиной. Мы надеемся, что эту дубину никогда не придется поднимать с пола, но теперь все видят, что наконец государство заняло какую-то позицию.

На сцене играет последняя группа. Заканчивает, и несколько человек из толпы начинают кричать "Стены! Стены!" Пока публика недоуменно переглядывается, солист говорит в микрофон:

- Будут вам "Стены". Вот видите, если вы настойчиво просите, то вы получаете. Если мы все настойчиво будем говорить государству, что нам нужно - мы это получим. Когда они начинают петь, оказывается, что многие уже знают слова.

“Давай разрушим эту тюрьму, здесь этих стен стоять не должно, так пусть они рухнут, рухнут-рухнут, обветшавшие давно. И если ты надавишь плечом, и если мы надавим вдвоем, то стены рухнут, рухнут-рухнут, и свободно мы вздохнем”.

Интернетчики между тем встречают пришедших по самый конец знакомых, пьют заботливо принесенный кем-то из дома ром с колой и обсуждают, куда идти дальше. На бордюре всё так же сидят бомжи и таджики, лишь чуть-чуть отодвинувшись от толпы, а буквально за углом памятника все так же спокойно гуляют стаи голубей. Со сцены доносится хриплый голос ведущего:

- Я смерть Интернета! Сейчас я ухожу, но я вернусь через пять дней!



Анастасия Шматкова

Фото Матвея Алексеева

Добавить 23 комментария

  • Ответить

    Забавно. Не знал, спасибо. «Евгений Савостьянов»! Тот самый, что крутился с запрещёнными в РФ господином Берзовским и господином Гусинским, высокопоставленный агент ФСБ! Любопытно, что практика поставить на копирайт спецслужбиста — не является российским (или иранским) изобретением. Известно, что когда в 80-ых годах цензуру компакт-дисков и «защиту детей от информации наносящей вред», вводили в США, там тоже одним из фигурантов (а конкретно держателем списка запрещённых песен) стало внезапно не какое-нибудь «РАО» — а тупо, грубо! Министерство обороны. Будьте любезны. По моему критики антипиратства несколько неправы, когда говорят, что де — законы какие-то неграмотные. Очень даже грамотные, бит в бит, калька с самых звериных американских практик (или попыток таковые установить).

  • Ответить

    > «От всего этого будет толк, только если дойти до Путина. Мне кажется, он просто не понимает, как устроен Интернет, что поворотом одного рычажка здесь можно все положить», — говорит Матвей Алексеев, исполнительный директор Фонда содействия развитию технологий и инфраструктуры Интернета. Да для того все и делается, чтобы одним рычажком положить при необходимости.

  • Ответить

    > Время кончилось, — парирует Савостьянов. — Мы больше двух лет совещались с отраслью. Мы предлагали решения — они говорили, что решения не подходят. Если бы за эти два года Рунет самостоятельно продемонстрировал волю и желание прекратить воровство чужих авторских прав — никакой закон не потребовался бы". — У нас есть проблема! У граждан головная боль! Давайте от головной боли будем бить всех дубиной! — Дубиной не подходит. — Тогда топором! — Топором тоже нельзя, вы же человека убьете. — Тогда давайте выписывать им цианистый калий! — Но это же смертельный яд. — Послушайте, у вас какая-то неконструктивная критика. Вы только критикуете, а предложить ничего не в состоянии. Будем расстреливать от головной боли и точка. Мы предлагали вам решения 2 года, а вам все не нравилось.

  • Ответить
    Альтер Эго

    >— Послушайте, у вас какая-то неконструктивная критика. Вы только критикуете, а предложить ничего не в состоянии. Будем расстреливать от головной боли и точка. Мы предлагали вам решения 2 года, а вам все не нравилось. — Нет, у нас есть предложение: давайте за убийство и воровство людей не в тюрьму сажать, а просто проводить с ними профилактические беседы. Будем рассказывать им, что все люди брать, что все должны жить честно, тогда преступники изменятся, перестанут воровать и убивать, а станут писать книги.

  • Ответить

    Ощущения после этого мероприятия были странные. Признаю, пропустили первую половину «митинга», наверное, там сконцентрировались все осмысленные речи, о которых пишет автор. То, что слышали мы, было компиляцией бреда, ада и популизма. Начав с трех предложений об интернете в целом, некий молодой человек начинал кричать о необходимости отменить частную собственность. Конструктивно. Кто-то пространно рассуждал о свободе в том смысле, что «свобода лучше несвободы». Пономарев, радовал левых, рассказывая о том, что те, кто уже богат, хотят стать еще богаче и пускался в милые воспоминания о том, почему и как голосовал в ГосДуме. После очередного выступления, «интернетчики» скандировали «свобода, равенство, братство». В перерыве между спикерами, неизвестная мне группа исполнила, как предполагается, главный хит интернет-индустрии «Стыдно быть богатым». Над всем этим великолепием возвышались каменные герои Революции, по иронии, спиной к происходящему. В итоге я так и не смог определиться, где я был — то ли на плохом митинге в защиту интернета, то ли на хорошем уличном выступлении молодых левых.

  • Ответить
    knb

    Если под антипиратский закон попадут и тексты, то я буду это приветствовать. Проще с копипастерами моих материалов будет бороться.

  • Ответить
    ilyak организация, способная на многое

    knb: Копипастеры твоих текстов напишут жалобу на тебя и твой сайт выключат.

  • Ответить
    knb

    ilyak, Пусть сначала докажут, что именно они их публиковали в печатных изданиях. Под ними моя фамилия стоит же. То есть докажут, что и есть правообладатели.

  • Ответить

    Не хватает такой аннотации к статье, как в рассылке: «Как интернетчики протестовали против «пиратского закона» и может ли толпа в двести человек придумать что-то полезное для Рунета»

  • Ответить
    Альтер Эго

    >Пусть сначала докажут С добрым утром, по новому закону заблокировать смогут и до суда. То есть им ничего доказывать не надо будет.

  • Ответить
    Альтер Эго

    >С добрым утром, по новому закону заблокировать смогут и до суда. То есть им ничего доказывать не надо будет. ну гугл и по старому блокирует.

  • Ответить

    > То есть им ничего доказывать не надо будет. — ну, вообще-то, в соседней ветке написано «Новый закон предполагает такой порядок блокировки видео по запросу правообладателя: правообладатель обращается с заявлением в суд, подтверждает свои права на контент и …» Так что вы говорите о диалектике различения «доказательства» и «подтверждения в суде», да.

  • Ответить
    Альтер Эго

    >ну, вообще-то, в соседней ветке написано до суда делается обеспечительная блокировка, а что потом на суде решат уже никому не интересно, ваш сайт уже мертвый, юзер ушел, позиции в гугле пропали

  • Ответить

    Альтер, возможно, ты не заметил — я выделил болдом слова «подтверждает свои права на контент». Будет ли слишком смелым предположить, что это словосочетание означает, что суд при этом рассматривает аргументы истца? И, соответственно, «обеспечительная блокировка» — это есть судебное решение (вынесенное по содержательным основаниям), хотя и не окончательное? Тут вот какая загогулина: ты пишешь «по новому закону заблокировать смогут и до суда», однако же это будет решение суда. «Суд заблокировал до суда» … ребус, да.

  • Ответить
    Альтер Эго

    >Будет ли слишком смелым предположить, что это словосочетание означает, что суд при этом рассматривает аргументы истца? И, соответственно, «обеспечительная блокировка» — это есть судебное решение (вынесенное по содержательным основаниям), хотя и не окончательное? Меры по обеспечению иска, это не «судебное решение». На этом этапе доказывать ничего не надо, достаточно «предположения»: [QUOTE]3. В порядке обеспечения иска по делам о нарушениях исключительных прав на фильмы, в том числе кинофильмы, телефильмы, при их размещении в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети «Интернет», к ресурсам, в отношении которых выдвинуто предположение о нарушении исключительных прав, могут быть приняты обеспечительные меры, установленные гражданским процессуальным законодательством и направленные на ограничение доступа к информации, нарушающей исключительные права. Порядок ограничения доступа к информации устанавливается законодательством Российской Федерации об информации.[/QUOTE]

  • Ответить

    «Антипиратский» закон, определяющий ответственность за нарушение авторских прав в интернете, вступит в силу с 1 августа. По словам авторов, документ главным образом нацелен на борьбу с нарушителями, распространяющими «пиратский» контент. Узнать подробности и разобраться в алгоритме действия нового закона вам поможет инфографика. http://info-grafika.livejournal.com/311739.html

  • Ответить

    Лучший способ показать необходимость закона — устроить митинг протеста пиратской партии. Молодцы, хорошо отработали заказ.

  • Ответить
    ilyak организация, способная на многое

    Sisu, мы вышли, пока ты дома тараканов ловил. Вышел бы на другой, более лучший митинг. С уважением, ваш нечлен пиратской партии.

  • Ответить

    Митинг проводился в поддержку петиции на сайте РОИ. А то что либералы не поддерживают отмену данного закона и на митинге было больше левых — вопрос к ним.